july_sale

Киевская кухня

Киевская кухня
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
29 уже добавило
Оценка читателей
3.5

Илья Яковлевич Ноябрёв – телеведущий, конферансье, автор телевизионных проектов, актер, сценарист, режиссер, телепродюсер. Главный редактор юмористического журнала «Золотой гусак».

Его новая книга посвящена кулинарии. Но не только. Как говорит автор, «все самое вкусное и, очевидно, полезное связано с какими-то занятными эпизодами моей, и не только моей, жизни. Так почему бы не обхватить двумя руками голову и не припомнить все самое яркое?» И припоминая это «самое яркое», он невероятно колоритно и «со смаком» рассказывает истории и историйки из своего детства, из жизни своих друзей, родителей и знакомых, из жизни всего города Киева, где всегда умели готовить и умели радоваться жизни. Эту радость жизни помогают передать читателю и невероятно смешные и остроумные рисунки замечательного художника Радны Сахалтуева.

Лучшие рецензии и отзывы
persa
persa
Оценка:
3

Прекрасная книга, но вероятно для того чтобы проникнуться этими рецептами и атмосферными историями нужно быть киевлянином. Прочитала на одном дыхании и после готовила несколько рецептов. Прекрасные иллюстрации в стиле Давида Черкасского и очень много юмора

Irisa1904
Irisa1904
Оценка:
1

Я очень люблю кулинарные зарисовки такого типа: весело, жизненно, с легким налетом еврейского колорита. Причем рецепты может не совсем простые, но вполне реальные.

Ama1eur
Ama1eur
Оценка:

Вердикт: 3/5 - дешево, с др. подобными ("Жратва" Левинтова, "Книга о вкусной и нездоровой пище или еда русских в Израиле" Генделева) не сравнить.

Образец стиля: Однако в последний день своего пребывания наш грузин подарил нам некое вкусовое очарование, которое оставалось с нами на долгие годы. На первый взгляд все было просто: к водке нужна была закуска, и гость предложил сделать ее быстро и вкусно. Он сбегал в магазин и купил батон, упаковку творога и банку шпрот. Батон он нарезал не очень толстыми кусочками и слегка обжарил их на сковородке, сдобренной растительным маслом. И пока хлеб после этой горячей процедуры отдыхал и охлаждался, он вскрыл банку шпрот и слил в отдельную посуду прованское масло, в котором рыбка провела энное время. Затем в просторную миску выложил творог, сдобрив его солью, красным перцем (причем этого самого красного перца было столько, что наблюдавшая за процессом моя тетя прослезилась). Вылив в творог все прованское масло, он принялся все это размешивать и протирать, так, что через минут пять получилась однородная сметанообразная масса красного цвета. Затем он мелко нарубил чеснок и растер его с зеленью (укропом, кинзой), потом эту острую прелесть смешал с творогом и обильно намазал каждый обжаренный ломтик батона ровным слоем «сырковой массы». После этого пришел черед шпрот — по две шпротины на каждый бутербродик. И в довершение: тоненький ломтик лимона и листик кинзы. *** В те времена Крым для коренного киевлянина казался экзотическим Востоком, где происходили события «Тысячи и одной ночи». Будоражащие наши не привыкшие к разносолам желудки, названия блюд оказались реальностью: суп харчо!.. Люля-кебаб!.. Шашлык!.. Самса!.. Чебуреки!.. Манты!.. Вах!!! Первая же встреча с этой «кулинарной попсой» оказалась трагикомической и запомнилась на всю жизнь. Одним редким пасмурным днем, когда прием солнечных ванн был невозможен, я с родителями отправился на прогулку по самому людному, после пляжа, месту в Евпатории — «Курзалу» — так назывался приморский парк. *** Бублики аккуратно раскладывались на два противня и заливались молоком — молоко покрывало «сушки» только до половины их толщины и… через пару часов от молока не оставалось и следа — оно впитывалось сухим тестом. «Сушки» превращались в толстые пухленькие мучные колесики, манящие своей белизной и ароматом. Но есть их бабушка не разрешала! Это было лишь начало! Холодильники в те времена были редкостью, оттого хозяйки старались подчищать «сусеки и амбары», дабы ничего не пропало. Бабушка выкладывала на стол: небольшие кусочки слегка обветренной колбасы, подсыхающий сыр, куски холодной говядины из вчерашнего супа и т. д. Все это тщательно мельчилось при помощи «великого и незаменимого секача», солилось, перчилось, сдабривалось сливочным маслом и укладывалось аппетитной горкой в бубличные отверстия. Затем противни отправлялись в духовку на двадцать минут! Итальянское слово «пицца» к тому времени еще не вошло в лексикон жителей Киева, и моя бабушка называла эти дивные изделия не иначе как «бабки»! Почему не знаю, но вкуса они были необыкновенного и улетали со скоростью звука! Не поленитесь — приготовьте!

Читать полностью