4,2
85 читателей оценили
208 печ. страниц
2015 год
12+

Игорь Власов
Исход

Copyright Igor Vlasov 2015 г.

izdat-knigu.ru edition

* * *

Глава 1

Сборы были недолгими. Основная их поклажа так и лежала неразобранной в кибитке. Ник помог Ситу запрячь в оглобли низкорослую, с ввалившимися боками, лошадку. Та громко фыркала, жевала удила, всем видом выказывая свое недовольство. Ник плохо разбирался в лошадях. Тем более в лошадях, родившихся на планете за тысячи парсек от обитаемой Вселенной. Но даже ему было ясно, что животное уже давно пережило пору расцвета своих сил. Несмотря на это, Ник испытывал к этой лошади чувство благодарности, так как именно на ней друзья доставили его, находившегося в обморочном состоянии, в этот одиноко стоящий дом. Он погладил ее по морде и протянул фрукт, до боли напоминающий обычное земное яблоко. Лошадка сначала недоверчиво покосилась на него красным глазом, несколько раз с шумом втянула ноздрями воздух и только потом осторожно приняла угощение.

Поначалу двигались молча. Шептун, по своему обыкновению, полулежал в кибитке и, казалось, дремал. Сит шел рядом с лошадью, держа в одной руке поводья. В другой у него была длинная хворостина, которой он время от времени подстегивал животное. Ник шагал сзади и размышлял над превратностями судьбы. Сейчас ему казалось, что прошла целая вечность, как он совершил вынужденную посадку на эту планету. Тут Ник даже усмехнулся над самим собой. «Говори уж как есть. Ультрасовременный челнок «Валькирия», под твоим управлением доставлявший груз на исследовательскую базу в сектор F-14056, подвергся атаке неустановленного космического объекта на орбите третьей планеты от звезды, не зарегистрированной ни в одном космологическом атласе, и был уничтожен. Тебе чудом удалось спастись и совершить экстренную посадку на планету с местным названием Териус. При этом у спасательной капсулы непостижимым образом вышел из строя антигравитационный двигатель и, подозреваю, остальные системы жизнеобеспечения. На счастье, спасательная капсула была оснащена автономной системой для аварийных посадок на атмосферные планетоиды. Другими словами, парашютной катапультой».

Тут Ник снова усмехнулся. А как же, получался уже почти готовый, подробный рапорт для Шефа. Так между собой курсанты называли капитана космической базы «Тау Кита–1». Только вот когда, да и вообще представится ли возможность отчитаться по форме? То, что произошло с ним, было уму непостижимо. Во всяком случае, он о таких случаях никогда не слышал, и даже не видел ничего подобного ни в одном фантастическом фильме. А уж он-то со своим закадычным другом Полем таких пересмотрел сотни, если не тысячи. Прав был его учитель, когда говорил, что у него прямо-таки фантастическая способность попадать в самые невероятные переделки, в самых что ни на есть обыкновенных ситуациях.

«Черт меня дернул самовольно изменить маршрут, введенный Овсянниковым в бортовой компьютер «Валькирии». Решил сэкономить время. Сэкономил!» – Ник не удержался и горько вздохнул. Это получилось довольно громко, так как Сит, словно только того и ждал, сразу повернул к нему свою взлохмаченную голову:

– Что, Ник, загрустил? Или нога разболелась? Да ты не терпи лучше, а залезай к Шептуну в повозку. Ты не смотри, что животина-то старая, в ней у-гу-гу еще сколько силищи! Вон тебя-то из Города дотащила и ничего. Жива-здорова. Так и до переправы дотащит.

Ник не удержался и еще раз вздохнул. Мальчишку опять прорвало, и, похоже, придется в который раз выслушивать историю о его, Ника, чудесном спасении. Так и есть.

– Ну ты, Ник, конечно, молодец! Рогача завалить – это тебе не в Лес за дымовиками сходить. Но почему ты с него не соскочил-то? А? Глупая твоя голова! Вот скажи мне, Ник. Залез-то ты на него быстро, я прям даже рот открыл. А вот, что не соскочил, хоть убей, не пойму! Когда рогач-то как рухнет, да как повалится, ну мы тут все и подумали, что тебе того. Это самое. Рон с Валу не дадут соврать.

Перепугались мы, конечно, поначалу, но тут Рон, ну ты знаешь Рона, как заорет: «Что рты раззявили! А ну, навались!» Ну, мы копьями-то ворот его костяной кое-как раздвинули. Ну слегка, конечно, сам знаешь, башка-то у рогача с добрый дом будет! – Сит на секунду задумался. – Побольше нашего-то будет. Это точно. Да что там нашего! Больше, чем у самого старосты! А ты же знаешь, Ник, что у старосты-то дом о-го-го!

Ну вот, я в эту щель и полез за тобой. Ну и вонь, скажу тебе, там стояла! Весь в слизи с ног до головы перепачкался. А слизь-то гадостная, до сих пор вся кожа зудит, будто всего в ядовитом мхе изваляли. Дышать нечем, думал, что всё, уже не найду там тебя. А тут как раз ногу твою нащупал и давай тянуть что было силы. Ну скажу я тебе, Ник, и тяжел же ты, братец! Один я тебя бы ни за что не вытянул. Но тут Рон с Валу догадались, схватили меня за дергающиеся ноги – так я им сигнал подавал, что, мол, нашел тебя, – ну и вытащили нас с тобой.

Переполох вокруг стоял, я тебе скажу, – думал, уши лопнут. Тут, хвала Ушедшим, Шептун подоспел. Валу тебя на плечо закинул, ну мы и деру дали. Стражники было нам дорогу преградили, но тут какой-то воин… Ну точно, это был воин. Тут и дурак не перепутает. Весь такой в блестящей одежде. А на голове, как там Шептун сказал? – Сит смешно пошевелил губами, подыскивая нужное слово. – Ах да, шлем. Лицо закрыто, только глаза сверкают. Ну он стражникам что-то прокричал, а для верности меч свой достал. Так они все и расступились, да так и стояли, пока мы не прошли.

Ну, а дальше Шептун где-то кибитку с этой вон лошадкой неказистой раздобыл. Ну уж, извиняй, какую достал. Да и времени было в обрез. Как сказал Шептун, погоню можно было ждать в любой момент. У городских стен мы и разделились. Рон с Валу напрямик к переправе двинулись. А мы вот сюда, в дом старого знакомого Шептуна.

Плох ты был, Ник, очень плох! Ладно, если бы стонал там или хрипел. Так нет, будто заснул. Только разбудить тебя не получалось. Я уж было хотел тебе уголек к пятке приложить, да Шептун запретил.

Вдалеке громыхнуло. Раскаты грома с каждым разом становились всё ближе. Ник остановился и посмотрел назад. У самого горизонта со стороны Белых скал все было затянуто грозовыми облаками. Даже сейчас ясным днем было хорошо видно, как низкие темные тучи то и дело озаряются, словно изнутри, разрядами многочисленных молний. Зрелище было завораживающее, хотя и зловещее. Шептун что-то проворчал в повозке. Сит, хвала Ушедшим, замолк и принялся усерднее подгонять кобылку. Сегодня Ник чувствовал себя намного лучше. Единственно, что еще беспокоило, так это тянущая боль в лодыжке. Видно, все-таки потянул, запрыгивая на спину рогача. И впрямь здоровенная тварь попалась! Но, по словам Шептуна, далеко не самая крупная в этом их Лесу. «Да, сюда бы группу ученых из Алтайского заповедника, вот для них тут раздолье-то было бы! От такого многообразия неизвестных форм жизни они тут от радости все бы в обморок попадали. – Ник улыбнулся, вспомнив лица знакомых ребят, работающих под началом его бабушки, известного космозоолога. – Правда, потом сожгли бы меня на научном костре инквизиции за то, что я так варварски разделался с редким представителем местной фауны».

Вдруг как-то сразу накатила тоска. «Что же мне делать дальше? Как добраться до таинственных пирамид? А еще лучше до тех, кто по какой-то причине возвел их на этой планете. Кто? Зачем? Когда? Судя по уровню развития местной цивилизации, напрашивается вывод, что это дело рук какой-то иной, прибывшей извне разумной культуры. Хотя что я узнал об истории этой планеты? Только несколько разрозненных и ничем не подтвержденных преданий о Старом Городе, построенном предками живущих сейчас людей и покинутом ими более пяти столетий назад. Опять же, по непонятной причине. Может быть, имеет место регресс некогда мощной техногенной цивилизации? А эти пирамиды с их загадочным квантовым резонансом – остатки ее былого величия?»

Вопросы, вопросы и еще раз вопросы… И даже непонятно, с какого бока к ним подступиться. А уж о природе пространственного кокона, отгородившего эту планетную систему от всей остальной Вселенной, и говорить незачем. Эта загадка явно ему не по зубам. В душе, конечно, теплилась надежда, что где-то там, за чертой чудовищно искривленного пространства, висит земная исследовательская база и пытается пробиться к нему на помощь. Но если уже до конца быть реалистом, то всерьез полагаться на это ему не следует.

Насколько он сейчас понимал, земляне наткнулись на этот кокон не вчера.

И пробиться в него никому еще не удалось. Кроме как собственно ему, Нику. Но это разговор особый, потому что, как он это проделал, непонятно даже ему самому. Остается надеяться, что приборы или наблюдатели с исследовательской базы зафиксировали момент вхождения «Валькирии» в этот участок пространства. Хотя тоже не факт. Если учесть, что он шел в режиме нуль-прыжка, да еще и по произвольно взятым координатам выхода. Ник почувствовал, что краснеет. Более идиотской ситуации представить было невозможно.

«Так, – остановил он себя, – сейчас не время заниматься самобичеванием.

Все уже решено и не раз обговорено. Идем на поиски Старого Города.

Шептун надеется найти там ответы на свои вопросы, а я на свои. И что-то мне подсказывает, что они пригодятся нам обоим. Вот только еще этот приближающийся Исход. Совершенно, скажем, некстати. Сколько он про него слышал, даже пришлось лично участвовать в Праздновании, к нему приуроченном, а так толком ничего и не понял. Такое ощущение, что все его с нетерпением ждут и одновременно боятся. Ну да ладно, переждем эту напасть под защитой крепостных стен и отправимся прямиком в Лес. И если это не просто красивая легенда и Старый Город действительно существует, я его обязательно найду. Хотя бы только потому, что у меня другого пути нет. Провести остаток жизни в деревне охотников в ожидании чудесного вызволения, это не по мне. Я, скорее, с ума сойду от бесплодного ожидания».

Резкий порыв ветра вернул его к реальности. На пыльную дорогу упали первые капли дождя. Вокруг стояла неестественная тишина. Нет, гул от раскатов грома не стихал ни на секунду со вчерашнего вечера, когда они с Шептуном увидели далеко у горизонта всполохи первых молний. Сейчас же он обратил внимание на то, что не слышит привычного лая собак, мычания коров, блеяния коз. Замолчали даже вечно стрекочущие насекомые. Тут Нику пришло в голову, что на этой планете он ни разу не встречал птиц. Домашних, похожих на земных индеек и петухов, в деревнях, мимо которых они следовали, было предостаточно. Как, впрочем, и в Великом Городе. А вот диких, парящих высоко в небе нет. Точно, ни разу не видел. Ни здесь, ни за Быстрой Водой. Тут Ник остановился как вкопанный. «Двоечка вам, курсант, за невнимательность!» – в памяти всплыла любимая фраза Петра Овсянникова, начальника курьерской службы, куда Ник был приписан чуть больше года назад для прохождения стажировки. Только сейчас он осознал, что за естественным водоразделом, называемым местными жителями Быстрой Водой, находится совершенно иной мир, разительно отличающийся от этого. Там господствует другая флора и фауна. Другая трава, непохожие кустарники и деревья, совершенно разные виды животных, будто разделенные от местных миллионами лет эволюции.

Прокручивая сейчас в голове события, которые происходили в тот день, когда они паромом переправлялись через реку, Ник вспомнил, что тогда он был удивлен разницей в техническом оснащении жителей Прилесья и горожан. Да, точно. Он так и подумал, что перенесся из неолита прямиком в средневековье. А вот резкое различие между животными и растениями как-то от него ускользнуло. Вероятно, от обилия новых впечатлений. Но все-таки надо на эту тему при случае с Шептуном поговорить. К Ситу обращаться с этой просьбой совсем не хотелось. «Заведет опять свою любимую песнь о моем степном происхождении, до вечера не остановишь».

– Сит, стой! – раздался из повозки скрипучий голос Шептуна, – да останови ты, наконец, эту безмозглую скотину!

Старик, с деланым трудом, как почему-то всегда казалось Нику, покряхтывая, слез с повозки и, задрав голову, уставился вверх. Темные грозовые облака приближались, заволакивая небо от самого горизонта. Уже можно было различить струи дождя, низвергающиеся по всему фронту на землю. Молнии били беспрестанно, а раскаты грома слились в непрерывный монотонный гул.

Старик что-то произнес, но его слова утонули в грохоте от ударившей, уже неподалеку молнии.

– Что ты сказал, Шептун? – Нику пришлось повысить голос, чтобы перекричать громовые раскаты.

– Да говорю, что до переправы нам не успеть! Очень уж быстро нагоняет! – Старик махнул рукой в сторону горизонта. – Нам надо срочно найти укрытие. Если меня память не подводит, чуть дальше, вон за той рощицей, стояла хижина пастухов. Надеюсь, что она и сейчас там, поди не развалилась. – Шептун еще раз подозрительно глянул на нагоняющие их свинцовые тучи, потом, кряхтя, влез в повозку и бодро скомандовал: – Давай, Сит, что встал, как неживой? Гони кобылу! Скоро, сдается мне, нам не идти, а впору плыть придется!

Сит в ответ что-то, по своему обыкновению, проворчал, но все же принялся что есть мочи подстегивать неспешное животное.

* * *

Они сидели вокруг старенькой, выщербленной во многих местах печки. Она была сложена из обработанного камня и когда-то давно исправно служила своим хозяевам. Сейчас из множества прорех в дымоходе сочился дым, скапливаясь сизой дымкой под потолком. Глаза уже начинали слезиться. Ник несколько раз с силой зажмурился. Но в их положении привередничать не приходилось. Стена дождя докатилась до путников, когда те были уже в ста шагах от избушки, сиротливо стоящей у самого края рощи. Одежда мигом промокла, но им пришлось еще несколько раз возвращаться под ливень, перетаскивая свою поклажу из повозки в дом. Сит не поленился разнуздать усталую кобылу и мокрый с головы до пят последним вбежал в дом.

Ник, голый по пояс, сидел, прислонившись спиной на шершавую глиняную стену, и отрешенно смотрел, как по горячему дымоходу, шипя, бегут тонкие ручейки воды и, стекая на пол, образуют пока небольшую лужицу. На улице поливало как из ведра. В прямом, а не в переносном смысле.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
235 000 книг 
и 42 000 аудиокниг