«Краткая история новой музыки» читать онлайн книгу📙 автора Ханса Ульриха Обриста на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.45 
(29 оценок)

Краткая история новой музыки

303 печатные страницы

2015 год

12+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
200 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

Данная книга, как и ее предшественница с созвучным названием («Краткая история кураторства»), составлена из устных рассказов. Все интервью брал ее автор, Ханс Ульрих Обрист, иногда совместно с Филиппом Паррено. В центре бесед – важнейшие (технологические и интеллектуальные) изобретения экспериментальной авангардной музыки XX века, ее связь с другими видами искусства и наукой, соотношение звука и пространства, звука и времени. Среди собеседников Обриста – Кархайнц Штокхаузен и Терри Райли, Брайан Ино и Янис Ксенакис, Пьер Булез и Каэтану Велозу. Книга пополняет архив современной культуры, который Обрист тщательно собирает, документируя ключевые события и стратегии в мире науки и искусств рубежа XX–XXI веков.

читайте онлайн полную версию книги «Краткая история новой музыки» автора Ханс Ульрих Обрист на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Краткая история новой музыки» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Светлана Кузнецова

Дата написания: 

1 января 2013

Год издания: 

2015

ISBN (EAN): 

9785911032357

Объем: 

546086

Правообладатель
170 книг

Поделиться

hey_salieri

Оценил книгу

Краткая история новой музыки (A Brief History of New Music) — это книга не о современной музыке, а именно о новой. Современным может быть и возврат к старому, переиначивание на новый лад. А новое в данном случае не есть хорошо забытое старое, это абсолютно новое. Литература в своём развитии дошла до постмодернизма и гипертекста, в кинематографе появился арт-хаус, в художественном ответвлении есть китч, треш и поп-арт. А что же с музыкой? Ханс Ульрих Обрист беседовал с целым рядом композиторов, задавая им схожие вопросы и получая одинаковые или диаметрально противоположные ответы. Многие высказались против нотаций и партитур, кто-то одобрил импровизацию музыкантов, а, например, Фил Ниблок считает импровизацию ерундой. Но все без исключения не ограничиваются музыкой: помимо сочинительства снимают фильмы, рисуют, занимаются фотографией. И это накладывает отпечаток на саму музыку (мелодия и полифония достигают невероятных форм) и то, в каком виде она доходит до слушателя. Перфоманс становится не вызовом общественности, а единственной правильной формой, в которую автор облекает музыку. Концерты в музеях, специально оборудованные площадки, передвижные звукозаписывающие студии, аудиовизуальные представления – Gesamtkunstwerk правит бал. Пётр Зиновьев говорит: "Что же касается звука, то он устаревает очень быстро". Поэтому звук сам по себе сегодня не интересен. Интересен симбиоз звука, яблока, стола, табуретки, цепей, стекла, света и т.д. и т.п.

Каждое интервью - это лоскут, краткое погружение в биографию артиста, несколько постулатов и жизненных принципов и немного о творчестве. Между делом Обрист, постоянно сравнивая и ссылаясь на работы других артистов, поднимает как ил со дна столько разной крутой информации, что у меня закончился блокнот. Фильмы, концерты, альбомы, имена. Почти всё новое лично для меня, а ведь я в музыке не новичок. Может быть, в этом и есть смысл новой музыки — открывать для себя во многих сферах новое?

Что каждый из этих талантливых людей может дать мне, вам, другим заинтересованным и совершенно равнодушным к музыке? Это словно экзаменационные карточки, лежащие на столе, никто не знает, будет ли там знакомая тема или же что-то совершенно незнакомое, может быть это интересное, а может быть неимоверно скучное. Один композитор - одна деталь. Кто знает, может быть в них таится дьявол или просто что-то большее. Let's play?

Мультимедиаблокнот

Композиторы-авангардисты

Карлхайнц Штокхаузен и Свет
Я верю, что однажды музыка будет определять архитектуру, а не как то было вплоть до настоящего времени, когда ты вынужден писать музыку для тех залов, которые строят архитекторы.
свернуть
Ноты-актеры Эллиота КартераНотысвернуть
Пьер Булез и его партитура партитуры свернуть

Рождение электро­акустической музыки

Янис Ксенакис, Франсуаза Ксенакис и Политопысвернуть
Идеальные жизни Роберта ЭшлиPerfect Lives свернуть
Акусматик Франсуа БейльФестиваль Acousmonium свернуть
Аккордеонистка Полина ОливеросИнститут глубокого слушаниясвернуть
Изобретатель Петр Зиновьев свернуть

Минимализм и Флуксус

53 фрагмента Терри Райли
Я экспериментировал с психоделиками, ЛСД, грибами, марихуаной и гашишем и, конечно, открыл для себя много нового. Я проникся интереснейшими идеями о музыкальной перспективе, о том, как раскрыть ноту и создать из нее целую вселенную.
свернуть
Жёлтые фильмы Тони КонрадаYellow movie свернуть
Минималист Стив Райх свернуть
Язвительный Фил Ниблок
...ни ритма, ни мелодии, ни гармонии, никакого дерьма.
свернуть

Современные мастера

Создатель термина ambient Брайан Ино свернуть
Мультинатуралист Арто ЛиндсейНоэль - город вдохновения свернуть
Kraftwerk и Kling Klanf Studioсвернуть
Тропикализм Каэтану Велозу свернуть

Понос мысли Йоко Оно

Поделиться

FristTares

Оценил книгу

Ханс-Ульрих Обрист - прославился как куратор и историк искусства. И вот, после книги "Краткая история кураторства", он, совместно с издательством "Ад Маргинем", выпускает свою следующую книгу, с аналогичным названием "Краткая история новой музыки".
Честно говоря, когда видишь такое название, думаешь, что перед тобой какая-то скучная книжка, какой-то банальный школьный учебник или пособие. Однако, здесь дело обстоит иначе. Книга представляет собой сборник интервью с интересными музыкантами: композиторами авангардистами, основателями электроакустической музыки, флуксуса и просто "современными мастерами". Перед каждым интервью, автор размещает краткую информацию о композиторе. Сам формат книги - интервью, позволяет автору быть неким проводником в мир музыки, и проявить свой талант в распространении информации и идей.
Мне, как человеку, посвятившему все своё детство музыке, было интересно почитать мысли и идеи родоначальников новых форм музыки. Фанаты каждого из музыкантов, после прочтения, узнают что-то интересное о своём кумире.
Книга открывается введением, написанным Лионелем Бовье. Из него читатель узнает, о каких композиторах пойдёт речь и что вообще из себя представляет книга.
Из минусов могу отметить неудачное, на мой взгляд, название, так как оно совершенно не интригует, не манит прочитать книгу и не отражает интереснейший формат книги - интервью. Так же могу заметить, что сами интервью значительно отличаются по объёму. Возможно, читатели, заинтересованные в конкретных композиторах, будут немного разочарованы.
Кстати, о респондентах. Очень порадовало присутствие разговора и с изобретателем русского происхождения Петром Зиновьевым, даже гордость в душе возникает.
В целом могу сказать, что книга представляет собой не просто историю новейшей экспериментальной музыки, но и путеводитель по её новейшим изобретениям. Людям, заинтересованным в музыке и желающим узнать нечто большее, чем биографии композиторов, я рекомендую к прочтению!

Поделиться

Poiwn

Оценил книгу

Когда я увидел эту книгу в магазине, на ум сразу пришел широко известный в узких кругах «Музпросвет» Андрея Горохова, который, несмотря на всю его неоднозначность, я все-таки очень сильно люблю. Открыв «Краткую историю новой музыки» я был несколько удивлен -- под обложкой оказалась не энциклопедия, не собрание эссе какое-нибудь, а сборник интервью с различными, если позволите, необычными музыкантами: композиторами авангардистами, пионерами электроакустической музыки и др. Но так даже и интереснее, кто может рассказать историю лучше тех, кто непосредственно творил ее, не правда ли?
Герои говорят, в принципе, о похожих вещах, но применительно к своей персоне: как они пришли к музыке, как открыли свое звучание, что их вдохновляло, какие они использовали технологии, как взаимодействовали с культурной средой, которая их окружала. Собственно, именно это и передает прелесть такого формата, как сборник интервью. Их можно считать отражением реальности; ведь история не статична, она творится многими людьми в разное время и в разных местах, они могут знать друг друга, один может быть вдохновителем другого и идейным оппонентом третьего и так далее, и тому подобное. Если углубляться в содержание, то тут стоит отметить две вещи. Во-первых, о взаимодействии музыки и других видов искусств: кто-то из героев активно вдохновлялся живописью, архитектурой, а кто-то даже непосредственно занимался этим, проектировал уникальные залы, участвовал в арт-проектах, режиссировал свои фильмы. Во-вторых, и, что лично для меня было наиболее интересно, это воззрения героев, которые проскакивают иногда очевидно, иногда не очень; причем я говорю не только об их отношении к музыке, но и к культуре вообще, к обществу, к жизни в целом. Безусловно, почти все они от меня далеки, а некоторые так вообще непонятны, но тем не менее это все дает возможность осознать, что в нашем мире встречаются удивительные люди, само существование которых уже, пожалуй, делает жизнь интереснее.

К единственному действительно серьезному минусу данного подхода (или, скорее, к его реализации в конкретно этой книге) я могу отнести лишь неоднородность наполнения: некоторые интервью на 30 страниц, а некоторые на 5-10 (по иронии судьбы как раз с моими любимцами), да еще некоторые из них будто на полуслове обрываются.

Под конец вернусь к аналогии с «Музпросветом», которая напрашивается сама собой. Горохов в своей книге описал, как принято считать, альтернативную историю музыки, где «Kraftwerk были куда важнее, чем Beatles». В этой же книге мы видим представителей этой музыки (а я склонен считать, что, в общем и целом, Горохов и Обрист изучали один и тот же феномен, только под несколько разным углом) не просто как персонажа энциклопедической справки, а как реальных людей. Так что всем, кто прочел «Музпросвет», я бы порекомендовал ознакомиться с «Краткой историей новой музыки». И наоборот.

но создавать собственные звуки для каждой новой композиции, что можно овладеть процессом синтеза звука, была совершенно нова и революционн
12 марта 2021

Поделиться

После нескольких месяцев работы в Париже в студии Пьера Шеффера «Club d'Essai» , когда мои труды увенчались созданием этюда «Étude concrète» [1952, первое электроакустическое произведение Штокхаузена для магнитной пленки], в мае 1953 года я начал работать в Студии электронной музыки Радио Западной Германии. Студия на тот момент еще только формировалась, так что я стал свидетелем ее зарождения. Я размышлял над своими первыми электронными этюдами, но скорее над вопросами композиции, нежели над конкретным звучанием – насчет последнего у меня пока не было никаких идей. Тогда я стал посещать семинар Мейера-Эпплера по фонетике в Университете Бонна.
12 марта 2021

Поделиться

Мне кажется, Герман Гессе был знаком с додекафонией, как и Томас Манн, который в своем «Докторе Фаустусе» (1947) упоминал ранние 12- тоновые работы Арнольда Шенберга. В «Игре в бисер», вне всяких сомнений, есть отсылка к методу использования серийной техники при композиции музыкальных фигур, голосов, компонентов и интервалов – к тому факту, что из весьма ограниченного набора элементов по правилам «Игры в бисер» можно составлять бесконечное количество форм. К сожалению, в книге нет конкретного описания правил: чисел, характеристик, а лишь количество компонентов и та степень, в какой эта игра приближается к искусству. Тогда книга представляла бы реальный интерес. Не поверю, что гессевская игра имеет что-то общее с биологической «игрой в бисер», которой пользуется нынешняя генная инженерия для создания новых организмов. Гессе писал именно об абстрактном искусстве, числах и характеристиках. Позже мы использовали эти термины как параметры, чему я научился у физика [Вернера] Мейер-Эпплера. Я считаю, Гессе не имел в виду ничего более.
12 марта 2021

Поделиться

Еще 66 цитат

Переводчик

Другие книги переводчика