marchsale17

Мальчик, идущий за дикой уткой

Мальчик, идущий за дикой уткой
Книга доступна в премиум-подписке
27 уже добавило
Оценка читателей
3.83

Ираклий Квирикадзе, культовая фигура российского кинематографа, автор сценариев к фильмам “Кувшин”, “Пловец”, “Лунный папа”, “1001 рецепт влюбленного кулинара”, “Лето, или 27 потерянных поцелуев”, преподаватель Высших курсов сценаристов и режиссеров, постоянный автор журнала “Story”. В последние годы живет в Москве, работает в США, Франции, Германии, Грузии и России.

В книге “Мальчик, идущий за дикой уткой” в поэтичной и одновременно эксцентричной манере, столь близкой его искусству, он рассказывает о своей жизни и о кино: старый Тбилиси, Москва, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Мальта; Сергей Параджанов, Федерико Феллини, Милош Форман, Пьер Ришар, Никита Михалков, Георгий Данелия, Рустам Хамдамов…

Лучшие рецензии
dan_bah
dan_bah
Оценка:
1

В новой книге режиссера Квирикадзе собрана сорок одна история с утерянными автором, а теперь схематично зарисованными фотографиями. Внизу каждой такой «фотографии» непременно будет рассказ. Впрочем, рассказами их называть неточно: иногда на десяти-пятнадцати страницах разворачивается целый роман, или мини-сценарий, или панегирик известному человеку, или лирическое воспоминание в прозе. Лучше всего определять их именно как истории: неслучайно многие из них могут быть знакомы читателям одноименного журнала, где Квирикадзе публикуется последние несколько лет. А еще они напоминают, пусть и основанные на реальных событиях, но все же сказки: сладкие и горькие, пошловатые и романтичные, о камерном и масштабном, подлости и героизме, судьбе и случайности. Сказки о «совсем не сказочных героях», «тысяча и одна ночь» терпко-сладкой грузинской жизни.

«Студенты говорят: «Вы столько историй рассказываете, они все такие смешные, озорные, грустные…»

«Озорство» – вот то слово, что я и ищу для определения общей интонации повествования: «потерять» весь архив фотографий, потом, ничего не объяснив, все же добавлять некоторые из них к тексту; описывать что-то несколько раз – но так, чтобы истории напоминали узоры калейдоскопа, что каждый раз ложатся по-другому; рассказывать как будто сыну Чанчуру, но на самом интересном месте попросить его «закрыть эти строки пальцем»; закрутить такой конец или такую форму отдельной истории, вынуть что-то такое из своей шляпы фокусника, что читателю останется только ахнуть и развести руками.

Искусство Квирикадзе – не сухофрукт жизни, а самый ее сок. Он умеет не только слышать истории, но и видеть их, и, что еще важнее, показывать нам во всем богатстве красок. Мир его рассказов начинает проникать и в твою жизнь, становится ее частью и даже на время замещает. Видя из окна вечером прощальные огни шоссе, думаешь о горах, долинах, о непроглядной грузинской ночи, знающей столько тайн: Лаврентий Мгеладзе стреляет из кустов в кровного врага, императрица Екатерина выбегает, босая, под страшный град, а батумский чудак Филимон Квирикадзе все вымеряет площадь оврага Тартар, куда однажды непременно отправит все оружие земли… Автор обманул – он не хроникер, а великий маг жизни, который наверняка припас в рукаве еще не один десяток историй, в «абсурдизме, сюрреализме, фантасмагоризме, магическом реализме» которых таится великий секрет жизни и любви к ней.

Читать полностью
Оценка:
Книга доставила большое удовольствие.
Лучшая цитата
Мы подружились. После уколов вместе возвращались желтыми осенними парками. Здесь до нас гуляли Пушкин, Лермонтов, Толстой, слепой Николай Островский, чью книгу “Как закалялась сталь” в своем пионерском детстве я по наивности любил больше, чем всех названных классиков вместе взятых.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление