0,0
0 читателей оценили
145 печ. страниц
2017 год

Возбужденные филистимлянами, или Как в Орле чуть не вызвали в суд Тацита
Игорь Семенов

© Игорь Семенов, 2017

ISBN 978-5-4485-9454-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1. Без меня, меня женили

Так получилось, но мне всегда «везло» на различные курьезы, связанные с официальными документами и анекдотичными действиями некоторых чиновников, наделенных государственной властью. Еще в юности, когда я получил «Приписное свидетельство» в военкомате, в нем значилось, что я родился не в 1967, а в 1917 году. Сотрудники военкомата заразительно хихикали, говорили, что я для своих лет, будучи ровесником Революции, неплохо сохранился, но дату никто исправлять в документе не решался. Для того, чтобы доказать свой настоящий возраст, мне пришлось повторно принести в военное учреждение, весь набор документов, включая «Свидетельство о рождении», биографию, фотографии, справку от матери с подтверждением настоящей даты, когда я появился на свет, и даже характеристику из учебного заведения. Но это было только началом. Когда я, наконец, получил новое долгожданное «Приписное свидетельство»… в нем снова оказалась та же дата рождения – 1917. Для ее исправления, правда, приноса пакета документов не понадобилось. В «Военном билете» впоследствии стояла правильная дата.

В 90-ые годы прошлого века, когда к власти в России пришел президент Б. Н. Ельцин и его либеральное окружение, я не остался в стороне и приложил все свои силы к тому, чтобы как можно быстрее отправить это правительство вместе со «всенародно избранным», в отставку и предотвратить катастрофу, охватившую нашу страну. В процессе этой бескомпромиссной и жестокой политической борьбы случалось много эксцессов, не обходилось из без совершенно анекдотичных и невероятных случаев, достойных фиксации в какой-нибудь мировой книге абсурда, типа «Книги Гиннеса».

Так, в 1993 году, во время противостояния между президентом РФ Б. Н. Ельциным и Верховным Советом РСФСР, когда я был ранен, мне, мужчине с ярко выраженной гетеросексуальной ориентацией, 25 лет отроду, в медицинском учреждении выдали документ, удостоверяющий ранения и нахождение в больнице, на бланке под названием… «Справка о производстве аборта»… Сотрудники ФСК (тогдашней ФСБ) долго хватались за животы от смеха на допросах, изучая этот шедевральный документ. Хорошо, что не выдали эту справку на бланке о заключении патологоанатома, а то потом ходи, доказывай, что ты живой.

В 1996 году я так разозлил тогдашние власти, зацикленные на любви к либерализму и чужой собственности, а также на игнорировании интересов собственных граждан, что те приняли меры к тому, чтобы отправить меня в места не столь отдаленные. Искали любой повод, например, вспоминали, что я говорил за три-четыре года до этого на митингах и пикетах, а также в интервью газетам и на телевидении. В качестве якобы свидетелей не чурались вызывать лиц, состоящих на учете в психиатрических заведениях, и узнавали от них много нового и вероятно очень полезного для себя.

В качестве единственного доказательства того, что я на каком-то митинге якобы разжигал межнациональную рознь с «кавказцами» приводили единственную фотографию с моим выступлением. Именно такая неведомая миру национальность значилась во всех юридических документах того процесса. Ни один юрист, участвовавший в том процессе, не обратил внимания на этот нонсенс. Очевидно, прокуроры пытали это изображение с помощью изощренных магических ритуалов вуду или шаманских плясок с бубнами, чтобы выяснить, о чем я там, в реальности, вещаю. По фотографии был определен «крамольный» текст объемом на целую страницу. Я подозревал, что у меня развитая мимика, но чтобы настолько? Интересно, какие крамольные тексты они могли выжать из фотографий, например, знаменитого комедийного актера Луи де Фюнеса, отличавшегося своей разнообразной и неповторимой мимикой?

Наконец, поняв бесперспективность своей затеи упрятать меня за решетку всерьез и надолго, решили просто обвинить в подготовке жутких репрессий и кровавого террора против лиц, обширный список которых был обнаружен в моих многотомных архивах во время одного из очередных обысков.

Прокуратура уже сладостно потирала руки в вожделении обозреть мою ненавистную физиономию в тюремных застенках. Представляете, сколько можно было получить премий, высоких должностей и звезд на погоны после предотвращения серии таких кровавых преступлений? А могли еще и ведомственной путевкой наградить в подмосковный санаторий! В конечном итоге, окончилось все большим конфузом. Тот «расстрельный» документ оказался списком лиц, приехавших в знаменитом пломбированном вагоне вместе с «вождем пролетариата» В. И. Лениным и на корабле из Америки вместе с Троцким, делать в России революцию, в 1917 году. В нем значились фамилии Ленина, Троцкого, Крупской, Зиновьева и других видных лидеров Октябрьского переворота 1917 года, известные любому обывателю тех времен, но обвинителей это никак не насторожило.

Я, быть может, и был бы рад, если бы представилась возможность, каждого из этих революционеров отправить к праотцам, но за меня это сделали доблестные и бдительные правоохранительные органы еще в далеком 1937 году, а те, до кого не дотянулась справедливая рука возмездия, умерли собственной смертью еще ранее.

Весной 1999 года за то, что я выступал против кровавых бомбардировок братской Югославии западной коалицией во главе с США, вы не поверите, меня пытались обвинить в разжигании межнациональной розни с народами стран… НАТО! Инициатором обвинений была городская мэрия во главе с тогдашним мэром Орла Ефимом Вельковским, впоследствии ставшим «Почетным гражданином города». Правда, до сих пор никто в городе не понимает, за что? Зато все помнят массовые акции народного протеста и демарши народных депутатов в начале нулевых годов с требованиями отправить надоевшего всем мэра на пенсию.

Авиация НАТО и, непосредственно, США, сбрасывала смертоносные бомбы на головы гражданского населения в Сербии, украшая их кощунственными надписями, типа «С веселой Пасхой!», а виновен оказался я. Вероятно, если бы мой голос возвышался в защиту этих бомбардировок, то я прослыл бы самым демократическим и либеральным «голубем мира» не только в России, но и во всей Вселенной. Еще и наградили бы какой-нибудь Нобелевской премией Почетного легиона Рыцаря королевской подвязки, во всяком случае, попытались бы.

Мое злокозненное «преступление» заключалось в том, что я предложил установить санкции на ввоз в Россию продукции из стран НАТО, участвующих в бомбардировке невинных людей. Сейчас, президент Путин, ввел подобные санкции против Запада. В 1999 году, вероятно, если бы Владимир Владимирович только бы заикнулся об этом, то оказался бы он не в кресле премьер-министра, а на тюремных нарах, и не он бы призывал «мочить в сортирах», а его самого там ненароком замочили бы кореша некоторых «светочей демократии», «защитников прав человека», «почетных граждан» и западных «партнеров».

Я полагал, что более абсурдных и выворачивающих мозг обвинений уже невозможно придумать и уровень фантазий наших «законников» уже достиг предела. Прошедшие с тех пор спокойные и благостные для меня годы, как будто подтверждали эти радужные надежды. Но оказалось, что я не прав. Выяснилось, что я продолжал смотреть на мир наивными глазами. То, что приключилось со мной весной 2015 года, побило все предыдущие забавные и абсурдные случаи. Некоторые представители нового поколения сотрудников прокуратуры и правоохранительных органов оказались еще более «одаренными» и явно сумели перепрыгнуть своих старших товарищей. Так глубоко в историю, в отношении меня еще не копали. Впрочем, обо всем по порядку.

4 марта 2015 года одна моя знакомая – Марина М. – прислала сообщение в одной из социальных Интернет-сетей о том, что моя книга «Тайная миссия Христа», изданная в московском издательстве «Алгоритм» и издательстве «Феникс» (Ростов-на-Дону), запрещена судом, и попросила подарить ей это издание, и непременно с автографом. Я был крайне удивлен этой просьбе, поскольку для меня оказалось абсолютной неожиданностью, что какая-то моя книга признана экстремистской литературой. Сначала подумал, что это какая-то ошибка или шутка. Может это книга какого-нибудь моего однофамильца, благо моя фамилия одна из самых распространенных в России?

Например, в моем «Военном билете» первоначально значилась воинская специальность – тракторист, хотя я до сих пор понятия не имею, что там вообще внутри тракторной кабины – рычаги, руль, штурвал, игровая компьютерная мышка или там надо крутить педали, как в трехколесном велосипеде. Да и ближе 5—7 метров я к трактору, наверное, вообще никогда не подходил. Приключилась такая ошибка по причине того, что в нашем Пограничном отряде служило еще несколько Семеновых, в том числе и с такими же инициалами, как у меня.

Поискал в Интернете новости из судебных кабинетов Орловщины, в надежде прояснить случившееся. И, действительно, нашел данные от 2 марта 2015 года. На сайте прокуратуры Орловской области, сообщалось следующее:

«Северный районный суд г. Орла удовлетворил исковое заявление прокурора Северного района г. Орла о признании книги „Тайная миссия Христа“ экстремистским материалом. Основанием для обращения в суд послужили результаты проверки, в ходе которой было установлено, что указанная книга согласно исследованию специалистов, направлена на разжигание розни, вражды и ненависти по национальному и религиозному признакам. После вступления решения суда в законную силу его копия будет направлена в Министерство юстиции Российской Федерации для включения книги „Тайная миссия Христа“ в Федеральный список экстремистских материалов».

Первой реакцией был небольшой шок. Как так? Может я что-то проспал или напился до непотребной степени, поэтому не помню о состоявшемся судебном заседании и принятом решении?

В написанной мной книге «Тайная миссия Христа», на основании нескольких сот документов и фактов, доказывалась гипотеза о том, что Иисус Христос происходил из правившего в Парфии древнейшего царского рода Арсакидов и имел к Иудее и иудеям весьма косвенное отношение. В книге была рассказана древняя история Парфянского царства, исследовано мнение о соответствии Ашхабада легендарному Асгарду из скандинавских саг, дана новая версия расшифровки Апокалипсиса, прослежено развитие христианства в первые века своего существования и дан анализ тому, каким образом христианство в течение трех-четырех веков сначала стало частью иудейских воззрений, а затем отдалилось от иудаизма и стало его противоположностью.

Данная книга была издана еще в 2010 году в двух крупных российских издательствах, и с тех пор никаких претензий по поводу ее, насколько я помнил, а память у меня всегда была замечательной, ни от кого не поступало. Наверняка, перед тем, как ее издать были проведены редактирование и проверка на соответствие российскому законодательству? Удивило так же то, что судебное решение по, написанной мной книге, принималось келейно, под покровом тайны, без уведомления заинтересованных сторон, без соблюдения основного принципа российского правосудия – равноправия и состязательности сторон в судебном процессе.

Если бы не бдительная знакомая, я, вероятно, вообще узнал бы о том, что являюсь автором, как оказывается, экстремистской книги, когда ко мне пришли бы суровые сотрудники полиции и отправили под белые рученьки в застенки «кровавого режима», на основании уголовного дела за разжигание межнациональной розни по ст. 282 УК РФ, возбужденного на базе тайного решения районного суда по моей книге. Пришлось принять меры для разъяснения ситуации.

Утром, 6 марта 2015 года, в пятницу, я направился в Северный суд города Орла. Он, как оказалось, был расположен в таких отдаленных от города дебрях, до которых ни каждый истец или жаждущий добиться правды человек доберется. Волкам с леса до туда было проще трусцою добежать, чем человеку доехать. На всякий случай, прихватил с собой заготовленное ходатайство о предоставлении мне на ознакомление материалов дела и копии судебного решения, как заинтересованному лицу.

В канцелярии Северного районного суда в течение получаса пытались отыскать это дело, но ничего не нашли ни в компьютерных базах, ни у судей, ни у их секретарей. В конечном итоге, отослали к судье Золотареву, у которого обнаружили что-то подобное. У названного судьи, после пятиминутных разъяснений, выяснилось, что это дело только передано ему на рассмотрение и никакого решения по нему, оказывается, не принималось… При уточнении выяснилось, что у него на столе вообще какое-то иное дело по экстремизму, против каких-то бритоголовых скинхедов. С каждым шагом становилось все таинственнее и страннее, или как говорила знаменитая Алиса из Страны чудес, в одном из русских переводов, прозвучавших на пластинке с записью 1974 года, «чудесатее и чудесатее».

В конечном итоге, выяснилось, что в Северном районном суде подобное дело никогда не рассматривалось и никаких подобных решений там не выносилось. Сообщение на сайте Прокуратуры Орловской области прокомментировать они никак не смогли. Посоветовали обратиться в Прокуратуру Северного района, любезно дали номера телефонов и даже разрешили воспользоваться стационарным телефонным аппаратом. Возник вопрос, о чем же тогда так бодро отрапортовала областная прокуратура?

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
216 000 книг 
и 34 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно