Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

1185 год. Восток – Запад. Истоки. Мир ислама. Между двух миров

1185 год. Восток – Запад. Истоки. Мир ислама. Между двух миров
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
4.57

Библиотека проекта «История Российского государства» – это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники исторической литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков.

Перед вами одна из лучших книг по истории Азии и Европы конца XII века, шедевр Игоря Можейко – «1185 год». Автор вводит читателя в мир, богатый бурными событиями и человеческими личностями: крестовые походы, гениальный полководец Чингисхан, прославленные поэты Низами и Шота Руставели, хитроумная грузинская царица Тамара. Мы словно движемся по Великому шелковому пути к Атлантическому океану, познавая жизнь людей и целых народов, а многочисленные красочные иллюстрации позволяют увидеть великое прошлое своими глазами.

Читать книгу «1185 год. Восток – Запад. Истоки. Мир ислама. Между двух миров» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
russischergeist
russischergeist
Оценка:
128

В этом мире рассказывают легенды и воспевают песни во славу добрых и смелых героев, а миром правят жестокие и циничные короли, и ничего не меняется из века в век.

Анджей Эйлурус «Чумной доктор»

Замечательная книга!!! Красочная, с иллюстрациями старинных фресок, картин, фотографий сохранившихся памятников архитектуры и археологических находок. Добротная книга, написанная настоящим популяризатором истории. Вы еще не знаете кто такой Игорь Всеволодович Можейко? Ну как! Это же знаменитый фантаст, знакомый практически всем книголюбам по циклу произведений об Алисе Селезневой, плодовитый советский автор Кир Булычёв! Ведь по основной профессии он - историк-востоковед, специалист по юго-восточной Азии!..

Булычёв подарил нам на время чтения этой книги три предмета. Первый из них - небольшая машина-времени, которая имеет три режима: путешествие в 12 век, путешествие в двенадцатом веке, максимум на пятьдесят лет вперед или назад, исходя из названной даты 1185, возвращение домой в настоящее время. В нашем распоряжении имеется также вертолет, который может переместить нас на тысячи километров по Азии от Иерусалима до Киото. Чтобы мы не мешали событиям, в нашем распоряжении имеется также шапка-невидимка, чтобы нас случайно не посадили на кол или не сразили клинком булата или огненной стрелой.

Три документальных произведения Булычева объединены в этой книге, они дают нам общее представление о картине мира в выбранном 1185 году нашей эры. Вот такая дата была им выбрана. Почему? Узнаете во введении. А почему бы и нет. Это мы хорошо знаем, что сейчас происходит. А вы сможете рассказать, что произошло, скажем, в 1846 году в... Камбодже или Бейруте?

Автор решил нам рассказать о том времени, в котором разбираются буквально единицы. Докторская диссертация была посвящена Паганскому государству, существовавшему как раз в двенадцатом веке. Вот теперь, благодаря его книге, и мы можем рассказать о самых запоминающихся моментах той истории жестокого, двенадцатого века, пролетев через Паганское и Корейское государства, последив за византийскими, японскими, монгольскими интригами, за крестовыми походами на западе Азии, увидев что принесли миру сельджуки, тамплиеры, познакомимся с царицей Тамарой и великим поэтом Низами.

Как здорово было пролететь через призму тысяч километров и лет, и посмотреть хоть мельком об этом еще не до конца устроенном мире!

Читать полностью
tatianadik
tatianadik
Оценка:
26
Не воздам Творцу хулою за минувшие дела,
Пишет кровью и золою тростниковый мой калам… ©

Всенародно любимый писатель Кир Булычев писал не только фантастику, но и научно-популярные книги под своим настоящем именем Игоря Всеволодовича Мажейко. А так как он был ученым-историком, то получались они у него не менее интересными. В этой книге он решил проследить отрезок пути человеческой цивилизации, выбрав время – 1185 год и место – Великий шелковый путь, существующий много столетий.

От Восточного Средиземноморья через Сирию он тянулся к Ирану, где издревле были устроены колодцы и водоемы для караванщиков, оттуда вел к Бухаре и Самарканду ,… затем переваливал через Северный Памир к Кашгару и Яркенду; здесь он раздваивался, обходя с севера и юга пустыню Такла-Макан, и сходился у озера Лобнор, оттуда шел в степи, населенные кочевыми народами, и далее, в Китай… Лишь в своей средней части – в Центральной Азии – Великий торговый путь был сравнительно узок и един. Далее, к концам, он дробился на множество ответвлений, которые разбегались к городам и странам. С одной стороны, они заканчивались у берегов Ирландии и норвежских фиордов, в Португалии и Дании, в Суздале и у Уральских гор, а с другой – тянулись к Японии, к Островам Пряностей за Индонезией, к Цейлону и Филиппинам. От каждого истока пути, как бы ни был он мал, текли товары, от каждого начинался ручеек, который вливался потом в основной путь.

Наш путь лежит на запад, но вначале он пойдет по восточной части евразийского континента. Следуя за автором, мы посетим не только такие известные в истории страны, как Китай и Япония, но и Бирму (Мьянму), и Камбоджу. Узнаем о давно исчезнувшей цивилизации Шривиджайя и насладимся видами и описанием дошедших до нашего времени храмов Пагана и Анкгора. Услышим сказки и легенды тех мест о давно почивших королях и выигранных или проигранных ими битвах. Надо сказать, жестокость азиатских правителей ужасает, но позже выяснится, что и в других отечествах не лучше.

Средневековая Япония, оказывается, при всех своих странностях была не таким уж закрытым государством, во всяком случае, не от своих ближайших соседей Китая и Кореи. И испытывала на себе их значительное культурное влияние во всех областях, в том числе в литературе. Краткое изложение «Повести о Доме Тайра» - средневековом эпосе о битвах между кланами Тайра и Миномото пригласит читателя к более близкому знакомству с великими произведениями японской средневековой литературы.
А перенеся внимание на Китай, узнаем о том, как трудно происходило объединение его северной и южной частей, о китайском тиране Дигунае из северной империи Цзинь, пытавшегося завоевать южную империю Сун со своей самой большой и самой небоеспособной армией.

Следуя далее на запад по Великому пути, увидим скудную юность Тэмучжина, будущего великого завоевателя Чингисхана, который, оказывается, хотя и был поначалу не очень храбрым воином, но уже тогда был великим стратегом. От современников его отличала абсолютная беспринципность и стремление к своей цели любыми средствами.

И эта несчастливая жизнь выковала человека, который столько раз видел, как мало значат слова «честь», «благородство», «преданность» и «великодушие», что отверг эти человеческие качества как лишние, мешающие одолевать врагов. Он презрел законы общества, которое было к нему столь жестоко, смог опереться на таких же, как он сам, изгоев. Он поклонялся только силе и, став самым сильным, не терпел соперников.

Из Монголии шелковый путь лежит к южной границе пустыни Гоби, где русскими исследователями Григорием Потанином и Петром Козловым в конце XIX начале XX века была открыта еще одна страница древней истории. Речь идет о находке развалин древнего тангутского города Эдзины, которые местные кочевники называли Хара-Хото (черный город), где в одном из больших субурганах, стоявших вне городских стен, была найдена одна из величайших библиотек древности.

Большой десятиметровый субурган вошел в историю как «Знаменитый». Когда верхний слой кирпичей был снят, оказалось, что он буквально набит рукописями. В сухом склепе они пролежали почти восемьсот лет и отлично сохранились. Всего рукописей было несколько тысяч – это самая большая в мире библиотека, оставшаяся от Средневековья. И хранилась она в пустыне, в городе, настоящего названия которого никто не знал. А о народе, населявшем его, тогда могли лишь догадываться.
… И темное окно в городе Средневековья трудами путешественника Козлова, филолога Невского и многих русских, английских, французских и китайских ученых осветилось. И хотя далеко не все книги тангутов прочитаны и далеко не все известно и понятно в их истории, обширная держава была поднята из небытия и вернулась в общий поток человеческой истории.

Вынырнув из холодных ущелий Памира, Великий шелковый путь оказывается на просторах мусульманского мира. Наследники Арабского Халифата правители кочевников-сельджуков, Старец горы Хассан-ибн-Саббах, великий Низами, открывший миру перлы персидской поэзии, крестоносцы и их прокажённый король, не сумевшие удержать отвоеванный Гроб Господень, Саллах-ад-дин и Ричард Львиное сердце, рыцари Храма, заложившие в Святой Земле основы благосостояния своего ордена – эти люди и есть воплощение основных вех истории земель сынов Аллаха.

Вечно погрязшая во внешних и внутренних распрях Византия, малоазиатская Киликийская Армения, Грузия, расцветшая в царствование царицы Тамары и успешно отвоевавшая свои старые и прирастающая новыми землями, все они были восточным рубежом христианского мира, который противостоял миру ислама.
Мимо, мимо них несет нас река времени, все ближе к европейским берегам, изученным историками гораздо подробнее. Но впереди, во второй части книги будет Русь, разделенная на княжества, разобщенная и неспокойная, которая служила щитом, оберегавшим Европу от Великой степи, и в то же время была посредницей между народами Степи и Европой.

Читать полностью
Yumka
Yumka
Оценка:
13

Хороший писатель - это прекрасно, а когда хороший писатель еще и хороший историк - это просто сказка какая-то!

Книжками Кира Булычева про Алису я зачитывалась все детство, более того, моя первая мечта из серии "кем-я-стану-когда-вырасту" была навеяна именно им - в 1990-х годах космонавтами было быть уже не модно, но я нашла выход - мечтала стать космическим археологом. В космос я пока не летала, да и археологом в итоге не стала, но все-таки на раскопки в ходе обучения на истфаке ездила не раз... Причем тут фантаст Булычев и детские мечты? А при том, что на самом деле Кира Булычева зовут Игорь Всеволодович Можейко. И лишь совсем недавно я узнала, что он был не просто писателем-фантастом, а историком-востоковедом, опубликовавшим немало научных и научно-популярных работ, в числе которых и эта книга. И хотя, как ни странно, у "1185 года" стоит ограничение 16+ (а я бы вот, наоборот, настоятельно рекомендовала ее именно школьникам!), думаю, если бы я ее прочитала в подростковом возрасте, то быстренько из космического археолога переквалифицировалась бы в востоковеда:)

Про "1185 год" я узнала не благодаря Акунину, переиздавшему эту книгу в двух томах, а благодаря Павлу Юрьевичу Уварову, ответственному редактору второго тома всемирной истории Института всеобщей истории РАН. В одном из своих интервью по поводу этого тома он рассказал:

Идея показать синхронизацию исторического процесса. Не так сложно показать, что в одном месте было совсем иначе, чем в другом. Что культура Индии была самобытной, что культура Китая была самобытной, а уж самобытнее византийской культуры вообще трудно себе что-нибудь представить, разве что культуру японскую. Об этом без труда можно найти информацию в хороших книгах. То, что все везде было похоже и сопоставимо, про это тоже писали, хотя бы в советской «Всемирке». А вот работ, которые бы показывали, что было в Китае в то время, когда Карл Великий создавал свою империю, не так много. Что было в это время в Африке к югу от Сахары или на полуострове Юкатан, тоже, конечно, интересно, но у нас места не хватит это показать с должной полнотой. А вот то, что в это время творилось на Алтае или на Южном Урале, – это, во-первых, мы показать можем, а во-вторых, это уже влияло и на китайцев, и на франков, и они, сами не ведая того, влияли на судьбы Предуралья.

Здесь я в каком-то смысле ориентировался на книгу И.В. Можейко (Кира Булычева) «1185 год». Он взял эту дату (событие, о которых повествует «Слово о полку Игореве») и начал с Бирмы и Камбоджи, которыми он занимался профессионально как специалист по Юго-Восточной Азии; дальше пошел в Японию, Китай, Корею и через Русь до Англии. Такой хронологический стержень оказался востребованным публикой.

Меня не могло не заинтриговать, что член-корреспондент РАН ссылается на эту книгу. И я не разочаровалась: прочитала пока что только первую часть, но уже могу сказать, что книга действительно отличная. Можейко играючи знакомит читателя с событиями самых разных стран, о многих из которых читатель толком и не слыхивал никогда. Ну много ли мы знаем про Мьянму (Бирму) и Камбоджу? А слышали ли мы когда-нибудь про некогда могущественное государство Шривиджайя? Ну и, хотя мы знаем, где находятся Япония и Китай, но вряд ли слышали что-либо о борьбе японских кланов Тайра и Миномото или о китайском тиране Дигунае из северной Цзинь, собравшем самую большую и самую небоеспособную армию против южных Сун.

Булычев-Можейко умудрился пробудить во мне ту детскую восторженность перед историей, которую после пяти лет истфака я напрочь утратила (там учат относиться к истории серьезно, не до восторгов тут). Писатель описал небольшой эпизод из юности Тэмучжина из племени тайджиутов, и мне немедленно захотелось изучить всю биографию Чингисхана, хотя эта тема меня раньше никогда не интересовала. Можейко рассказал историю забытого тангутского города Хара-Хото, где была найдена одна из крупнейших сохранившихся средневековых библиотек, и я как будто заново пережила те "приключения", которые испытала, читая в первый раз Боги, гробницы, ученые и Библейские холмы (захотелось перечитать). История исмаилита Хасана ибн Саббаха, создавшего убийц-фидаев (более известных как ассасинов) вызвала желание узнать больше об исламе и его сектах. А после глав о средневековых Азербайджане и Грузии я добавила себе в виш-лист поэмы Низами Гянджеви и Шота Руставели (добавила бы и японок Нидзё и Сэй Сёнагон, если бы тех еще там не было).

В общем, это прекрасный образец научно-популярной литературы, которой советская (да и российская) наука, увы, так бедна. Вдохновляет, расширяет горизонты и подвигает на углубление в тему. Пойду читать второй том, хотя европейской частью истории меня удивить гораздо сложнее.

Читать полностью
Лучшая цитата
отправив на разгром Ёритомо губернатора северной провинции, он послал туда и своего старшего внука Корэмори. У войска стало два командующих, что всегда плохо.