0,0
0 читателей оценили
351 печ. страниц
2017 год

Восставший из прошлого
Приключенческий роман
Игорь Олегович Ассман

© Игорь Олегович Ассман, 2017

ISBN 978-5-4483-8095-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1

Глава 1. Эксперимент

Я помнил хорошо то время, когда еще учился в начальной школе. Я никогда не был глупым парнем, и всегда удивлялся тому количеству предметов, которые мы изучали. Но в колледже я просто давался диву, не веря, что хотя бы половина изучаемых предметов могли хоть когда-нибудь пригодиться в жизни. Однако, нам их давали, мы их зубрили, а потом сдавали экзамены. Колледж я окончил хорошо, и сразу же встал вопрос, по какой линии идти дальше: по технической или гуманитарной. Мои родители были инженерами по строительству дорог и мостов, то есть технарями, они-то даже не сомневались, что я пойду по их стопам, хотя, я никогда не давал никаких предпосылок так думать. То, что у меня было хорошо с математикой и черчением, на мой взгляд не давало никакого повода думать, что из меня выйдет прекрасный инженер. Вот к чему меня никогда не тянуло, так это была техника. Зато мне нравились практически все гуманитарные предметы, и я сам для себя изучал многие из них самостоятельно. Например, история древнего мира мне давалась легко и просто, но я еще ходил и в библиотеку, и брал книги по археологии, хотя такого предмета не было в колледже, и так далее. Вспоминая свои давние увлечения, я хотел быть врачом, переводчиком языков, которые мне давались легко и просо, адвокатом, короче любым гуманитарием.

Наступила эпоха выбора, и родители давили меня как сок из соковыжималки, они уже даже нашли для меня не только университет, но и инженерный факультет, строительный. Да, когда-то в пять лет я что-то строил из кубиков, но на этом моя тяга к строительству закончилась так же быстро, как и началась.

– Джон, – уговаривала меня мама, – в деканате этого факультета работает дядя Сэм, мы с ним учились вместе, он обещал помочь на вступительных экзаменах.

– Сын, – говорил отец, приходя с работы, – инженером ты устроишься где хочешь, потребность в них всегда была и будет.

Я не спорил с ними, наверное, оба были правы, только к моему нежеланию стать технарем еще и добавлялась какая-то юношеская сила сопротивления, я просто кивал головой, а сам смотрел программки других университетов и факультетов. Наконец, сам для себя я остановился на двух факультетах, юридическом и изучения иностранных языков, об этом я заявил родителям в тот же вечер, когда мое решение созрело, и изменить его было практически невозможно.

По виду своих родителей было похоже, что кто-то в доме лежит при смерти, они были мрачнее тучи, но почувствовав в моем голосе стальную нотку, и разговаривая как бы между прочим еще неделю, абсолютно безрезультатно, они вдруг в один день опустили поводья и оставили меня в покое. Так я добился того, чего хотел, но пока что в семейном кругу.

У меня был друг, Майк, мы ходили в одну и туже школу, но потом его забрали в колледж с математическим уклоном, он выигрывал все городские Олимпиады по физике и математике, зато проваливал в школе большинство гуманитарных наук, они его просто не интересовали, он даже до конца колледжа писал с ошибками. Но какая у него была голова! Все пророчили ему огромное будущее, и я в этом тоже не сомневался.

Наконец, мы оба подали заявления в один и тот же самый престижный университет города, он – на математический факультет, я же – на юридический. Наступила пора экзаменов, Майк сдал все на отлично, и, конечно же поступил. Мне не хватило каких-то полбала, но я сразу же перебросил документы на факультет иностранных языков, и мне повезло: я просто вписался точка в точку.

Мои родители уже позабыли о моем техническом будущем, хотя мама говорила, что я еще пожалею, что из меня сделают простого учителя какого-нибудь языка и зашлют в загородную школу. Но языки мне давались легко, и я в это не верил, наоборот, я видел свое будущее в каком-нибудь дипломатическом корпусе страны, может в посольстве, или в Министерстве иностранных дел, таковы были мои фантазии.

Шли годы, с Майком мы жили в одном многоквартирном доме, у каждой квартиры был свой небольшой подвал, так вот, подвал Майка был забит до отказа всякими электрическими или электронными приборами, чипами, проводками, короче, он сделал себе какую-то тайную лабораторию, которую показывал только мне. Наш же подвал был грудой всякого хлама.

Я часто бывал у него, и на последнем курсе университета, когда нам обоим стукнуло по двадцать пять, я понял, что мой друг что-то создал. Нет, это не была часть чего-то, наоборот, все выглядело как одно целое, все проводки были подсоединены, везде стояли какие-то датчики, короче, я, даже ничего не соображая в технике, увидел, что мой друг собрал что-то серьезное.

– Джон, – гордо сказал он мне один раз, – я добился своего, только решил пока что ползадачи.

– И что же это за конструкция? – поинтересовался я.

– Ты не поверишь, но это – машина времени, – он посмотрел мне в лицо, пытаясь догадаться, поверил ли я ему или нет.

– Майк, – улыбнулся я, – над этой машиной работают Академии наук, а ты вот так, прямо в подвале….

– Именно. И я ее уже опробовал на мышах, они действительно исчезли. Только она пока лимитирована, я добился перемещения в прошлое, будущее мне пока не удается. И еще, – он нахмурился, – я уже близок, только пока не могу вернуть этих мышей сюда же.

– Майк – я рассмеялся. – Короче, ты отправил бедных зверей туда, не зная куда, и не можешь их вернуть. Ты хоть знаешь в какой век их отправил?

– Судя по приборам, в первый век нашей эры. – Он почесал затылок. – Только ты не смейся, еще немного, и я не только верну их, а и еще отправлю нашу кошку, даже присобачу ей мини видеокамеру, тогда уже результат будет на лицо.

– И как она работает? – в шутку спросил я.

– Видишь на полу весы, такие продаются везде? На них надо встать, они сразу же определяют твой вес и количество энергии, необходимой для перемещения, ну а дальше начинает работать вся другая аппаратура. Мыши исчезали через тридцать секунд, но кошке понадобится минут пять. В принципе, у меня есть все схемы и на возвращение, только нужна дополнительная аппаратура, и время.

– За это время всех твоих мышей просто слопают в первом веке, – подшутил я. – Кстати, а почему бы тебе не пойти в Академию наук и не представить твой новый проект? Только сначала запатентуй его на всякий случай.

– Я многое читал об их методах, все они построены на одной физико-математической базе. Я же использую другую, они просто посмеются надо мной и дадут от ворот поворот.

– Майк, ты же гений, никто не будет над тобой смеяться, – заверил я.

– Если бы у меня был хоть один результат, – подумав, сказал он, – пусть даже с мышью, я бы пошел. А еще лучше с кошкой и видеокамерой.

На этом пока все и закончилось, но уже через месяц Майк прибежал ко мне и позвал в подвал.

– Джон, ты не поверишь, но я вернул мышей, правда не всех. Это именно мои мыши, я же из пометил. Из пяти вернулись три.

Мы спустились в его подвал. В небольшом стеклянном ящичке, типа бывшего аквариума, копались три мыши, их хвосты были окрашены в зеленый цвет.

– Видишь? – с волнением спросил он.

– Мышей-то я вижу, только никак не пойму, были ли они в первом веке, или просто остались здесь же, став невидимками. Твой план с кошкой и видеокамерой был бы гораздо серьезнее и доказательней.

– А для чего здесь крутится под ногами Сильву? – я действительно увидел его чёрно-белую кошку, которая вышла из за какого-то ящика, на ней был узкий ошейник с висящей на нем продолговатой пластмассовой штукой. – Она уже готова, Джон, я хочу, чтобы ты был свидетелем. Кстати, на, возьми видеокамеру и все снимай.

Он подошел к ленивой Сильве, взял ее на руки и поставил на напольные весы.

– Начинай снимать, – серьезно сказал он, – я включаю приборы.

Кошка вяло села на весах и смотрела в нашу сторону. Неожиданно, из-под весов появились столпы какого-то странного света, они били вверх, почти до потолка, а Сильва сидела внутри, окруженная этими лучами.

– Не волнуйся, – услышал я голос Майка, – она уже не сможет сойти с весов, я включил ей электромагнитную преграду по всему периметру. Подожди еще пару минут, и ты увидишь, что будет.

Я вспомнил фантастические фильмы о машинах времени, и удивился, что-то было очень похоже на те фантастические, перемещающие во времени аппараты, Майк включал одну кнопку за другой, а я, не переставая, снимал все на видео.

– Началось, – услышал я вздох Майка за спиной, – я уже включил секундомер.

Мы стояли плечом к плечу, и смотрели на кошку. Прошло минуты три, но ничего не менялось. Но потом стало происходить что-то странное, образ Сильвы будто бы растворялся в воздухе, я уже не видел ее так четко как раньше, она продолжала растворяться, пока свет неожиданно не потух. На весах было пусто, и я подошёл вплотную, и поводил ладонью на том месте, где сидела Сильва, но там был просто воздух, кошка исчезла.

– Не ищи, – рассмеялся Майк, – я отправил ее во второй век до нашей эры.

У меня не было слов, я просто не мог поверить в увиденное. На всякий случай я промотал видео назад, и включил его, на маленьком экранчике повторилось то же самое, что я видел своими собственными глазами, а это уже был факт.

– Майк, – помолчав, сказал я, – это просто какой-то трюк, ни в какой второй век ты ее не отправил. Не знаю, как машина времени, но то, что ты соорудил шапку невидимку, это точно. К тому же, я все хотел у тебя спросить, в какое именно место ты ее направляешь, хотя бы на какой материк?

– Пока я этого не знаю, – сказал он, – но я научусь, вот увидишь. А то, трюк ли это или нет, мы увидим когда она вернется, камера все покажет.

– И когда ты ее вернешь?

– Да хоть сейчас, мне самому не терпится. Давай подождем час, а потом я ее верну, на видео за час мы сразу распознаем, далеко ли она была в прошлом, или, как ты называешь, это был просто трюк, и она просто исчезла из глаз. Но если камера покажет прошлое, значит, это уже настоящее открытие. Кстати, – видимо это пришло ему в голову только сейчас, – я давно сам хотел попробовать, как себя чувствует животное на весах, окруженным специальным светом. У нас есть час, давай я встану на весы, буду командовать, а ты просто включать кнопки. Когда я почувствую что-то не то, я сказу тебе, и ты просто нажмешь на самую большую красную кнопку, и все отключится. – Он вопросительно посмотрел на меня.

– Ты что! – удивился я, – хочешь, что бы я тебя отправил вслед за Сильвой? Я же ни черта не разбираюсь в твоей аппаратуре.

– Там нечего разбираться, я специально подобрал кнопки разных цветов, тем более, что бы отправить меня, тебе понадобится час как минимум. Дай мне постоять минут пятнадцать, хоть сам почувствую что-нибудь. Это ведь тоже часть эксперимента.

Я долго отбивался от него, но он все же меня уговорил, предварительно показав пульт управления, на нем все кнопки были разных цветов.

– Я сейчас поставлю на максимум, встану, а ты сначала включишь зеленую кнопку, а через пять минут – синюю, дальше я буду тебе диктовать.

– Майк, это – сумасшествие, – покачал я головой. – А если что случиться? Я же не смогу вернуть тебя обратно.

– Пока не пройдет весь цикл, ничего не случится, Джон, поверь мне. Красная большая кнопка тушит все. Кстати, поставь видеокамеру, мы снимем и это.

Его затея мне не понравилась, вернее, я ее испугался. Я не разбирался ни в каких кнопках, только в их цветах. А если что-нибудь пойдет не так? Но Майк уже вошел в раж и поднялся на напольные весы. – Включай, – скомандовал он.

Я нажал на зеленую кнопу, подождал пять минут, и включил синюю. Из-под весов появился сноп света, он окружил и весы, и фигуру Майка. Время шло.

– Ничего вообще не чувствую, – услышал я его голос. – Нажми на фиолетовую, это ускоритель.

Я нажал на кнопку, но свет вдруг потух. Майк сошел с весов и приблизился.

– Джон, это же темно-синяя, фиолетовая вот, одна светлее, другая темнее.

– Послушай, Майк, – пришло мне в голову, – будет лучше, если ты останешься на пульте управления, а я, так и быть, встану на весы. Поверь, я буду детально описывать тебе все мои ощущения, только не отправь меня никуда, мне надо еще университет закончить.

– Хотелось бы самому, – вздохнул он. – Ладно, иди залезай, только я еще и включу диктофон. Только обещай мне, что ты научишься, и сделаешь тоже самое и со мной.

Я ничего не ответил и просто забрался на весы. Нет, я не волновался, зная, что кто как ни Майк знает свое создание. Сначала я ничего не чувствовал, а потом появился яркий свет, окруживший весы со мною. Мне просто стало очень светло, и я прикрыл глаза.

– Просто светло, даже ярко. Но никаких новых чувств. – Сказал я вслух.

– Сейчас я включу тебе ускоритель, – услышал я.

Я стоял, но ничего нового не почувствовал, даже с его ускорителем. Не знаю, сколько прошло времени, но Майк что-то делал, склонившись над пультом.

– Майк, немного кружится голова, и какая-то легкость в теле, – прокомментировал я. – Сколько прошло времени?

– Еще рано, – не оборачиваясь сказал он, – но хорошо, что уже хоть что-то чувствуешь.

Наверное, с начала моего эксперимента прошло полчаса, по крайней мере, так мне показалось. Состояние было классное. Я все видел и соображал, слышал голос Майка, рассказывал ему о себе, но какая-то безграничная безмятежность постепенно начала меня окутывать. Это в голове и в сердце, а тело просто стало каким-то невесомым, я даже глаза закрыл от удовольствия.

– Майк, – открыл я глаза, – мне кажется, что еще немного, и я просто взлечу к потолку. Не знаю, как машина времени, но релаксация получается шикарная.

В этот момент, свет в подвале мигнул и сразу же восстановился, перепады напряжения в нашем доме были частым явлением.

– Джон, – услышал я издалека голос Майка, – попробуй сойти с весов, свет не отключается, что-то сгорело при перепаде, я постараюсь быстро заменить этот чип.

Я нехотя сделал шаг вперед, но мое тело не сдвинулось, а нога уперлась в лучи света, будто в какую-то стенку. – Не могу, – просто сказал я, и посмотрел в сторону Майка, тот склонился над пультом, его крышка была снята, и он копошился где-то внутри. Неожиданно он вскрикнул, дернулся, и просто повалился на пол. Мне стало не по себе. Я понял, что его ударило током, но, конечно же, не убило, скоро он должен был отойти. Но время шло, и мои глаза постепенно закрывались сами, я даже прилагал все усилия, держать их открытыми, но было бесполезно. Минут через десять в ушах появился какой-то странный тихий звук, он шел на одной ноте, не переставая и не меняя диапазон. Я набрался сил, и сумел чуть-чуть приоткрыть глаза: Майк медленно поднимался с пола.

Потом глаза закрылись, и меня просто, как воздушный шарик повлекло куда-то вверх, и я просто засыпал, борясь, пока окончательно не уснул.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
219 000 книг 
и 35 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно