Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
171 печ. страниц
2019 год
16+

Если весь мир против

У парадного входа отеля мирно прохаживался охранник. Светлый форменный костюм из лёгкой ткани, спортивная выправка, аккуратная стрижка – весь вид говорил о презентабельности заведения, где служил Глебов. Периодически он прятался под козырьком здания от яркого июньского солнца, которое нещадно палило, всё сильнее окрашивая лицо охранника бронзовым загаром. Всего несколько дней, как Илья Кузьмич распорядился выдать летнюю форму, а руки до локтей уж успели загореть. Хорош Иван Кузьмич, во всём хорош, и работу метрдотеля знает, и с персоналом учтив, и у хозяйки в чести. Но, всё же, зря он не поставил Глебова охранять пляж. Эти двое молокососов, которые недавно были приняты, ходят по пляжу, обласкивая богатых красоток взглядами, а он здесь у всех на виду – ни присесть, ни закурить.

Из двери вышел Иван Кузьмич.

– Хороший денёк, – прикрываясь рукой, взглянул он на солнце, переводя хозяйский взгляд на отель.

– Да, хороший, – вынужден был согласиться Глебов. По этикету следовало бы добавить пару дежурных фраз, но в этот момент заработала рация: «Подъезжают!», – донеслось из рации.

Иван Кузьмич приосанился и пошёл навстречу подъезжающему внедорожнику премиум класса. Глебов знал – сейчас метрдотель согнётся, как молодая берёза на ветру, будет лить елей, расшаркиваться перед хозяйкой, отчего та соблаговолит кинуть ему ласковое словцо.

Глебов, дабы показать свою бдительность, стал осматривать окрестности фасада. Как вдруг он услышал визг тормозов.

Иномарка затормозила, практически, на полной скорости. От неё едва успели отскочить двое – мужчина и женщина. Обоим было немного за тридцать. По виду простые граждане среднего достатка, похожие на остальных жителей их приморского городка, которые казалось, специально избегали солнца, загара и пляжа, оправдываясь вечной занятостью и бесконечной работой.

Из окна машины выглянул обезумевший водитель и принялся на них орать:

– Что рты поразевали?! На дорогу смотреть надо! Крутых отелей не видели?! А ну, пошли отсюда!

Мужчина, вместо того, чтобы схватить свою спутницу и бежать как можно дальше от этих богачей, которые в любом случае будут правы, – успел отойти от шока и в долгу не остался:

– Ты чего орёшь? Чуть не сбил нас, ещё и орёт! Водила недоделанный!

Его спутница была иного склада характера и ввязываться в ссору не хотела. Она постаралась увести своего мужа, уговаривая на все лады:

– Пойдём, пойдём отсюда. Женя, ну, что ты в самом-то деле… Да брось ты, сдался он тебе?!

Но Женя уже вытаскивал водителя из машины, заранее сообразив, что мягкий, рыхловатый толстяк ему не соперник. Глебов не заставил себя долго ждать, и, подбежав к машине, легко оттолкнул Женю. Продолжая его толкать, он всё ближе прибивал его к обочине. Тому оставалось только махать руками да громко ругаться.

– Да не трогайте вы моего мужа! Кому сказала, не трогайте его…! Вы не имеете права… – урезонивала Глебова женщина. И тут же принималась успокаивать мужа, – Успокойся! Успокойся! Пойдём отсюда… – Видя, что мужа не успокоить и он, как бравый петух, кидается на охранника, она снова взывала к совести Глебова, – Да не трогай ты его! Хватит, я говорю! – Но ни один, ни второй не были готовы уступить. И женщина снова пыталась достучаться до мужа, – Да пойдём же, говорю! Совсем крыша съехала…? – Она кричала до тех пор, пока не получила оглушительную пощёчину, которой её ненароком наградил бестолково размахивающий руками муж.

– Ой! – схватилась она за щёку и отбежала в сторону.

– Ах ты, гад! Я те щас покажу! – не унимался Женя, отбиваясь от охранника. Но тому уже порядком надоела эта мышиная возня, и Глебов, заломив Жене руку, кинул его на землю прямо к ногам женщины.

– На, забери! – усмехнулся он.

Женщина помогла подняться мужу, и, схватив его за руку, увела, как можно дальше от отеля. Отойдя на безопасное расстояние, они оба оглянулись, наблюдая, как метрдотель и охранник возятся возле машины.

– Жополиз барский! – выкрикнул Женя.

– Не надо, молчи… – как можно мягче попросила его жена.

Женя с завистью посмотрел на отель:

– Ты хоть знаешь, сколько здесь номера стоят?! – и в сторону не то охранника, не то водителя крикнул, – зажрались, куркули! – Он перевёл взгляд на жену и только сейчас обнаружил багровое пятно на её щеке, – Ничего себе! Ты это… Зин, прости, я не хотел. Сама понимаешь.

Метрдотель открыл заднюю дверь иномарки, помог выйти женщине, которая всё это время сидела в машине. Это была ухоженная, немного полноватая, хорошо выглядевшая для своих пятидесяти пяти лет дама.

– Пойдёмте, Лидия Георгиевна, пойдёмте. Не обращайте внимания на всяк проходящий сброд, – предложил он ей руку, провожая в отель.

– Быдло, – только и сказала Лидия Георгиевна.

– И не говорите, – с готовностью поддакнул Иван Кузьмич.

В квартире Пановых ночью раздался телефонный звонок. Зина встрепенулась, не понимая, кто может звонить в такое время. Она взяла трубку беспроводного телефона и узнала голос печатника, которого они совсем недавно приняли в типографию:

– Зинаида Матвеевна, у нас ЧП. На машине помпы полетели.

Потирая глаза, Зина включила светильник, с трудом понимая, что ей говорят. Пробудившийся от звонка Женя, незаметно стянул со спинки кровати полотенце, примостив его на лоб.

– Я ж говорил Павлу, чтоб машины проверил! Вот те и раз! Зинаида… – продолжал вещать голос в телефонной трубке.

– Да слышу я, слышу. Подожди, дай сообразить… – оборвала его Зина, и тихонько позвала мужа, – Женя, Жень…

В ответ ей раздалось мучительное мычание. Женя потёр виски, и приподнялся, опираясь на локти.

– Что, опять голова? – спросила Зина.

Женя в ответ замычал, и Зина с трубкой в руках пошлёпала на кухню:

– Сейчас таблетку принесу.

Как она не крутила, выход был один – идти к Егорычу. Но вряд ли он захочет помочь после того, как Женя спьяну избил лучшего наладчика их типографии.

– Так… Так… Так… Дай сообразить, – лепетала она в трубку, понимая, что проблему решать надо. И, похоже, она знала, как её решить.

Женя из кухонного окна наблюдал, как Зина со своей несменной, закрученной на затылке гулькой, садится в такси. Он, прячась за занавеской, аккуратно курил сигарету, чтобы жена не заметила огонёк.

Зина нажала на дверной звонок, из квартиры вышел Егорыч, одетый в одни трусы.

– Зина, ты что ли? Что случилось? Чего трезвонишь по ночам? В типографии опять чего? – недружелюбно встретил ночную гостью пожилой человек. Но в его интонациях Зина уловила и заботу.

– Егорыч, выручи, а? Помпы полетели.

– Зина, ты что – русского языка не понимаешь? Ничего я для вашей типографии делать не буду. Вон своему спасибо скажи!

Зина виновато опустила глаза. Что она могла сказать на его правду?

– Хорошая ты баба, Зинка. И такое дерьмо тебе в жизни досталось. – Егорыч в тусклом свете углядел пятно на щеке Зины, – Это он тебя так?

– Да нет, это случайно, – махнула она рукой. И пока Егорыч не скрылся за дверью квартиры, принялась всучивать ему деньги, – Ты прости его, Егорыч…

– Откупиться хочешь? Да за то, что он со мной сделал… Скажи спасибо, что в полицию не пошел. Моя уговаривала побои снять… Да, ладно, давнее это дело. Тебе помогу. Только, чтобы его там не было. А деньги спрячь.

– Нет, нет, ты возьми, Егорыч – за работу. Такого наладчика, как ты, днем с огнем не сыщешь. А его там не будет, он головой мается.

Егорыч взял деньги, отсчитал несколько купюр, а остальные отдал Зине.

– На, держи, этого хватит. Сказал бы я тебе, чем он мается, да ругаться ночью не хочу – соседей будить.

Зина знала, что Егорыч не откажет, не тот он человек, чтобы бросить в беде. И всё равно на радостях чмокнула его в щёку:

– Спасибо, Егорыч, спасибо, миленький!

– Да ладно тебе… – смутился Егорыч, – для тебя же, не для него делаю. Я это… спросить тебя хотел… Это правда, что ты типографию на него отписала?

– Ну, переписала. Одна семья ведь. Чего делить-то?

– Дура ты, дура! – тряся перед ней рукой, возмущённо воскликнул Егорыч. – Попомни мои слова, обдерёт он тебя, как липку, нищей по миру пустит!

– Да что ты такое, Егорыч, говоришь? – отмахнулась от его слов Зина.

– Знаю, что говорю! Не знал бы погань эту, так не говорил бы. Квартиру не вздумай на него отписывать!

– Квартиру? Нет, и в мыслях не было, – оправдываясь, успокоила она Егорыча. И, помолчав, добавила, – Понимаешь, Егорыч, нервы у меня. Порой так бывает… Хочется спрятаться где-нибудь – от всех, чтоб никого не видеть. А тут типография эта столько сил тянет. Плачу от дела и без дела целыми днями…

– Нервы? Так ты это… к врачам сходи.

– Была я у врачей, – призналась Зина. – Говорят, какой-то гормональный сбой.

Зина не первый раз доверялась Егорычу. Она знала, что этот работяга с золотыми руками и добрым сердцем умеет хранить тайны. И так повелось, что о своём, о женском она тоже доверялась ему. Егорыч окинул Зину отцовским взглядом, – мало ей хлопот, что ж он помпы не починит, что ли?

– Ну, иди, Зина, иди с Богом. Будут твои помпы, как новенькие.

В супермаркете в вечерний час пик было полно покупателей. Зина, аккуратно обходя снующих по залу людей, подвезла тележку к кассе. Она пристроилась в конце длиннющей очереди, которая ползла, как черепаха. На парковке в Жигулях сидел Женя, то и дело нетерпеливо названия жене. Наконец, спустя четверть часа, Зина добралась до кассы и уже выложила продукты на прилавок, как перед ней вынырнула юркая старушка с полной корзиной. Несмотря на возраст старушки, Зина не смогла смолчать:

– Не поняла… Нет… я, конечно, не против… Но… – издала она что-то невразумительное.

Бабка оглядела её наглым взглядом и, заметив багровеющую щёку, радостно ухмыльнулась:

– Смотрю, бьёт тебя твой, и не зря бьёт! – и, обращаясь к кассирше, скомандовала, – давай, пробивай!

Зина катила тележку к парковке, еле сдерживаясь от злости. Она ругала себя, что не нашла нужных слов ответить зарвавшейся бабке. Из Жигулей вылез Женя:

– Наконец-то! Садись в машину, я сам выгружу.

– Езжай без меня, – попросила его Зина. – Я пешком. Хочу пройтись.

– Ну ладно, как знаешь, – даже не удивился Женя. Он привык к чудачествам жены, которые она оправдывала каким-то там гормональным сбоем.

В пустом сквере Зина выбрала лавочку под широким каштаном. Здесь в одиночестве и в теньке можно было отдохнуть от городской суеты, от жары, а главное, от людей. Она достала из сумки пластиковую бутылку с водой и только собралась отпить несколько глотков, как рядом на лавочку плюхнулся непонятно откуда возникший мужик. Его большие габариты не вмещались на свободной части лавочки, и он своей пропитанной потом футболкой прижался к Зине. Но её испугали не столько его габариты и запах пота, сколько собака крупной породы, которую мужик держал на поводке.

Собака смотрела на Зину, не отводя взгляда. Зина попробовала отодвинуться от мужика, но собака издала рык. Вокруг не было никого, и Зине стало по-настоящему страшно. Чуть двигая губами, чтобы не привлекать внимание собаки, она произнесла:

– Вы могли бы пересесть на другую лавочку? Вон вокруг сколько…

– А эта что, тобой выкупленная? – грубо ответил мужик, активно жестикулируя. – Нашлась тут королева!

Зачем он говорит так громко и машет руками? – ещё больше испугалась Зина. Вдруг собака воспримет её, как врага, и кинется? Зина, превозмогая страх и стараясь не смотреть на собаку, стала осторожно двигаться на край лавочки. Оказавшись на небольшом расстоянии от мужика, она встала и на соломенных ногах сделала несколько шагов. Собака рванулась за ней, увлекая за собой хозяина. Зина остановилась, замерев, боясь оглянуться. Мужик потянул собаку за поводок и зычно засмеялся:

– Витязь, что с тобой? Пойдём, на кой она тебе сдалась?!

Зина услышала, как отдаляется лай собаки в другой стороне сквера и что есть мочи побежала. Она чувствовала себя жалкой, ничтожной, поэтому дала волю слезам, которые омывали её перекошенное от страха и измученное от постоянных нерадостных мыслей лицо.

Зайдя в свой двор, Зина миновала девчонок, которые собрались недалеко от её подъезда. Вдруг вдогонку она услышала смех. Зина прижала платок к щеке, которая, как ей казалось, багровела даже в сумерках. Она заскочила в подъезд, но, не дойдя до квартиры, она решила, что у неё достаточно сил разобраться с этой дворовой молодёжью. Но, глянув в окно подъезда, она увидела, что девчонки продолжают смеяться, рассматривая что-то в телефоне.

Поднимаясь в квартиру, Зина уже не понимала, кто, зачем и по какому поводу над ней смеётся, пытается обидеть… Или ей это только кажется? Вот и сейчас ей кажется, что она слышит смех своего мужа, который находится в квартире двумя этажами выше. Зина поняла, что лечение, которое ей предлагает муж, пойдёт ей только на пользу.

Женя, развалившись в кресле, вёл милую беседу. Проказница-Оля веселила его своими шутками, и он безудержно смеялся. Молодая, весёлая, резвая в постели Оля всё больше занимала его мысли. Сегодня ему не удалось вырваться, но Оля всё могла делать и по телефону. Перемежая смех и страстные порывы, она кружила ему голову.

Всё оборвал дверной звонок. Женя лениво поднялся и муркнул в трубку на прощание:

– Всё, солнышко, моя пришла.

Но Оля не хотела так быстро отпускать своего котика, и Жене, пока он шёл открывать дверь, пришлось уговаривать:

– Я тебе обещаю, всё у нас будет хорошо. Потерпи немного.

По настроению Зины он сразу сообразил, что с той снова что-то случилось.

– Что с тобой? – спросил он.

Зина ничего не ответила. Она прошла в ванную, включила воду и проплакала там несколько минут. Потом, выкупанная, с полотенцем на голове, она сидела на кухне, наблюдая, как Женя готовит ужин. Она смыла усталость, тревогу, обиду и поняла, что её любят. В этом мире есть тот, кому она нужна. Ведь ради неё он так ловко орудует лопаточкой, переворачивая котлеты, накрывает стол и готовит кофе, стараясь вкусно её накормить.

За ужином Зина рассказала мужу о неприятностях, которые произошли с ней за один вечер. Женя попытался успокоить жену, но всё же он переживал за её здоровье:

– Дорогая, ты всё принимаешь близко к сердцу. Ну встала какая-то старуха перед тобой. Ну и что? Да другие бы даже внимания не обратили! А у тебя всё, сразу трагедия. Это нервы, Зинуля, нервы. Я давно говорю, тебе надо лечить нервы.

– Нервы? А мужик с собакой? Да он просто издевался надо мной!

– Какой мужик с собакой?

– Да, ладно…! – отмахнулась Зина. Но, всё же, потом продолжила, – И девчонки вон у подъезда… Я что, такая смешная?!

Женя издал протяжный вздох, рассматривая жену, как будто он её в чём-то подозревал:

– Всё понятно…

Зина взорвалась:

– Что, что тебе понятно?! Я больная, да?! Все вокруг умные, здоровые, одна я психичка?!

– Ну, что ты, что ты, Зинуля… Я просто хотел сказать, что ты привлекаешь всю негативную энергию. Потому что твоя нервная система не получает адекватного лечения. А, между прочим, дальше только хуже будет. Да что тебе говорить…? Не хочешь лечиться – как знаешь!

Высказавшись, Женя навернул ещё пару котлет, подсыпал гречки и под конец ужина взялся за кофе. Он заметил, что жена не притронулась к ужину. Увещевать её – пустое дело, и только собрался с ещё неостывшим кофе перекочевать к телевизору, как вдруг услышал:

– Я согласна.

– Что…? – замер он.

– Я согласна пройти лечение.

Вот оно, свершилось! Он постарался скрыть радость, хотя ему это плохо удавалось:

– И это правильное решение, Зинуля. Ты просто молодчина, Зинуля. Вылечим тебя, будешь, как огурчик, – казалось, он танцевал вокруг неё, исполняя ритуальный танец.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 49 000 аудиокниг