Книга или автор
2,8
9 читателей оценили
217 печ. страниц
2015 год
16+

Ирина Вильк
Бабкино наследство

© Вильк И., 2015

© ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Часть первая

Я торопился. Деревья мелькали за окнами машины, как и мысли в моей голове: «Что это она выдумала? Рано ей еще. А как же я? Ведь, кроме нее, у меня никого больше нет!»

Машина моя ехала почти по бездорожью, называемому в России вполне приличной дорогой. Ну вот, наконец, и деревня со смешным названием Сюйська. Деревенские любопытными взглядами провожают незнакомую машину, собаки с громким лаем эскортируют мой старенький BMW, а непуганая домашняя «дичь» разбегается из-под колес. Вот и дом моей бабушки – последний на улице.

Остановив машину, я вбежал в дом, заглянул в комнату. Бабуля, в окружении подушек, лежала на кровати и совсем была не похожа на умирающую.

Бабушка моя – местная знахарка. Ну, там отвары разные: от простуды, от веснушек, от зубной боли, возврат блудных мужей в семью… да, наверное, и жен. Она помогала всем.

– Что это ты вздумала меня пугать? – Я присел на край кровати и положил ей руку на лоб. – Температуры нет!

– Конечно, нет! Я же в другой мир собралась, а не болеть.

Я уже открыл рот, собираясь сказать что-то еще, но она одарила меня таким взглядом, что я решил все-таки помолчать и дать слово «умирающей».

– Знаешь, Васенька (меня так зовут), ведь мне пора. Забирают меня. И тебе пора всю правду узнать, а то испугаешься еще, когда все начнется.

– Да и так уже поджилки трясутся! Выкладывай свою страшную тайну.

– Сначала наклонись ко мне, я тебя поцелую. – Бабуля улыбнулась, протянула ко мне руки, обхватила ими мое лицо.

Все то, что произошло дальше, помню смутно. Сначала – бабушкин поцелуй в лоб, потом – головокружение, темнота. Может, печку перетопила, и в комнате слишком душно?

– Васили-и-й. Васенька-а-а! – Кто-то звал меня бабушкиным голосом.

Я открыл глаза: бабуля в белой длинной рубашке, босиком, стояла у окна и, ласково так, смотрела на меня.

– Ох, и интересная жизнь тебя ждет. Жаль, что меня с тобой не будет, не увижу я этого, – с легкой грустью сказала бабушка.

– Бабуля, не пугай меня! Что ты такое говоришь?

– Успокойся и слушай. У меня мало времени. Я не просто так тебя поцеловала, – таинственно заговорила моя бабуля, – я тебе дар передала, который наша семья из поколения в поколение передавала по женской линии. К несчастью, сестры у тебя нет. Так что ты с этого момента – ведьма, гм… – Бабуля сделала выразительную паузу. – Дом не продавай, пока не женишься. В сарайчике – моя лаборатория, там найдешь мои записи и все необходимое. Приворотное зелье не вари, кто бы ни просил – «белые» мы.

Я сидел на полу, открыв рот, и думал: «Я ведьма? Ведьма? Нет, я же мужчина! Значит, я не ведьма, не могу я быть ведьмой, я – ведьмак! Прямо как Геральт. Да нет, ерунда какая! – одернул я себя. – Просто у моей бабули немного «поехала крыша». Ну, или она шутит. Я же, наверное, должен был что-то почувствовать, а у меня – ни-ни. А ведьм во все времена не очень-то и любили, вплоть до костров на деревенских площадях под улюлюканье толпы фанатиков. Да-а-а! Какой у меня, однако, сумбур в голове! Вообще-то я врач, ну, не совсем врач. Я – ветеринар. Только лечу не домашний скот, а маленьких, пушистых и не очень, любимцев разных, капризных и не очень, дамочек. Как же теперь моя работа?» Мне представилась страшная картина: я иду сквозь строй разъяренных хозяек моих подопечных, и они с криками «ведьма» бьют меня палками по голове, которую я тщетно пытаюсь прикрыть руками, и швыряют в меня всем, что попадается им под руку. Бр-р-р…

Бабушка подошла ко мне и, повесив мне на шею медальон, сказала:

– Это твой оберег. Он будет хранить тебя от бед, Васенька. Он будет предупреждать тебя о приближении опасности и помогать советом.

– Он что, разговаривать умеет? – Я обалдело уставился на маленький серый камушек с дырочкой.

– Да ты что, внучок? Где ты говорящие камни видел? Он другими способами тебя предупреждать будет. Как? Некогда рассказывать, сам все потом узнаешь.

Она легла в постель, сложила руки на груди, посмотрела на меня, улыбнулась и закрыла глаза.

Вот и все! Начинается какая-то новая жизнь, а я один! Без любви! Без сочувствия! Без поддержки! Эх, бабуля, бабуля! Что теперь делать? На ум вдруг пришли детские стишки:

 
«О, если я утону,
Если пойду я ко дну?..»
 

и еще:

 
«О, если я не дойду,
Если в пути пропаду?
Что станется с ними…»
 

Стоп! Это уже лишнее. Кстати, стихи, пришедшие на ум, оказались про ветеринара! Забавно!

Я огляделся. До боли знакомые вещи: иконы в красном углу, кресло-качалка, покрытое клетчатым пледом, старинная этажерка из красного дерева и китайская ваза на ней. А еще огромное зеркало в бронзовой раме, прислоненное к стене. Я подошел к нему и взглянул на свое отражение. Непослушные обычно мои светлые волосы торчат в разные стороны, как будто меня ударило током (в принципе практически это со мной и произошло), рубашка застегнута не на ту пуговицу, одна вообще оторвана. Кто теперь за мной ухаживать будет? Я стал рассматривать зеркало, вернее, раму. Это было настоящее произведение искусства. По углам зеркала сидели драконы, выпускающие из ноздрей клубы дыма и огня. На их спинах сидели фигурки в остроконечных шляпах, с метлами в руках. Это ведьмы? Похоже. Я погладил одного из драконов по морде, и мне показалось, что по поверхности зеркала побежали волны, как по водной глади озера расходятся круги после падения камня. Я зажмурился и, встряхнув головой, снова уставился в зеркало. Нет! Показалось.

Я немного поплакал, поцеловал бабушку в лоб и, вздохнув, отправился заниматься организацией похорон.

После прощания с моей бабулей все ее немногочисленные соседушки разного возраста сидели во дворе за столом и вспоминали ее добрым словом. Некоторые истории были очень забавными и поучительными. Как-нибудь расскажу. А заодно они обсуждали недавние события, происходящие в нашей деревне, ну и во всем мире, конечно.

– Да, бабоньки, приходили ко мне опять эти двое, ногами топали, – сказала одна из них.

– Это те два стриженых «бобика» с золотыми цепями на бычьих шеях? Так они не кусаются, – сказала другая.

– Еще как кусаются! Два пожара за последнюю неделю вам ни о чем не говорят? – сказала первая. – Васенька, а у тебя еще упыри эти не были? – Я отрицательно помотал головой. – Варвара их на порог не пускала. Да и боялись они ее как огня. Знала она какое-то слово заветное. Ты разобрался уже в ейном «хозяйстве»? Может, найдешь какую травку у Варвары?

– Что это ты, Матрена, задумала? – всплеснула руками вторая бабка. – Уголовный кодекс нарушить хочешь?

– Почему сразу нарушить? – сделала брови домиком Матрена. – Я просто хотела предложить почистить им кишечник немножко, ну и мозги можно, если они у них имеются, конечно. Это же уголовно ненаказуемо?

– Ты что, на обед их пригласить хочешь? – сказала третья соседка. – Ну, тогда понятно! С твоей стряпней ни один желудок не выдержит. – Все засмеялись, а Матрена обиделась. – Ой, девочки, а слыхали, че в Ливии-то творится? Ужас просто! – как ни в чем не бывало продолжала эта соседка, и разговор переключился на мировые проблемы.

Когда все разошлись, я вернулся в дом, осмотрелся. За стеклом в буфете стояли надписанные баночки разных размеров. Я взял одну из них. «Черная Вдова» сушеная, гласила надпись. Я взял другую: «Сколопендра Гималайская» бальзамированная. Хм… Что это? Откуда это все у деревенской знахарки?

Все это надо осмыслить. Буду рассуждать логически. Почему я этого не замечал раньше?

Я начал вспоминать детство. Ласковые руки бабушки, ее тихий, что-то нежно шепчущий голос… Стоп. Шепчущий! Точно! Загово́р! А эти бесконечные отвары, микстуры, настойки, экстракты и порошочки! Многое теперь в бабулином поведении становилось понятным. Да, но обычные деревенские колдуньи не сушат пауков, ящериц и прочую гадость. Сдается мне, что я еще очень многое узнаю о нашей семье. Я представил себе мою бабулю верхом на метле, летящую на Лысую гору. Интересно, где эта метла? И какое волшебное слово надо сказать, чтобы она полетела? А права на управление метлой нужны? И кто их выдает? Так, значит, все женщины нашего рода водили дружбу с нечистой силой? Сколько вопросов, на которые пока что нет ответов. Да, бабуля, не вовремя ты меня оставила.

* * *

Я отправился в сарайчик-лабораторию, чтобы оценить размеры наследства и подумать, что мне со всем этим делать. Сарай встретил меня тишиной и запахами сушеных трав. По стенам располагались полки с баночками, скляночками и коробочками. Я взял одну из баночек, открыл и собрался понюхать.

– Я бы не советовал тебе этого делать, – услышал я голос из самого темного угла. Я не из трусливого десятка, но от неожиданности чуть не упал. Вгляделся в полумрак, царящий в сарайчике, и заметил маленького взлохмаченного человечка с бородой, в вышитой косоворотке и лаптях.

– Почему? – глупо спросил я.

– Ну, потому что ты покроешься сыпью и будешь чихать непрерывно в течение трех дней.

Я быстро закрыл баночку и поставил ее на место.

– А вы, собственно, кто? – опять задал я дурацкий вопрос.

– А ты как думаешь?

– Невежливо отвечать вопросом на вопрос.

– Ишь ты! Домовой я, дом оберегаю от лиха разного. Еремой меня зовут. И давай уже на «ты», к чему все эти церемонии?

– А меня – Василий. Скажите, а домовые бывают женского пола? – спросил я и сам оторопел от своей наглости.

– А ты думаешь, мы почкованием размножаемся? Самогон будешь? – спросил Ерема, извлекая откуда-то огромную бутыль с мутной белесой жидкостью, – за знакомство?

– Почему сразу самогон-то? – испугался я.

– На брудершафт с тобой выпить! Да в щечку твою белую тебя поцеловать! – улыбнулся он.

Я мысленно зажмурился. Целоваться с малознакомым бородатым мужиком мне не очень хотелось.

– Но я не пью самогон, может, мм… наливочка найдется? – Я огляделся в поисках оной.

– Будешь называть меня на «ты», найдется и наливочка. – Ерема взял из шкафчика одну из бутылочек. Надеюсь, в ней то, о чем он говорит.

– Хорошо, но целоваться не будем, ну, в крайнем случае, побрейся перед этим, – решил я довериться судьбе.

Он засмеялся, продемонстрировав при этом почти все свои белоснежные зубы. Я даже позавидовал.

– Пойдем-ка лучше выпьем чайку с сушками и поговорим. Нам с тобой есть о чем поговорить. Ставь самовар, – сказал Ерема и исчез.

Слава богу, самовар у бабули был электрический. Так что минут через пять мы с Еремой уже пили чай.

Проговорили мы до глубокой ночи. В основном он отвечал на мои расспросы. Так что перед тем, как уснуть, я усвоил, что кикиморы бывают озерные и болотные, лешие на зиму впадают в спячку, а Баба-яга перебралась в параллельный мир.

* * *

Я стал волшебником, колдуном, магом – называйте меня, как хотите. И хотя в дар от бабули я получил всего лишь способности ведьмы, пока мне бы не очень хотелось называться просто ведьмой, пусть даже и потомственной. Итак, что же дальше? Чем вообще занимаются волшебники? Спасают мир? Но от чего или от кого? И что, собственно говоря, мне теперь делать? Лечить чирьи и бородавки? А может быть, судьба припасла для меня какую-нибудь героическую миссию? Где моя волшебная палочка? Или я колдую силой мысли? А может, заклинаниями? Где их взять и как их выучить? Столько вопросов, но как получить на них ответы? Ерема! Вот кто мне поможет!

– Ерема! – кричал я в потолок. – Ерема!

– Чего орешь? – спросил домовой, появившись из ниоткуда.

– Я туда хочу-у-у, – захныкал я, как маленький ребенок.

– Куда? – не понял он.

– Как куда? В параллельный мир, конечно!

– Может, сначала позавтракаем? – Ерема смотрел на меня и улыбался. – Пока я готовлю завтрак, ты почитай книжечку. – И он достал откуда-то из воздуха огромный фолиант, которому на вид было по меньшей мере лет сто пятьдесят.

– Что это? – спросил я у Еремы.

– Это? Это энциклопедия нечисти. Ты же должен знать, с чем тебе придется сталкиваться во враждебном параллельном мире. Это наиболее полное издание. В нем описаны почти все разновидности существ и субстанций этого мира: как они выглядят, чем питаются и как их убить.

– Звучит зловеще.

– А ты как думал? Ты же протянешь там не больше пяти минут. Тебя или убьют, или сожрут живьем, или продадут в рабство, – увидев мои испуганные глаза, он продолжил: – а чтобы этого не случилось, вот тебе еще одна книжечка.

Я взял в руки еще одну толстенную книгу и прочитал ее название: «Пособие для начинающих ведьм, магов и колдунов». Да, не скоро я увижу живого дракона. Я открыл энциклопедию нечисти на первой странице. Буква «А». «Арагорская плесень» – сине-зеленая светящаяся субстанция, обитает в горных районах, проникает в тело человека или животного через дыхательные пути, где выращивает плодовое тело в виде семенной коробочки, которая, созрев, взрывается вместе с телом человека или животного, разбрасывая семена.

Способы борьбы. Увидев этот пункт, я вздохнул с облегчением. Значит, все-таки есть способ борьбы с этой напастью. Читаю дальше: «Лучше всего обходить стороной места обитания Арагорской плесени». – Вот тебе и на! И это все? Видимо, Ерема прав, я не проживу там и пяти минут. Нет, там есть еще кое-что: «Сразу после заражения, в течение тридцати минут, следует выпить смесь крови девственницы и свежевыпавшей росы. Интересно, а если это произойдет в полдень и рядом будут только дети и замужние дамы? Так. Все. Хватит хандрить. Посмотрим, что я смогу противопоставить этой плесени. Что там пишут в учебнике для колдунов?

Я взял в руки пособие и открыл оглавление. Там были очень забавные пункты. Ну, во всяком случае, мне тогда так показалось. Судите сами:

*Как усыпить дракона?

*Как отрастить ослиные уши?

*Как вызвать грозу?

М… да-а! Пожалуй, начнем с введения. Оказывается, все пространство вокруг нас пронизано энергетическими полями, как паутиной. Колдун черпает силы из этих полей. Я, конечно, читал об этом когда-то в фантастической литературе, но пытаться увидеть эти поля самому… Так! Что для этого надо сделать? Успокоить разум – легко сказать, – скосить глаза в сторону правого уха – это как? Ой, что это?..

Так день за днем я изучал пособие для начинающих ведьм, магов и колдунов.

Я даже пытался немножко колдовать, правда, получалось пока не очень. Однажды, после нескольких моих попыток изобразить волшебника, ко мне подошел Ерема и сказал:

– Стесняюсь спросить, а что это бегает у нас по двору?

– Ты имеешь в виду ту милую табуреточку с хвостиком и маленькими рожками? – смутился я.

Ерема кивнул, едва сдерживая улыбку.

– Ну… Это должна была быть маленькая козочка. Что-то чуть-чуть не получилось, – виновато сказал я.

– Чуть-чуть говоришь? – спросил Ерема. – А что тогда плавает в нашем колодце?

– Это я хотел щуку наколдовать. Ну, знаешь, которая «по щучьему веленью»? Ту, которая Емеле желания исполняла, а получилось зубастое ведро с щучьим хвостом. – Я опустил глаза.

– Ты бы еще золотую рыбку попытался наколдовать, – покачал головой Ерема. – Ну, хорошо, а почему вот уже три часа над нашим домом идет снег? И это в июле! Весь двор уже засыпало. Огурцы замерзнут.

– Просто в учебнике клякса на заклинании оказалась. Вот что-то не так и пошло. Как исправлять будем? – смущенно улыбнулся я.

– Похоже, тебе все-таки нужен учитель. Иначе когда-нибудь я сам могу проснуться с заячьими ушами или поросячьим хвостом, – сказал Ерема, покачивая головой.

А однажды, когда я был занят попыткой зажечь свечу, в дверь громко постучали.

– Ерема! – громко позвал я.

– Что, я еще и швейцаром должен теперь работать? – возмутился он.

– Ну что ты, нет, конечно. Просто я хотел посоветоваться, открывать или нет, – но мой домовой друг промолчал.

В дверь опять настойчиво постучали. Но я никого не жду!

Мне почему-то было страшно. Наверное, потому что я только что закончил читать в энциклопедии раздел о вурдалаках и в моих мыслях всплывали картины одна страшнее другой. Самой «веселой» из них была такая: я, худой, осунувшийся, небритый, с синяками под глазами, с длинными резцами, с которых стекает не моя кровь, бегаю за деревенскими девками. Брр…

Я, обреченно вздохнув, отправился открывать дверь.

* * *

На пороге стояли два бугая с бычьими шеями и дурацкими улыбками. У меня отлегло от сердца – на вурдалаков они были мало похожи, хотя… Может, это те самые «бобики», о которых говорила бабка Полина?

– Чем обязан, господа? – Я рассматривал непрошеных гостей. Коротко остриженные волосы, черные строгие костюмы и золотые печатки на толстых коротких пальцах говорили о принадлежности данных особей человеческого сообщества к неким криминальным структурам. Интересно, что таким субъектам понадобилось от простого деревенского колдуна-ветеринара?

– Мужик, поговорить надо! – произнес один из «бобиков».

Ну, что же, подумал я, поговорить можно, только о чем?

– Прошу. – Я сделал приглашающий жест рукой. – Может, чайку?

Они молча вошли, сели к столу и положили свои кулачищи на стол.

– Ну, если не хотите чаю, может, чего покрепче? – При этих словах я поставил на стол запотевшую бутыль самогона, соленые огурчики, вареную картошечку, квашеную капусту, сало и т. д. – в общем, все то, что может подарить нам тяжелый деревенский труд (в данном случае моей бабушки). И они не устояли. Лица расплылись в улыбке.

– Димон, – представился один из них и пихнул локтем второго.

– Вован, – выдохнул второй, потирая бок и опуская глаза. Стеснительные оказались ребята. Однако после нескольких «Ну, будем!» разговор пошел поживее. Мальчики рассказали мне, что мой участок находится как раз посередине поля для гольфа. Какого такого поля? А того самого, которое здесь будет, когда я продам свой дом их боссу.

– Други мои, – сказал я своим уже не очень трезвым сотрапезникам, я не могу продать дом по двум причинам. Первая: я обещал своей бабушке, что не продам дом, пока не женюсь. А жениться в ближайшее время мне не удастся, т. к. у меня нет невесты, мало того, у меня нет даже любимой девушки – мое сердце свободно. И вторая причина: должно пройти полгода, это по закону, если вы не в курсе, прежде чем я могу вступить в права наследования.

– Жениться? Нет девушки? Хочешь, познакомим? – посыпались на меня вопросы.

– Нет, правда, у меня есть сестричка. Симпатичная. Светкой зовут, – сказал Димон.

– Светка? – Вован хмыкнул. – Это та крашеная дылда с такой улыбкой, что лошади ее принимают за свою?

У Димона сжались кулаки, а лицо покраснело так, что казалось, сейчас пар повалит из ушей.

– Ты мою Светку не тронь, забыть никак не можешь, что ли, как она тебе оплеуху отвесила? Так не по-мужски это!

Вован смутился:

– У меня, между прочим, тоже сестра есть, и не хуже твоей Светки будет.

– Да ей на пенсию скоро.

– Что ты сказал?

Тут оба моих гостя молча поднялись со своих стульев, сжав кулаки, кивнули на дверь и в унисон произнесли:

– Пойдем выйдем?

Они вышли, и через некоторое время я услышал звуки борьбы: пыхтение, сопение, шлепки и удары. Потом все затихло, и раздался стук в дверь. Интересно, кто из них остался жив?

На пороге стояли Димон и Вован с синяками, но обнявшись, и я понял, что конфликт исчерпан.

Мы продолжили «чаепитие».

* * *

Утром, еще не открыв глаза, я услышал молодецкий храп с присвистом и сразу понял, кому он принадлежит. Голову я поднять не мог, поэтому, приоткрыв один глаз, скосил взгляд в ту сторону, откуда он исходил. Действительно: на половиках, обнявшись, спали мои новые друзья. Им было еще только суждено пожалеть о потрясающе проведенном вечере и, может быть, чуть излишнем количестве выпитого самогона.

– Е-ре-ма-а, – слабым голосом позвал я.

Я попробовал сесть. Получилось. На столе стояла пустая бутыль из-под самогона и как будто с укором смотрела на меня (кто-то нарисовал на ней глаза). Она была центром композиции из огрызков огурцов, картофелин и дохлой вороны.

– Ерема-а-а! Ну, где же ты?

Читать книгу

Бабкино наследство

Ирины Вильк

Ирина Вильк - Бабкино наследство
Отрывок книги онлайн в электронной библиотеке MyBook.ru.
Начните читать на сайте или скачайте приложение Mybook.ru для iOS или Android.