4,9
7 читателей оценили
581 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу

О книге

Яр и Яра, как и все нежити, – бессмертные существа, чей дом – Лес. Брат и сестра, которые некогда были одним целым. Их предназначение – даровать жизнь или смерть человеку, который находится на грани самоубийства. Принимая людской облик, они сопровождают своего подопечного до тех пор, пока не будет брошен жребий. На сей раз Яру и Яра вытягивает к двум необыкновенным людям – Ёму и Джуде. Ём – молодой талантливый музыкант, любимец публики, окруженный толпой поклонников. Джуда – успешная танцовщица, для который весь смысл жизни заключается в танцевальном искусстве. И брат, и сестра хотят спасти любимых людей, однако жребий лишь один на двоих.

Подробная информация

Правообладатель: Эксмо

Дата написания: 2017

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785699928088

Объем: 523.0 тыс. знаков

ID: 171240

Отзывы на книгу

  1. ShutteCondemning
    Оценил книгу

    «Жити и нежити» позиционируется издательством как этническое фэнтези. Но пусть вас не смущает такое определение, здесь не будет истории про попаданца, который побеждает шаблонного тёмного властелина, попутно получая трон и руку принцессы в придачу. Можно сказать, эта книга совсем не похожа на привычное представление о фэнтези. Если герои с кем-то и сражаются, то только со своими внутренними демонами, а приключения не являются солью сюжета и служат только лишь для того, чтобы лучше раскрыть персонажей. Но, безусловно, волшебная составляющая является основой, без которой не возникло бы данного романа. Повествование мне показалось разделённым на несколько условных частей, каждая из которых имеет свою собственную степень осязаемости.
    Первая – самая сказочная, про Нежитей, которые вышли из Леса, чтобы найти своих людей и стать Житями. Этот мир сразу захватывает: нечеловеческий, необычный, лёгкий, острый и зыбкий. История в которой «видят людей насквозь и видят другие миры». История, где «вечная молодость, недоступная смертным», и где идеальные варганы – воплощение варганной самости – по велению мысли возникают из области неявленного.
    Не может не полюбиться здесь парочка магических помощников – Цезарь и Юлий, которые разбавляют юмором возвышенный стиль повествования. Временами их старания приводят к тому, что книга превращается в одну сплошную отсылку к другому магическому роману, разве только огромного чёрного кота не хватает (но потом, правда, оказывается, что вместо кота был пёс). Без этого комедийного дуэта в книге, пожалуй, совсем не обойтись, слишком серьёзно и тяжело получилось бы – всё тут связано с такими вещами как жизнь, смерть и тоска, которая выводит на грань самоубийства людей, ради которых Жити и проявляются в нашем мире.
    Вторая часть, в которой рассказывается о людях, уже менее магическая. Главные герои здесь Джуда и Ём, оба талантливые творцы, вокруг которых и закручивается воронка событий всего романа.
    Наибольшее впечатление на меня произвела история Джуды. Вернее даже не сама история, а то, как она была рассказана. Джуда – танцовщица, и вся её жизнь «завязана» на непрерывном совершенствовании. Танцы обостряют наше восприятие собственной телесности. У Джуды, как у профессионала, чувства в этой области развиты до предела. Она живёт в своём теле каждую секунду времени, и образ её не просто складывается в голове как картинка, он будто бы приобретает вес и обрастает мышцами под гладкой кожей, к которой можно почти прикоснуться пальцами. Каждая глава в истории Джуды наполнена запахами, вкусом и ощущениями. Сила её проявляется из глубины тела, и искра жизни в ней – это дыхание древней языческой богини.
    Ём же совершенно другой. Образ его лёгкий, весь какой-то невесомый и прозрачный. Внешность обрисована в несколько штрихов: худой и высокий, с кучерявыми волосами и светлыми глазами. Даже кожа Ёма настолько тонкая, что «сквозь закрытые веки можно разглядеть его сны». И всё в этом персонаже кажется второстепенным, кроме того, что он проводит сквозь себя звук как натянутая струна. Его самого будто бы и нет почти, поэтому так легко и чисто через него проявляется Музыка.
    И, наконец, третья составляющая сюжета – совсем уж обыденная, к которой при желании можно легко прикоснуться самому и погрузиться в ту самую атмосферу. Придите к школе искусств на Чистых прудах, прогуляйтесь по тихому скверу вокруг, отправьтесь летом на этнический музыкальный фестиваль, зайдите на концерт в маленький клуб, загляните в магазин, где на витринах от пола до потолка лежат варганы; и перед вами во плоти предстанут места и персонажи из этой истории. И если у вас вдруг возникнет ощущение дежавю, значит, вы всё сделали правильно. Потому, что такого ощущения не может не возникнуть, впрочем, вы и сами всё поймёте тогда.
    В целом, роман читается легко, повествование плавное, даже не смотря на то, что сюжетные линии постоянно переплетаются, и глава об одном герое в настоящем сменяется главой о прошлом другого героя. Отдельно хочется сказать про язык текста, роскошно написано, местами вызывает такую полноту чувств, что просто ух!
    Если одним предложением: книга замечательная, и я рекомендую её к прочтению.

  1. Я – рысь, я – кошка. Мне некуда торопиться, я – нежить, в запасе у меня вечность.
    27 июня 2018
  2. вот ты будто в анабиозе, и вдруг случается то, что заставляет тебя вздрогнуть. Сбросить мох. Откопаться из-под жухлой листвы. Покинуть нору, болото, холодную сырую расселину, подвал нежилого дома, склеп, трухлявое дупло в вековом дереве. Разлепляя глаза, щурясь на солнечный свет, с каждым шагом всё более походя на человека, мы идём, послушные древнему зову: искать, искать, искать. Это значит, что кто-то близок к порогу. Это значит, что кто-то получает свой единственный шанс разомкнуть ограниченность. И ты получаешь его вместе с ним
    2 октября 2017
  3. А какая весна стояла в тот год в Москве! Какая ярая, солнечная, пьяная стояла весна! Как звенела она в ушах, как кружилась от воздуха голова, как несло нас по бульварам – нездешних, пьяных, только очнувшихся, ослепших после долгой спячки. Как душило восторгом и звало куда-то, манило, и нестерпимо хотелось от этой весны всего: лиц новых, людей новых, жизни. Жизни хотелось нам! Мы появились неделю назад. Мотались по городу, мерили его шагами до изнеможения, заглядывали в лица прохожим. Мы прочесть хотели их; глазами этими, лицами, новыми, свежими хотели упиться, захлебнуться – и не могли, никак не могли. Мы были ненасытны и жадны, как изголодавшиеся юные звери; мы у́стали не знали и хотели всего. Всего, всего мы хотели.
    1 октября 2017