aprilsale
Написать рецензию
  • persa
    persa
    Оценка:
    3

    Прекрасная книга, но вероятно для того чтобы проникнуться этими рецептами и атмосферными историями нужно быть киевлянином. Прочитала на одном дыхании и после готовила несколько рецептов. Прекрасные иллюстрации в стиле Давида Черкасского и очень много юмора

  • Irisa1904
    Irisa1904
    Оценка:
    1

    Я очень люблю кулинарные зарисовки такого типа: весело, жизненно, с легким налетом еврейского колорита. Причем рецепты может не совсем простые, но вполне реальные.

  • Ama1eur
    Ama1eur
    Оценка:

    Вердикт: 3/5 - дешево, с др. подобными ("Жратва" Левинтова, "Книга о вкусной и нездоровой пище или еда русских в Израиле" Генделева) не сравнить.

    Образец стиля: Однако в последний день своего пребывания наш грузин подарил нам некое вкусовое очарование, которое оставалось с нами на долгие годы. На первый взгляд все было просто: к водке нужна была закуска, и гость предложил сделать ее быстро и вкусно. Он сбегал в магазин и купил батон, упаковку творога и банку шпрот. Батон он нарезал не очень толстыми кусочками и слегка обжарил их на сковородке, сдобренной растительным маслом. И пока хлеб после этой горячей процедуры отдыхал и охлаждался, он вскрыл банку шпрот и слил в отдельную посуду прованское масло, в котором рыбка провела энное время. Затем в просторную миску выложил творог, сдобрив его солью, красным перцем (причем этого самого красного перца было столько, что наблюдавшая за процессом моя тетя прослезилась). Вылив в творог все прованское масло, он принялся все это размешивать и протирать, так, что через минут пять получилась однородная сметанообразная масса красного цвета. Затем он мелко нарубил чеснок и растер его с зеленью (укропом, кинзой), потом эту острую прелесть смешал с творогом и обильно намазал каждый обжаренный ломтик батона ровным слоем «сырковой массы». После этого пришел черед шпрот — по две шпротины на каждый бутербродик. И в довершение: тоненький ломтик лимона и листик кинзы. *** В те времена Крым для коренного киевлянина казался экзотическим Востоком, где происходили события «Тысячи и одной ночи». Будоражащие наши не привыкшие к разносолам желудки, названия блюд оказались реальностью: суп харчо!.. Люля-кебаб!.. Шашлык!.. Самса!.. Чебуреки!.. Манты!.. Вах!!! Первая же встреча с этой «кулинарной попсой» оказалась трагикомической и запомнилась на всю жизнь. Одним редким пасмурным днем, когда прием солнечных ванн был невозможен, я с родителями отправился на прогулку по самому людному, после пляжа, месту в Евпатории — «Курзалу» — так назывался приморский парк. *** Бублики аккуратно раскладывались на два противня и заливались молоком — молоко покрывало «сушки» только до половины их толщины и… через пару часов от молока не оставалось и следа — оно впитывалось сухим тестом. «Сушки» превращались в толстые пухленькие мучные колесики, манящие своей белизной и ароматом. Но есть их бабушка не разрешала! Это было лишь начало! Холодильники в те времена были редкостью, оттого хозяйки старались подчищать «сусеки и амбары», дабы ничего не пропало. Бабушка выкладывала на стол: небольшие кусочки слегка обветренной колбасы, подсыхающий сыр, куски холодной говядины из вчерашнего супа и т. д. Все это тщательно мельчилось при помощи «великого и незаменимого секача», солилось, перчилось, сдабривалось сливочным маслом и укладывалось аппетитной горкой в бубличные отверстия. Затем противни отправлялись в духовку на двадцать минут! Итальянское слово «пицца» к тому времени еще не вошло в лексикон жителей Киева, и моя бабушка называла эти дивные изделия не иначе как «бабки»! Почему не знаю, но вкуса они были необыкновенного и улетали со скоростью звука! Не поленитесь — приготовьте!

    Читать полностью