Книга или автор
2,0
2 читателя оценили
193 печ. страниц
2011 год
18+

Ирина Быстрова
Дневник офисного муравья

2009

20 марта, пятница. Если бы у меня был маленький Матисс, я бы продала его за 35 миллионов евро, купила бы себе домик в Англии и домик где-нибудь на теплом море и жила бы себе припеваючи, занимаясь тем, чем хочется, тогда, когда хочется, и палец о палец не ударяя по поводу того, чего не хочется.

Мысль сия явилась ко мне, когда я, бродя по Сети, наткнулась на результаты аукциона коллекции Ив Сен-Лорана. Полотно Les coucous, tapis bleu et rose (кто бы еще знал, что это означает?) было продано за 35 905 ООО евро. Такой неплохой капитальчик…

А почему нет? Лезешь в пыльный чуланчик за какой-нибудь ерундой, а там, под этой самой ерундой, притаился такой маленький Матисс. Откуда взялся-неизвестно, но ведь не суть, верно? Главное, он есть, главное, он-мой. И вот сначала, конечно, немножко любуешься этим самым маленьким Матиссом, потому что-искусство. Но, честно говоря, Les coucous, tapis bleu et rose оставляет в недоумении и по части цвета, и по части кособокости вазочки, короче, Матисс-не то, отчего я закатываю глаза. Так, полюбовалась, и будет.

Идешь в «Кристис» и просишь этих ребят продать. Они, разумеется, завсегда. И вот капитальчик уже звенит у тебя в кармане. И вот уже у тебя совсем другая жизнь…

Черт, почему никогда, ну, совсем никогда со мной не происходит чего-нибудь подобного?!!

Почему со мной всегда с точностью до наоборот?

Что это значит? А это значит, что однажды ты приходишь на работу (которую тихо ненавидишь и за которую тебе в год платят в 2500 раз меньше, чем за того самого невзрачного Матисса за один раз), пашешь полдня как лошадь на благо дяди (из которого слово доброе нужно выжимать долго и нудно, а потом целую вечность жалеть о том, что все-таки его выжал), делаешь малюсе-е-енький такой кофе-брейк в надежде хоть на секундочку забыть о суете, а тут, как черт из табакерки, она. Подлянка во всей своей красе. Мало того, в глянце, на семьдесят восьмой странице.

В глянце делового толка, случайно завалявшемся в нашем офисе, на семьдесят восьмой странице я обнаружила-кого бы вы думали? – Людку Селезневу! И что, спрашивается, она там делала?

Она вещала. О том, как пробилась в партнеры. Что? А, ну да, понятно. Вы же ее не знаете. А те, кто знает, меня поймут.

Селезнева была такой средней, что не с чем ее даже сравнить. И еще она постоянно набивалась всем в друзья. Меня лично это бесило. А вот ко мне она как раз набивалась сильнее всего. Прямо как кошка. Собака, если ее шугануть, к тебе больше не подойдет, а кошка видит, что тебя от нее трясет, и нарочно лезет и лезет. За что кошек и не люблю. И Селезневу тоже. Поправка-не любила. Было это давно, в универе. Быльем поросло. И если бы не злополучная статья с фото, я бы о Селезневой не вспоминала еще долгие годы. И возможно, к лучшему. Потому что прямо начиная с того самого момента, случившегося, кстати, вчера, жизнь моя кардинальным образом изменилась. Пришлось наконец-то признаться себе, что с ней надо что-то делать… Но вы же сами знаете, как с этим «надо что-то делать» обстоят дела.

Ты просыпаешься утром и думаешь: «Ну, хватит, наверное, уже!» И в те десять минут между сном и принятием вертикальной позиции успеваешь помечтать о том, как именно стартуешь в свою новую жизнь. А потом встаешь… Идешь в ванную, пьешь кофе. Глаза постепенно раскрываются до своего нормального размера, видят будильник, и становится понятно, что уже пора бежать. Бежишь, прибегаешь на работу, потом то да се и… как-то уже сразу наступает вечер. В результате твое утреннее, бодрое и даже весело-агрессивное «Ну, хватит, наверное, уже!» плавится как воск и растворяется в дневной суете. Вечером же хочется одного-рухнуть.

Словом, внутренний импульс-не мой конек. Ни на что он пока меня не подвиг. Хотя, может, если дать ему чуть больше времени… Но уже поздно. Уже была Селезнева. И по ее поводу разговор с моей лучшей подругой Кэт.

Я позвонила ей и выложила новости про Селезня. С цитатами из глянца. Мол, какая она у них энергичная, перспективная, талантливая и прочая, прочая, прочая.

Кэт немного поразмышляла, а потом вдруг изрекла:

– Да-а, Селезень в партнерах, Кит в Испании, Ритка с тройней, Ленка в правительстве-словом, все при деле, и только мы с тобой-в полной ж… – И бросила трубку.

Кэт не в духе, подумала я, взглянула на глянцевую Селезневу, налила себе вторую чашку кофе и задумалась. То, что она сказала, – это, конечно, перебор, но в целом я была с Кэт согласна. Что-то надо делать. Причем срочно. Фото Селезневой на развороте задело меня за живое.

Может, для начала поискать новую работу?

22 марта, воскресенье. И вот сижу я сегодня и мусолю сама с собой эту тему про Селезневу и «не поискать ли мне новую работу?» и тут вдруг вспоминаю, что не далее как неделю назад мне был знак.

После обеда затрезвонил мой мобильный. Номер незнакомый.

– Ирина Ларина? – спросили у меня женским голосом. – Здравствуйте.

Кто это, черт возьми?

– Меня зовут Инга Подольская, агентство «Персонал-консалт-сервис». Помните нас?

– М-м-м… – Я затормозила.

– Вы отправляли нам свое резюме, – радостно сообщила мне мисс Подольская.

– А-а, – вспомнила я. – Так это было сто лет назад.

– Возможно, – парировала девица. – Но вот так уж вышло, что я на него наткнулась и решила позвонить вам. Узнать, рассматриваете ли предложения о работе?

– Ах, это, – сказала я. – Нет, уже не рассматриваю.

– Что так? Вас все устраивает на вашей работе? – Девица, похоже, удивилась.

– У меня свободный график.

– А-а, понятно, – вздохнула девица, – это аргумент.

Вот и весь разговор. Вернее, нет. Она еще предложила все-таки рассказать мне о вакансии. Я наотрез отказалась. После обеда клонило в сон, в общем, не до вакансий…

Ее вопрос: «Вас все устраивает на вашей работе?»-я тогда пропустила мимо ушей. Вспомнила о нем, только когда уже ехала домой. Конечно, меня не все устраивает. «Все устраивает»-это состояние первого года работы. Пока ты еще не во все въехал. И тогда тебе кажется, что все о'кей. Потом ты привыкаешь, окончательно осматриваешься и понимаешь, что… Что? Что не устраивает. Начинаешь пыхтеть, закипать, мучиться и прочей ерундой заниматься.

Потом, правда, может наступить фаза номер три-это когда тебя опять все начинает устраивать. Обычно это происходит после того, как ты побегаешь по рынку труда в поисках лучшей доли, поймешь, что на твоем месте еще очень даже можно жить, и возвращаешься на свое рабместо успокоенный. То есть иллюзий уже не питаешь, но и на душе не кипит. Но-до этого еще нужно дожить.

А я сейчас в состоянии фазы номер два под названием «не устраивает». Что именно? ЗП. Шеф со своей придурью. Коллектив-кто по какому поводу. Отсутствие перспектив. Плюсов два: свободный график и близость к дому. Не бог весть что. Но ведь держало.

Пока не объявилась Селезнева.

Короче, решила завтра ей позвонить. Не Селезневой, разумеется. А девице из агентства.

23 марта, понедельник. «А помните, вы мне звонили?»-спросила я девицу Подольскую. Она, как ни странно, помнила и даже мне обрадовалась. И наконец-то рассказала о вакансии.

Немцы, производство, перспективы, курсы, командировки в головной офис, страховки, обеды. ЗП-зашибись! И бонусы. Я, как под гипнозом, записываю ее имейл-чтобы выслать обновленное резюме. Прощаемся. Неожиданная мысль заползает мне в голову: жизнь никогда уже не будет такой, как прежде. Прогнала ее-некогда расслабляться, надо писать резюме.

Ненавижу это занятие. Нет, я, конечно, понимала, что без резюме-никуда. И поэтому поначалу я совершенно спокойно ваяла свое жизнеописание и так же спокойно отправляла его по назначению. До тех пор пока однажды не залезла в Интернет и не наткнулась там на пару статей о том, как, собственно, должно быть написано резюме, чтобы… Вот именно, чтобы удачно запродать себя.

Я с изумлением узнала, что резюме-это не просто мое жизнеописание, а инструмент эффективной продажи. Тут-то меня и переклинило. Продавать я не умела. И не очень-то горевала об этом, поскольку, ну, не всем же идти в продажи! А оказалось, что всем. Вернее, мы все уже там. Как минимум потому, что бродим по рынку труда, предлагая на нем свою рабсилу.

Короче, если смотреть под этим углом, то, ясен перец, мое прежнее резюме никуда не годилось. Не впечатляло.

Задача была стать похитрее. Как-то выпятить плюсы, затушевать минусы, и все это-на одной странице шрифтом Times New Roman 12. Со вздохами и стонами я принялась за дело.

В девять вечера я пробежала глазами свой опус в последний раз. Могло бы быть и получше, да время поджимало. Я набрала адрес Подольской, черкнула ей пару строк и прицепила файл с резюме.

День пролетел незаметно. А если устроюсь к немцам, то…

Что тогда? Мурашки толпой ринулись вниз по спине. Эй, эй, а как же мой свободный график?

24 марта, вторник. Вчера до двух ночи ворочалась, думая лишь об одном.

Неужели действительно надо будет вставать в несусветную рань и торчать на работе девять часов, включая обед? И хорошо, если девять, потому что там, где платят три тысячи евро, малины ждать не приходится.

Да-да, три тысячи евро. И это в то время, когда весь мир уверенно вползает (или уже вполз?) в кризис. Да еще на фоне того, что мне за мой беспримерный бухгалтерский подвиг на том месте, где я сижу сейчас, платят смехотворно мало. Короче, именно «три тысячи евро» сыграли свою роковую роль. Не спросила, правда, по какому курсу, но если даже посчитать по докризисному минус подоходный налог… Девяносто одна в месяц-это почти миллион сто в год. Миллион!!!

Миллион-это та сумма, которая вполне может заставить забыть о свободном графике. Даже если это всего-навсего миллион в рублях. Все равно я еще никогда столько не получала.

А свободный график… В конце концов, тысячи людей работают на пятидневке, и никто еще от этого не умер. Если совсем уж не понравится, поработаю с годик-полтора, подкоплю денег, решу свои финансовые проблемы, а там уже буду думать дальше. Так что свободному графику придется потесниться в списке приоритетов и-да здравствуют немцы!

И потом, процесс-то уже пошел. Резюме отправлено. Мисс Подольская обещала позвонить завтра, сказать, когда собеседование.

25 марта, среда. А вчера вечером, между прочим, была встреча с друзьями.

Почему-то они все дружно на меня наехали. Все: Кэт, Тим и Юлька.

Весь смысл наезда можно выразить одной фразой: «А на черта тебе все это надо?» Они, видите ли, желали, чтобы я для себя определила, чего хочу. Это намек на то, что у меня с мотивировкой всегда слабовато.

Я, конечно, полезла в бутылку, как обычно бывает, когда они берут меня в оборот. Высказалась об отсутствии перспектив. Они посмотрели на меня как на тяжелобольную, а Кэт язвительно поинтересовалась, в чем вообще, на мой взгляд, заключаются перспективы для бухгалтера? Я что-то промычала, но быстро утухла: Кэт, понятное дело, права.

Потом в разговоре всплыла Селезнева. «О господи, эта!»-закатила глаза Кэт, и стало совершенно очевидно, что мотив «давайте утрем нос Селезню» здесь не пройдет, поскольку Селезня тут за персону не держат, а раз так, значит, и время на то, чтобы бежать с «неперсоной» марафон, нефиг тратить.

– Надоело! – в отчаянии вскрикнула я. Это, как ни странно, отклик нашло.

– Надоело-это сила, – согласился Тим. – С этим не поспоришь. – И тут же коварно добавил:-Но насколько надоело? По шкале от одного до десяти.

– Пятнадцать! – хором ответили Кэт и Юлька и заржали.

Это они о том, что я люблю все преувеличить. Ну ладно, не все, а в основном мои страдания от того, что я бухгалтер.

– Тогда надо менять не место работы, а профессию, – сказал Тим, правильно уловивший намек.

– Может, для разминки… – буркнула я, – пока…

– Ну, если только для разминки, – сказал Тим. Пронзил меня внимательным взглядом и добавил:-Смотри только-встрянешь, и назад дороги не будет.

Это точно. Так часто бывает. Двинешься куда-то, вроде как из любопытства или за компанию, и думаешь: «Ладно, посмотрю, а если что-свалю». А потом так увязаешь в этом процессе, что не выскочить.

Но я ж еще не увязла, верно? Так только, на подножку залезла. Могу и спрыгнуть.

Девица Подольская пока не позвонила. Жду-с…

26 марта, четверг. Как там бабушки-дедушки говорили? Человек предполагает, а кто-то там наверху располагает? В переводе на современный русский: нефиг губу раскатывать.

Подольская позвонила вчера, уже вечером.

– Как ваши дела, Ирина? – интересуется она.

– Спасибо, все нормально, – отвечаю я.

– Это хорошо, – говорит Инга тоном «ничего-хорошего».

Я настораживаюсь:

– Что-то не так?

– Немцы завернули ваше резюме, – после секундной паузы сообщает она.

– Что? – растерянно вопрошаю я. – Как это? С чего бы это?

Она ведь уверяла меня, что я пройду на ура.

– У вас нет опыта работы на производстве, – скучным голосом отвечает она.

– Нет, – соглашаюсь я, – но ведь мы с вами обсуждали это, и вы сказали, что это для них некритично.

– Да, – подтверждает Инга. – Вчера еще было некритично, а сегодня все изменилось.

– А что произошло-то? Или это тайна за семью печатями?

– Да нет, – подумав, говорит Подольская, – наверное, не тайна. Вчера у них приехал финансовый директор и заявил, что теперь им нужен только человек с опытом на производстве. И ладно бы у нас все кандидаты были, как вы, без опыта. Мы тогда могли бы говорить: ну, мол, господа, извините, других на данном этапе нет, кушайте, что подано. И скушали бы, – вздохнув, продолжает она. – Но вышло так, что из десяти кандидатов у шестерых в активе есть производство, поэтому ваше резюме на их фоне… Ваше и других трех соискателей. В общем, сами понимаете.

– И что теперь? – спрашиваю я.

– Все, – отвечает она. – С этим проектом не вышло. Других подходящих пока нет. Если появятся, вам сообщать?

– Конечно, сообщать! – восклицаю я. – Непременно сообщать. А… а когда они появятся?

– А кто это может знать? – вопросом на вопрос отвечает мне Подольская. – Как только, так сразу. Ага? До свидания, – прощается она.

– До свидания, – эхом повторяю я.

Кладу трубку. Делаю глубокий вдох. Потом выдох. А в принципе, если отбросить мою разгулявшуюся фантазию по поводу того, как быстро повысится мое благосостояние, ничего смертельного не произошло. Жизнь вполне может развиваться по тому же сценарию, по которому текла неделю назад. Ну и ладно.

27 марта, пятница. Вот уж воистину-иногда надо просто сесть на берегу реки, и рано или поздно по ней проплывет труп твоего врага. Я это к тому, что ответы на многие вопросы, которые роятся в голове, часто не надо искать с остервенением-они сами тебя найдут, дай им только такую возможность.

Вчера вроде как все вернулось на круги своя, но вот сегодня прямо с самого утра…

Дверь кабинета неожиданно распахивается, и на пороге возникает шеф.

– Какого черта, – рявкает он, – ты велела переделывать документы для ресторана.

– Ну, так потому что… – начинаю объяснять я.

– Короче, – перебивает меня шеф, – отбой. Все остается как есть, и нехрен ерундой заниматься.

Он бросает на меня свирепый взгляд и удаляется, не сказав больше ни слова.

Я чувствую, как стучит в висках. Кого я хочу обмануть? Жизнь не может развиваться по тому же сценарию, по которому текла неделю назад. По одной простой причине-я не хочу, чтобы все оставалось как есть. Я не хочу тут больше работать.

Я придвигаю к себе ноутбук и быстро набираю www.hh.ru.

И вуаля! Вакансий-завались.

28 марта, суббота. Вот только уже к сегодняшнему дню у меня появился бо-олышой вопрос. Позвольте, а где предложения по три тысячи евро? Не то чтобы такой работы не было вообще-была, но там в обмен на деньги хотели знание ERP-систем, стратегический анализ прибыльности, построение финансовых моделей, управление кредитным портфелем, опыт работы в Big4 и еще с десяток таких же непонятных вещей.

Получается, что на три тысячи евро у меня нет ни знаний, ни умений. О'кей, о'кей, тогда сколько я со всем своим чудесным багажом стою?

Ага, зарплатомер. Прекрасно. Отвечаю на вопросы. И? «Вы можете рассчитывать на зарплату 30 000-37 000 рублей», – читаю я. Что?! У меня уже сейчас больше, и ясно, что мне реально недоплачивают.

Еще зарплатомер. Еще два десятка вопросов. «Ваша зарплата-50 000-70 000». О, это уже получше. Если хорошенько порыться в Сети, наверняка можно отыскать пару-тройку зарплатомеров, оценивающих тебя покруче. Это как с погодой: нельзя довольствоваться первым попавшимся сайтом-надо искать до тех пор, пока прогноз погоды не начнет тебя устраивать.

Ладно. Берем семьдесят и от этого пляшем.

29 марта, воскресенье. Почему-то все время думаю о шефе. В частности, о том, в какого потрясающего придурка он превратился.

Когда мы начинали вместе работать пять лет назад, он был вполне нормальным парнем. А потом пошли деньги и из него поперло. Стал демонстрировать нам, какой он великий и какие мы ничтожные. «Хотелось бы напомнить, – периодически говорил он, – кто здесь платит всем вам деньги».

Стоит кому-нибудь проявить независимость, как тут же ему предлагают покинуть рабочее место. Понятное дело, работать с послушными всегда удобнее, но далеко ли ты уйдешь с ними? Шеф, похоже, над этим не задумывается. Ему важнее всего-утвердиться.

Я? А что я? Я принимала правила игры. Потому что-свободный график. Но ведь рано или поздно все заканчивается.

31 марта, вторник. Количество отправленных резюме -11. Количество полученных ответов-0.

Что это значит? Что я никому не нужна?

Если так, то по какой такой причине? Опять мое резюме не выпячивает и не затушевывает?

Или просто оно где-нибудь затерялось? Что, во всех одиннадцати фирмах? В общем, вопросы… И настроение. То есть оно куда-то делось. А какое может быть настроение у человека, когда его отвергли? Ну, не то чтобы отвергли, но и не пожелали? Ответ-никакое, если не сказать хуже.

А еще родители добавили. Была у них вчера. Сказала, что ищу работу.

– Зачем? – искренне удивилась мама.

– Надоело, – ответила я.

Родители переглянулись. Сейчас начнут воспитывать, подумала я и отключила слух. И так известно, что они могут мне сказать. Типа от добра добра не ищут. И еще-хорошо там, где нас нет. Вот интересно, какая зараза это придумала? Так и видится вредная старушонка, просидевшая всю жизнь за печкой и подышавшая свежим воздухом единственный раз в жизни, когда ее ногами вперед вынесли на собственные похороны.

Между прочим, у нас с родителями чудесные отношения. Но есть несколько тем, по которым мы не совпадаем. Секс, к примеру. Не знаю даже, что они в точности на этот счет думают, поскольку ни разу с ними об этом подробно не говорила. И работа. Вернее, мои смены работ. Что, собственно говоря, неудивительно, так как родители выросли в те времена, когда у нас по-японски работали по 40 лет на одном месте и гордились этим.

– И куда собралась? – прорвался в мои мысли мамин голос.

– За деньгами, – буркнула я.

– Да? – с сомнением спросила мама.

Я начала закипать. Похоже, у меня появился еще один повод устроиться на перспективную и высокооплачиваемую работу-родительский скептицизм. Так всегда и бывает-двигаешься по жизни не потому, что тебе так надо или приятно, а потому, что кто-то тебя на это спровоцировал.

Поделилась этими мыслями с Юлькой. Позвонила ей сразу после того, как вернулась от предков.

– У меня такая же фигня, – призналась она, – поэтому я им ничего не рассказываю.

– Как, совсем ничего?

– Ничего существенного. И тебе советую.



Читать книгу

Дневник офисного муравья

Ирины Быстровой

Ирина Быстрова - Дневник офисного муравья
Отрывок книги онлайн в электронной библиотеке MyBook.ru.
Начните читать на сайте или скачайте приложение Mybook.ru для iOS или Android.