Таємний щоденник Хендріка Груна віком 83 1/4 роки. Зроби щось із життям!

4,0
11 читателей оценили
317 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу
  1. OksanaBB
    Оценил книгу

    Есть такое слово в английском языке, bittersweet, объединяющее в себе такие два определения, как сладостный, и в то же время горький. Вот и эта книга как раз такая. С одной стороны она добрая, весёлая и позитивная, а с другой очень печальная и грустная.

    И по-другому тут и быть не может, учитывая тематику книги и место её действия. Автор, написал её в формате личного дневника 83-летнего Хендрика Груна, проживающего остаток своей жизни в амстердамском доме престарелых или в, как он его называет, богадельне.

    Понятно, почему книга грустная, ведь герои её - пожилые люди, со своими болезнями и горестями. Многие из них к тому же одиноки. Ведь далеко не всех навещают родные, а как правило наоборот, дети "сплавляют" родителей в специальное учреждение, где за ними будут ухаживать, и благополучно "умывают руки". Ну и смерть, конечно, куда без неё в подобной книжке.

    И книга могла бы быть невыносимо грустной, но все эти старички просто до слёз восторгают своей силой воли и жаждой жизни. К примеру, организуют особый клуб, участники которого по очереди проводят самые разные интересные экскурсии - в гольф, например, поиграть, или сходит на курс кулинарии. Да, многим из участников не суждено дожить и до конца года, но они не сдаются и стараются напоследок пожить на всю катушку, испытать то, что ещё не успели.

    Забавные ситуации в книге перемежаются грустными моментами так органично, что просто не возможно остаться равнодушным, а также не посоветовать эту книгу к обязательному прочтению.

  2. Kristinananana
    Оценил книгу

    Оказывается, в Амстердаме в немалом количестве процветают не только бордели, но и дома престарелых, и жизнь в них одинаково бьёт ключом (немного в разных направлениях, но всё же). "Записки Хендрика Груна" напомнили мне «Тайный дневник Адриана Моула» Сью Таунсенд , только с пометкой 80+ (так сказать, версия от 70 и старше). И если Моула ожидаемо волновали подростково-юношеские проблемы (прыщи, гормоны, девушки, никем не замечаемая гениальность), то восьмидесятитрехлетнего Груна интересуют не менее актуальные вопросы социально активных обитателей нидерландского дома престарелых: вставная челюсть, запоры, несварение наряду со смыслом и целью оставшихся лет жизни. И также, как в случае с Моулом, изложено всё это великолепие весьма мило, трогательно, проникновенно, легко и ненавязчиво. Как и полагается ироничным дневниковым записям.

    Если верить Хендрику Груну, жизнь пенсионеров в нидерландских домах престарелых прямо-таки фонтанирует событиями. Правда, сам Хендрик так не считает, но если бы он пожил в России, наверняка изменил бы своё мнение.

    За внешней простотой, некоторой абсурдностью и нелепостью повествования автором скрыты печаль и одиночество престарелых людей, их ощущение ненужности и потерянности. Когда кто-то шутит по поводу своих одиночества, болезней или приближающейся кончины - это не смешно, а как-то странно и неловко. Но наверное относиться с иронией к себе и своим проблемам всё же лучше, чем терпеть неискренность и напускное сочувствие окружающих.

    "Записки Хендрика Груна..." - книга о том, что старики тоже хотят (и имеют полное право, хотя почему-то должны в этом всех вокруг убеждать) жить на полную катушку. В рамках своих физических возможностей, конечно. О том, как бессильны некоторые пожилые люди (главным образом, не имеющие заботливых, понимающих родственников) перед болезнями, чувством покинутости и ненужности (и от этого, к сожалению, никто из нас не застрахован). И о том, как страшны равнодушие и безразличие общества к их потребностям.

    Но помимо всего перечисленного, это книга, которая даёт надежду. Надежду на то, что и в восемьдесят есть место для дружбы, любви, увлечений и прочих радостей жизни (если, конечно, кишечник будет в порядке).

    "Снова есть причина не умирать", - пишет Хендрик Грун. И он тысячу раз прав. Всегда можно найти, ради чего жить. Молодых, кстати, это тоже касается...

  3. iulia133
    Оценил книгу

    Хендрику Груну 83 года. И да, он живёт в амстердамской богадельне. В сущности, он самый обыкновенный старикан, иногда ворчливый, иногда трусливый, страдающий недержанием, но в целом всё же довольно обаятельный и совершенно неконфликтный. В отличие от его друга Эверта, забияки в теле старца. Книга представляет собой ежедневную хронику из жизни дома престарелых, которую Хендрик начал вести в надежде на то, что, будучи прочитанной на его собственных похоронах, она вызовет небольшой скандал. Чтобы, так сказать, уйти красиво. Всвязи с чем, записки получились весьма откровенные, довольно непосредственные, очень забавные, до слёз грустные, необыкновенно трогательные.

    Дабы скрасить своё однообразное житьё-бытьё, Хендрик, Эверт, Эфье (женщина, которую Хендрик хотел бы встретить пятьдесят лет назад) и ещё несколько друзей организуют клуб СНОНЕМ (Старый, НО НЕ Мёртвый). Каждую неделю один из членов клуба должен устроить для всех остальных экскурсию-сюрприз. И это становится глотком свежего воздуха для участников и предметом зависти для всех остальных.

    Кроме того Хендрик много размышляет о здоровье, о смерти, об эвтаназии, о политике. Ну обо всём, что составляет его жизнь. И вот тут местами становится по-настоящему страшно, т. к. если Хендрика и его сожителей порой пугают действия нидерландских политиков по отношению к старикам, то… Кхм.

    Но не будем о грустном, последуем примеру Хендрика Груна и станем строить планы на завтра, пока это нам по силам. И пусть это банально, но иногда улыбка действительно может спасти чей-то день.

    Пока ты строишь планы, ты живёшь.

    P.S.: Хотя убийство аквариумных рыбок я всё же порицаю. Не надо было это делать.
    ______________________________________________

    Что ж, погода стоит хорошая, еда приемлемая, и, благодаря особым таблеткам, сегодня не слишком ощущается тяжесть в животе. Короче говоря, жизнь мне улыбается.
    Из всех моих органов самый лучший – по-прежнему нос. Здесь это не всегда благословение. Здесь пахнет стариками.
    Мой доктор – странный человек. Я спрашиваю его, как мои дела, а он в ответ:
    - А что вы хотели бы услышать?
    Стоило мне вчера написать о смерти, как она тут же явилась с визитом на гимнастику «Красивые движения».
    Ещё не так давно я полагал, что, надев подгузник, я достигну нижних границ самоуважения, но оказалось, что я немного раздвинул эти границы.
    Надеюсь, у меня слишком много болячек, чтобы ещё и выращивать опухоли.
    Раковые больные, геи, мусульмане – всех нужно избегать. Чем старше старики, тем они пугливее.
    Возвращаясь домой, я споткнулся о коврик у двери и растянулся на полу во весь рост. Но мне грех жаловаться. Под воздействием белого вина я стал гибким, как садовый шланг, и ничего себе не повредил. Разве только утром обнаружил шишку на голове.
    Приятные перспективы важны для сохранения вкуса к жизни.
    В старости некоторые свойства характера утрачиваются, но глупость к их числу не относится.
    Я прогулялся по супермаркету в своём первом подгузнике. Всё в ажуре.