«Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» читать онлайн книгу 📙 автора Ирины Фуфаевой на MyBook.ru
image
  1. Главная
  2. Библиотека
  3. ⭐️Ирина Фуфаева
  4. 📚«Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция»
Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

3.77 
(22 оценки)

Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция

242 печатные страницы

2020 год

12+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

В книге «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» лингвист из РГГУ Ирина Фуфаева отвечает на множество вопросов о феминитивах. В том числе – вопросов еще не заданных. Здесь нет «за» или «против». Здесь – о русском словообразовании, о его парадоксах и логике, о безостановочной работе языка. Удивительным образом долгая история обозначения женщин оборачивается захватывающим чтением о сокровищнице женских суффиксов, о тайных механизмах их рождения и выбора. И, главное, приводит к пониманию – почему никакая Академия наук и никакой указ не заставят людей говорить так или иначе.


В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

читайте онлайн полную версию книги «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» автора Ирина Фуфаева на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2020Объем: 436718
Год издания: 2020Дата поступления: 27 апреля 2022
ISBN (EAN): 9785171210953
Правообладатель
322 книги

Поделиться

Caramelia

Оценил книгу

⠀⠀⠀Устав от продолжительной серии «Дюны», я решила переключить себя на другую литературу. Нашла я эту книгу благодаря премии «Просветитель», организаторы которой постоянно публикуют интереснейшие труды в различных научных областях. Увидев эту книгу, я поняла, что мне не хватало именно ее, потому что у меня, очевидно, есть лакуны в понимании феминитивов в языке и их значимости для общества. Плюс я восхищаюсь пластичностью французского языка и их феминитивами, которые имеют долгую и сложную историю установления и распространения. Прежде всего стоит сказать, что я не лингвист. Но я углубленно изучаю языки по другой специальности, так что в той или иной мере я соприкасаюсь с теорией и изучаю ее. Затем важно отметить, что я нейтрально отношусь к феминитивам. Это мой определенный путь принятия — от непризнания до принятия, скажем так. Поэтому эта книга и рецензия на нее — размышление и обсуждение темы, которая настолько ярко и неоднозначно проявляет себя. Наверняка у каждого, кто прочтет эту книгу, будет свое мнение, так как автор оставляет за собой возможность решить. Итак, обо всем по порядку.О чем эта книга?⠀⠀⠀Прежде чем начать основную часть рецензии, стоит остановиться кратко на личности автора, которая имеет значение. Почему? Каждый раз, когда какая-то ситуация становится критической или кризисной, появляются люди-«эксперты», которые знают все, даже лучше экспертов в той или иной области (кстати, хочется вспомнить книгу «Смерть экспертного знания» на эту тему, если вам интересно). Подобное можно встретить и в рамках дискуссий о значимости, важности и нужности феминитивов в русском языке. Главные вопросы: что это такое и зачем они вообще нужны (и кому)? Ирина Фуфаева — кандидат филологических наук, научный сотрудник учебно-научной лаборатории социолингвистики РГГУ. Это создает некий ореол экспертности вокруг книги, ведь кто еще может рассказать нам, читателям, о значении феминитивов и их применении в языках?⠀⠀⠀Знаете, постоянно читаю и изучая феминизм, у меня периодически возникает вопрос — собственно, а зачем нужны феминитивы? Зачем делать акцент на половой принадлежности? Чем их использование может помочь положению женщин, кроме обозначения в языковых единицах? Какое-то время я относилась с толикой неприятия к «новым» феминитивам (авторка, режиссерка и так далее), но постепенно я стала замечать, что они не вызывают какого-то особо негативной обратной реакции, и в моих рецензиях периодически можно встретить ту же авторку для обозначения писательницы. Но некоторые варианты до сих пор сложно усваиваются, потому что существуют своеобразные ассоциации или коннотации. Язык — это «живая» система, которая должна постоянно наполняться и развиваться. Книга появилась в самый нужный момент, когда мы постоянно встречаем споры и дискуссии о феминитивах. Только недавно я видела в Инстаграме рассуждения о феминитивах в контексте славянских языков, к которым часто апеллируют для указания: «А вот в других, почти похожих на наш, языках есть феминитивы» (авторка, лекарка и прочие). Вот пишет И. Фуфаева: «Обозначения женщин — часть русского языка, которая сейчас обсуждается публикой наиболее эмоционально», — и продолжает: «Ни одна часть русского языка в наши дни не обсуждается так активно, как обозначения женщин».
«Каждый язык — уникальная система со сложнейшими внутрисистемными отношениями. Это и показал пример внедрения идеологических феминитивов. И то, что в чешском или в другом славянском языке есть слова докторка, профессорка, авторка или блогерка, не является аргументом за или против его использования в русском».
⠀⠀⠀Итак, теперь о самой книге. Она состоит из 12 глав: от истории и теории до современных реалий и появления вопросов о необходимости. Для того чтобы рассуждать здраво и серьезно, как отмечает автор, нужно обратиться к «элементарной лингвистической базе». Все же представьте, как много вирусологов у нас появилось во время пандемии. Вот также и с лингвистикой. Через призму истории и теории И. Фуфаева стремится рассказать нам историю феминитивов русского языка, которые, как и французский, имеет долгую, сложную, необычную и неоднозначную историю. «Русские слова, обозначающие женщин, — лексика со сложной судьбой». Кроме того, она развенчивает самые распространенные мифы: о том, что раньше не было феминитивов (или слишком мало); о том, что вот раньше у женщин было меньше возможностей работать, поэтому не сложились феминитивы в наше время; о том, что язык имеет кардинальную важность в изменении положении людей; о том, что суффикс -ша имеет только значение «жена кого-то»; и так далее. Много-много всего. Она затрагивает самые острые и неоднозначные моменты, которые вызывают споры и даже конфликты.⠀⠀⠀С самого начала И. Фуфаева отмечает очень интересное явление: почему-то люди ждут, что появится тот/то, кто/что точно скажет — вот так правильно, а вот так вот не надо. Вспоминается Французская академия, которая занимается вопросами французского языка как некий судья и инквизитор и которая не так давно одобрила феминитивы в названиях профессий для женщин (2019). У нас нет подобного института, который обладал бы такими же полномочиями, функциями и статусом. Лингвисты, академии и прочие эксперты лишь констатируют развитие языка и появление новых языковых единиц, они не являются их создателями, и это важно понимать. «Одни постоянно возникающие новации, в том числе словообразовательные, подхватываются, другие игнорируются. Так и создается непрерывно меняющаяся языковая система». При этом, как она отмечает, люди стали больше интересоваться своим же языком, разве это не хорошо?⠀⠀⠀В любой научной или научно-популярной книге необходима доказательная база — то, на что опирается автор. Зачастую можно встретить обычные размышления, с которыми ты вроде и можешь согласиться, но потом возникает мысль — а чем это доказано? кто изначально это сказал/открыл/заявил? И тут хочется посмотреть па список литературы/источников/ресурсов или ссылки/упоминания. Несомненно, радует то, что И. Фуфаева не просто говорит о чем-то, она постоянно указывает на важные источники и данные, которые подтверждают мысли и тезисы. Указывая какое-то слово, например «торговка», она не спешит перейти к следующей части повествования — она указывает на конкретный источник, а именно Николая Карамзина в данном случае (глава «Какие суффиксы в моде»).⠀⠀⠀И сторическую справку И. Фуфаева начинает со времени Аввакума и Софьи (XVII век) и заканчивает сегодняшним днем. Отмечая историческое использование слов, она также указывает на тенденции использования суффиксов в те или иные периоды. Какие интересные идеи и тезисы по теории и истории можно выделить?⠀⠀⠀Во-первых, в истории языка мы можем встретить огромный пласт феминитивов — от повседневности до литературы (пусть и в меньшем масштабе по сравнению с мужчинами). Например, гарусницы, канительницф, казначеи, еретицы (XVII век); импровизатрисы, музыкантши, живописицы, продавицы, новицы (XVIII век, также стоит обратить внимание на суффикс -ша, с которым использовались слова с нейтральным значением в формальных текстах и документах, и на суффикс -ка, который начинает активное развитие с этого века); преподавательницы, учительницы, инспектрисы, епархиалки, лауреатки, курсистки, исторички, медички, педагогички, врачихи (XIX — начало XX веков); авиаторши, автомобилистки, борчихи (XX век). Многие слова использовались по «обкатанным шаблонам» и активно использовались не только в разговорах, но и в формальных документах. Таким образом, развенчивается миф о том, что до XX века не было профессий с феминитивами. Но иногда хотелось не согласиться по этому поводу, потому что определенные слова все же сопротивляются этому тезису (например, политик, дипломат, о которых она тоже пишет). Не было прецедента — поэтому сложно представить. Иными словами, ощущение, что тезисно автор права, но возникает диссонанс, когда мы вспоминаем про «исконно мужские» профессии или запрещенные профессии для женщин сегодня.
«Постоянно вижу в дискуссиях утверждения: женщин не публиковали, женщинам не давали творить, поэтому не было и феминитивов — названий творческих профессий. Язык с этим не согласен. Отрицая реально употреблявшиеся тогда и попавшие в письменные источники реальные слова, мы перечеркиваем реальную историю женщин, женских занятий, творчества, достижений. Да просто искажаем реальную картину прошлого».
⠀⠀⠀Во-вторых, в чем конфликт в образовании феминитивов сегодня? Автор и на это отвечает: искать ответ надо в правилах словообразования, которым она уделяет огромнейшее внимание, потому что это значимая часть для понимания феминитивов как в истории, так и в наше время. Мы не обратим внимания на феминитивы в трех областях («заповедниках»): в названиях жительниц городов, сел, поселков, планет; в названиях представительниц этносов, национальностей, национальных общностей; названиях представительниц той или иной религии (при этом у них нет коннотаций несолидного). Для кого-то «унизительно» использовать феминитивы, а кому-то от них «больно». Например, И. Фуфаева заостряет наше внимание на проблеме суффикса -ка: почему так сложно его воспринимать серьезно? Прежде всего, вопрос ударения, а затем — коннотации (уменьшительность, пренебрежительность), напоследок — ассоциации (сокращенное слово от общей фразы). Не каждый хочет ассоциироваться с чем-то плохим, если эта ассоциация распространена в обществе (то есть, например, страх быть воспринятой стереотипно и уничижительно).
«Почти все, что есть в языке, и в частности лексика, словарь, – вовсе не предмет договора, а результат бессознательного естественного отбора говорящими единиц, что наилучшим способом удовлетворяют их коммуникативные потребности (тоже, как правило, неосознанные), – потребности в удобстве произношения, понятности, выразительности и т. п.». (Иными словами, не ищите теорию общественного договора как у Ж.-Ж. Руссо в русском языке).
⠀⠀⠀В-третьих, несколько теоретических выводов. (1) Слова, которые созданы по одному шаблону, могут иметь разные и ассоциации, и коннотации, и оценки; поэтому, например, не нужно судить по одному тренду, который был распространен в советское время, всю когорту суффикса -ша. (2) Коннотации зависят от социума и индивида. Для кого-то авторка будет окей, а для кого-то — авторша, а еще кому-то лучше автор. Это и показывают все споры по поводу феминитивов сегодня. (3) Если распространено какое-то «мужское» слово как унисекс (врач, доктор), то феминитивы с ним будут восприниматься из разряда второсортной лексики. (4) Если происходит то, что описано в п. 3, есть синонимы-эвфемизмы (более приличные или вежливые), стратегия политкорректности (лицо еврейской национальности) и стратегия реаппроприации.⠀⠀⠀Во-четвертых, язык не повинен в гендерных стереотипах, о которым мы так много знаем сегодня; иными словами, как говорит автор, род существительного всего лишь способ согласования с зависимыми словами. При этом споры о степени нормативности согласования по поуля до сих пор сильны. Говоря о роли феминитивов в жизни общества и положении женщин, И. Фуфаева замечает: «Наивно полагать, что феминитивы отвечали потребности отражать женщин в языке как равноправных субъектов — скорее необходимости вербально отделять их от мужчин как чего-то иного», и также пишет: «Даже в лучшие времена семантика феминитива не включала возвышенных оттенков семантического спектра мужского слова». Также в русском языке существуют слова, имеющие общий (женско-мужской) род (например, умница, симпатяга, сирота). К ним у нас вопросов нет. Для кого-то норма называть мужчину — какой ты симпатяга, но мы нарываемся на пренебрежение к «врач сказала». И тут стоит сразу обозначить одну из главных идей автора: будущее за унисекс-словами с гендерной/половой нейтральностью и общим родом. Этот тренд появился еще во второй половине XX века.
«Каждый раз, когда женщину называют товарищ, молодец, автор, художник, живописец, телеграфист, поэт, начальник, сотрудник — и даже не важно, по какой из перечисленных или упущенных нами причин называют, — тем меньше эти слова становятся про мужчин и тем больше они про всех. Тем меньше этим словам нужны особые поводы, специальные синтаксические ситуации, например, позиция сказуемого. И тем меньше такое обозначение в отношении женщины режет ухо и глаз, тем более нормальным оно становится. Положительная обратная связь».
⠀⠀⠀В то же время это может вызывать некоторый диссонанс, который больше всего встречается либо в официальных документах, либо в публицистике. Например, у вас нет сомнения о том, что я сейчас пишу о женщине-авторе, потому что вы видите перед собой рецензию или книгу, у которых есть небольшая выдержка о ней. А есть ситуации, когда мы не можем понять, кто перед нами — мужчина или женщина (и это может привести, как мне кажется, к эффекту Миранды, и это крайне негативно воспринимается сейчас). И. Фуфаева указывает на один интересный случай: «Король Таиланда женился на генерале» (что это, если не кликбейт, подумаем мы). Есть несколько вариантов решения видимости женщин в таком случае, или же компромиссы использования методов: время и частота использования (расширение использования унисекс-слов); устоявшиеся слова с феминитивами (участковая, водительница, ученая и так далее); полное использование имен (не Л. Петерсон, а Людмила Петерсон при первом использовании), из-за чего периодически возникает путаница (так называемый, синдром ожидания мужчины: ситуации с учебниками Петерсон, пирамидой Минто, шкалой Апгар и так далее); использование гендер-гэпов (студент_ки, но и в этом есть своя проблема), использование гендер-слэша (студент/ка); поиск замены («шоферша или шоферка? водительница!» / «творчиха или творица? создательница» и так далее); использование приложений (женщина-политик). Масса возможностей, и, на самом деле, как мне кажется, это круто. Но эти возможности нереально закрепить в бюрократическом языке, а значит единственный вариант — унисекс-слова.
«Как ни относись к феминитивам, как ни упрекай их в ненужной информации о поле, в разделении людей на два лагеря, но очевидно: в отсутствие дополнительных, неязыковых факторов вряд ли кто-то думал бы, унизительно ли слово художница по сравнению со словом художник, так же как сейчас никто не заявляет об унизительности слова ростовчанка по сравнению со словом ростовчанин».
⠀⠀⠀Какие сильные и слабые стороны я могу отметить? Сильные стороны (плюсы) : стиль повествования (легко, просто и даже иронично); историческая справка и подведение итогов (период + выводы по использованию слов и суффиксов); теоретическая справка (правила использования и словообразования); женский суффиксарий (что и когда использовалось и с каким значением); ссылки, источники, литература (методологическая база); обсуждение плюсов/минусов каждой из сторон (кому неприятны феминитивы, а кому они крайне важны); выделение ключевой идеи, которая прослеживается на протяжении всей книги (от теории к факту — о тренде унисекс-слов); рассмотрение альтернатив. Слабые стороны (минусы): самых очевидных минусов не выявлено, но, возможно, вопросы к некоторой предвзятости к словам с суффиксам -ка, вопросы по поводу профессий (обозначено в одном из тезисов), а также небольшая затянутость.Выводы:⠀⠀⠀Давно так не вдохновляла книга на большие и масштабные рецензии. Вызвано это, прежде всего, актуальностью темы книги. И вы это можете заметить по основным тезисам и выводам. Для кого-то это плохо (нужна частота языка!), а для кого-то реальная возможность. Как вы видите, темы книги разнообразны. Она способна дать ответы на различные вопросы: от необходимости использования феминитивов до вопросов о коннотации слов. Ярко, стильно, даже иронично и саркастично. Русский язык — удивительно живая система, которая может похвастаться массой возможностей и пластичностью в словообразовании и видоизменении. Нам не нужна Французская академия, которая постановляет — так хорошо и так плохо. Уделяя внимание истории и теории, И. Фуфаева старается подтвердить или опровергнуть те или иные ситуации и мифы в языке, к которым мы часто апеллируем в спорах. Мы можем удивляться тому, какие вариации появляются в русском языке с коннотацией женскости, но книга развеет миф, что это тренд только нашего времени. И. Фуфаева привлекает своим стилем повествования с довольно простым языком, который будет понятен всем. Чувствуется, что посыл И. Фуфаевой более-менее нейтральный, то есть она не пытается возвысить или унизить кого-то. Но такое заметно не всегда, например, складывалось впечатление, что есть некоторое пренебрежение к использованию слова «авторка». Плюс можно не полностью согласиться с точкой зрения по поводу профессий в прошлом. Но она дает новое видение на язык: нужно вместе двигаться в сторону унисекс-слов. Рекомендовала бы ли я эту книгу к прочтению? Безусловно да. Возможно, каждый из нас может найти свой ответ на вопрос: что такое феминитив, зачем он нужен и с чем его едят. Я нашла свои ответы, и поэтому я довольна книгой, но, возможно, для кого-то эта информация уже не будет новой.
10 октября 2021
LiveLib

Поделиться

OksanaPeder

Оценил книгу

Честно говоря, бралась я за эту книгу с неохотой... Одно слово "феминитивы", от него так и веет воинствующим феминизмом, когда за отдельные особи физиологически женского пола докапываются до каждой буквы (периодически встречаются среди блогерок).
Но автор меня порадовал довольно качественным разбором самого понятия "феминитивы". Причем разбор был не только с точки зрения филологии, но и с историческим экскурсом. Правда некоторый беспорядок в повествовании мешает полноценному восприятию темы. Многие старинные слова - феминитивы разбросаны по тексту, что не радует. Возможно какой-то отдельный словарик был бы тут не лишним.
Именно из-за несколько сумбурного изложения сложно отнести книгу к качественному нон-фикшну, хотя задатки имеются. В книге сложно выделить какие-то отдельные части, автор периодически повторяется, приводит одни и те же примеры в различных частях. Возможно сокращение этих "дублей" помогло бы сокращению книги.
Почитать книгу я бы порекомендовала почти всем, кто не равнодушен к правильной речи (а кто из заядлых читателей равнодушен?) и хочет лучше понимать процессы, которые происходят в любом языке во времени и пространстве.

21 июля 2020
LiveLib

Поделиться

pozne

Оценил книгу

Для меня главное в оценке нехудожественной литературы – не занудно.
Исторично, живо, интересно. Лингвистическая работа Фуфаевой увлекает и ведёт за собой в мир слов, обладающих женскостью.
Исторический аспект книги просто потрясающий. Подкрепляя свои суждения примерами из исторических источников, автор (не авторка) отправляет читателя на шесть веков назад. Я столько слов, обозначающих профессии (и мужских, и женских) не знала. Да что там, я о них просто не подозревала! Примеров очень много, но их не назовёшь избыточными. Столько всего интересного! Столько нового в истории человека и истории русского языка.
Большое внимание уделено словообразованию. И, надо сказать, даже у непосвященного человека эти сугубо лингвистические рассуждения не вызовут трудностей. Доступные и понятные, они не ведут в дебри языка.
Порадовало, что в книге нет призыва: говори так или так! И. Фуфаева не делает утверждающих акцентов, рассказывая о том или ином суффиксе, в её словах не слышится предпочтение к одной форме слова. Это даёт возможность читателю осмыслить информацию и сделать свой выбор.

11 апреля 2021
LiveLib

Поделиться

чем более привычен для какой-то конкретной профессии феминитив, а также чем более он официален, тем с меньшей вероятностью мужской вариант будет использоваться как унисекс.
22 мая 2021

Поделиться

Вторые части пар нередко воспринимаются, особенно людьми, далекими от идеологии, как чужеродные единицы.
22 мая 2021

Поделиться

На и без того сложную картину наложилась новая идеологическая специфика: конструирование феминитивов и перенос их из родственных славянских языков ради равноправия и проявления женщин в языке.
22 мая 2021

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой