Ханна Кралль — отзывы о творчестве автора и мнения читателей
image

Отзывы на книги автора «Ханна Кралль»

6 
отзывов

telans

Оценил книгу

Он стоит у ворот, большую часть своей сознательной жизни, у ворот между жизнью и смертью, он бежит наперегонки со Всевышним...

Во многих мировых религиозных культах ворота — важнейший мистический символ границы двух миров, обычно кардинально разнящихся миров. В мифологии символическое значение имеют ворота загробного мира, ведущие в ад (символ смерти), и небесные врата, открывающие путь в рай (символ духовного бессмертия). "Стучите, и отворят вам..." И он стоит у ворот, не годится в рассказчики, и не годится в герои, вот уж поистине невезение - единственный, который уцелел, совсем не годится в герои.
Он здесь, чтобы опередить Бога. Ни много, ни мало.

Задумывались ли мы когда-либо о том, как сильно мы любим лубочные картинки, когда дело касается чего-то важного в нашей национальной истории, чего-то дорого нашей памяти в нашей личной истории?..

Через три дня после выхода из гетто Целеменский отвел его к представителям политических партий, которые хотели выслушать отчет о восстании. Он был единственным оставшимся в живых членом штаба и заместителем Анелевича — пришлось докладывать. «За эти двадцать дней, — говорил он, — можно было убить больше немцев и спасти больше своих. Но, — говорил он, — мы не были толком обучены и не знали правил ведения боя. Кроме того, — говорил он, — немцы тоже умели хорошо драться».
А те переглядывались, не произнося ни слова, и наконец один из них сказал: «Надо его понять, это же не нормальный человек. Это развалина».
Оказывается, он говорил не так, как следовало бы говорить.
— А как следует говорить? — спросил он.
Говорить следует с ненавистью, с пафосом, переходя на крик, — нет иного способа выразить все это, кроме как криком.

Герои должны быть Героями, без страха и упрека, хоть сейчас в учебники истории или в президиум, Герои не имеют права быть людьми, ведь человек слаб.

Восстание в Варшавском гетто было одним из крупнейших и массовых в Европе, оно началось 19 апреля 1943 года в ответ на попытку нацистов окончательно ликвидировать гетто, 15 мая немцы разрушили на его территории последние дома, за исключением восьми зданий — немецких казарм, госпиталя и тюрьмы, но по воспоминаниям поляков, отдельные перестрелки и выстрелы слышались с территории гетто до самого Варшавского восстания 1944 года. Через много лет, насыщенных и полных событиями, 2 октября 2009 года в Варшаве в возрасте 87 лет скончался последний из оставшихся в живых руководителей восстания в Варшавском гетто Марек Эдельман - "Акция закончилась, ты остался жив..." Человек, который не был героем, Человек, который всю жизнь считал, что "...чем ближе знаком со смертью, тем большую несешь ответственность за жизнь. Всякий, даже самый ничтожный, шанс сохранить жизнь становится чрезвычайно важным."
Врач - кардиолог. Марек Эдельман. Он опередил Бога.

— В этом-то и состоит моя роль.
Господь Бог уже собирается погасить свечу, а я должен очень быстро, воспользовавшись Его минутным невниманием, заслонить пламя. Пусть погорит хоть немного дольше, чем Ему угодно.
Это важно: Бог не так уж справедлив. И к тому же приятно: если что-нибудь получится, значит, худо-бедно, ты Его обставил…
— Гонки со Всевышним? Ну и гордыня!
— Знаешь, когда человек провожает других людей в вагоны, скорее всего, ему потом понадобится свести с Ним кое-какие счеты. А мимо меня проходили все, потому что я стоял у ворот с первого дня до последнего. Все четыреста тысяч прошли мимо меня.
26 августа 2013
LiveLib

Поделиться

AnitaK

Оценил книгу

Книга-разговор писательницы с Мареком Эдельманом.
Книга о восстании в Варшавском гетто- и не только. Признаться, я решила прочитать её, чтобы разобраться (ещё больше) в природе неприязни, которую вызвала у меня предыдущая книга, Улицкая.
Всё поняла.
Очень тонкая, очень умная, сдержанная, повседневная. Эта интонация, точные слова, полное отсутствие пафоса и никаких рассуждений о богоизбранном народе- это чудовищно, это куда более чудовищно, чем любой натурализм.
Она потрясающе написана- эти переходы от рассказчика к рассказчику, отступления, прорывающиеся эмоции- ой, ладно, мне ужасно неловко вообще её как-то описывать, всё не то.
И вот ещё. Я визуал. Читать можно что угодно, от этого можно отгородиться, если очень надо, но ведь есть свидетельства. Есть, например, фотография генерала Штропа на фоне горящего гетто.

И вот ещё- отгородиться от этого по национальному признаку тоже нельзя, отнюдь не только сами немцы это делали- охраняли, организовывали отправление в Треблинку, убивали. Все, все замарались.

6 мая 2015
LiveLib

Поделиться

Amatik

Оценил книгу

"Опередить господа Бога" - книга о том, как выживалось людям в страшной войне, как создавалось и проводилось сопротивление в Варшавском гетто, составленное на основе бесед с Эдельманом.
Написано в необычной манере - живого диалога, с перескакиванием темы на тему, с события на событие. Казалось бы, но из всего этого хаоса мыслей при чтении начинаешь вычленять и сопоставлять факты, создаешь цепочку произошедшего. Я явно видела разорвавшуюся на голове повстанца гранату, видела девочку, покончившую жизнь самоубийством уже после войны. Да, ужас творился более полувека назад. И это очень страшно.
Однако, мне чего-то не хватило. Возможно, капельки экспрессии, последовательности, мелодичности написанного. Как-то не поднялась рука поставить этой книге среднюю оценку. Но могу сказать точно, это не самая страшная книга в литературе о геноциде, соврал Е.Евтушенко.

11 февраля 2014
LiveLib

Поделиться

mockerari

Оценил книгу

Вам что нужно, её любовь или её деньги? Если любовь, то моя канцелярия этим не занимается.

Май -- время тепла, тополиного пуха, сирени и сессии. И время вспоминать-переосмысливать, что было бы, если бы нас не было, если бы много лет назад всё пошло бы не так. Такие вещи нельзя забывать, и хоть ещё в школе нас накормили по горло героизмом советских воинов и дикой романтизацией военных действий, есть и другая литература. И только такая достойна чтения, о том, что война -- очевидный, казалось бы, факт -- это плохо.
Особенно интересно взглянуть на эту проблему с другой стороны: со стороны не СССР, а союзников. Как это было в других странах и с другими народами? Как это было для самих немецких солдат? Если лучшее, что когда-то было написано на эту тему на русском, на мой взгляд, это книги Светланы Алексиевич , то про эту книгу Кралль на польском она же говорит: "Я открывала мир благодаря таким авторам, как Ханна Кралль".
Сборник рассказов объединён общей темой -- темой Холокоста.

Шкафы и евреи... Возможно, один из важнейших символов нашего столетия. Жизнь в шкафу... Человек в шкафу... В середине двадцатого века. В центре Европы.

Каждый рассказ -- просто чья-то история, без документалистики, без приукрашиваний, как есть. И все истории, такие разные, в то же время такие... одинаковые. Наверное, потому что страх у всех один. Наверное, потому, что кроме страха тогда почти ничего не было, менялись только герои и обстоятельства. Вот так и нужно писать о событиях тех лет, не о героизме, а о страхе.

Немецкого Хелюся ещё не знала. Как будет шкаф, знала: Schrank. Подушка -- Kissen; это она тоже знала. Прятать -- нашла в словаре: verstecken. Страх -- тоже в словаре: Angst.

Так, хорошо, но если мир объят страхом и все должны бояться войны, кто будет защищать свою страну и свою семью? Зачем пропагандировать страх?
Затем, что если все будут бояться такого будущего для себя, то бояться будет некого. Затем, что те, из-за кого страшно, должны понимать, насколько страшно то, что они делают. Спасибо одному из героев, из рассказа как раз о немецком солдате, а не о еврее:

Извини, что мешаю, но я произвёл кое-какие арифметические расчёты. Если их восемь и если каждый убьёт тридцать тысяч человек, то они могут -- за сколько? -- за три месяца? за четыре? -- они могут убить МИЛЛИОН.

Помимо страха, в этих рассказах разлучённые родственники, потерянные дети, пуля в челюсти ("Если вытащу, потеряю, а так она сидит себе в челюсти, и я знаю, что она есть."), смерть, смерть, смерть от голода, смерть от газа, расстрелы, идеальная тишина между выстрелами и... Описания жизни людей: живущих в одной местности, когда-то знакомых между собой, а затем короткое предложение, упоминание, где и при каких обстоятельствах погиб каждый из них. Повторюсь, описания жизни людей. Настоящих, не выдуманных, живших когда-то.
Благодаря которым я могу наслаждаться запахом сирени без страха перед смертью в любой момент.

29 мая 2019
LiveLib

Поделиться

Tvorozhok

Оценил книгу

Перед вами картотека Холокоста. Хорошо, часть картотеки. Уголок. Закоулочек. Всего несколько десятков ящиков из сотен тысяч других, где собраны истории людей - погибших, спасшихся, доживших до наших дней, не доживших. Все еврейской национальности. Открываешь ящик, вынимаешь карточку, а в ней в очень сжатой форме чья-то судьба. Целая жизнь или целые жизни целых семей, родов, иногда начиная с 19 века. Скупой набор слов, но не сухо официальных, а притчево-метких, которым не нужно большое количество, чтобы показать качество.

Когда-то люди существовали семьями. Погибали вместе, выживали вместе, а если погибали все и выживал один, он становился объектом особенно пристального внимания.. гол, как сокол. Один в поле воин. Или наоборот - погибает один, за ним начинает вымирать вся семья. Те, кто не смог или не захотел помочь выжить. В эпоху Холокоста еврейский человек не был один. 

Если вы ищете рецепт выживания в экстремальных военных условиях, то эта книга - находка для вас, она покажет и докажет, что рецепта нет. У вас могут быть друзья в самой Москве, но вы погибнете, а может не быть никого, кроме стариков и детей, и от виселицы вас спасет случайный прохожий. Которого даже не просили. Который сам. 

Здесь очень много вопросов без ответов, начиная с «как Бог допустил» и заканчивая «зачем я выжил, когда другие нет». Звучащих ответов нет, есть факты, которые можно интерпретировать, насколько позволяют собственные сердце и ум. А если не хватает на интерпретацию, смотреть с высоты птичьего полета на то, как удивительно и абсолютно непредсказуемо разворачивались людские судьбы. Журналистка Хана Кралль собирала их с завидной дотошностью и излагала без лишних эмоций. 

«они сошли с поезда и не успели обратно - а, ясно, они спаслись, а поезд был уничтожен? - нет, они все погибли, а поезд дошел до Москвы и пассажиры пережили войну»

Иногда рассказ о Холокосте должен быть именно таким. 

Редкая, ни с чем не сравнимая книга. 

17 февраля 2021
LiveLib

Поделиться

SvetlanaNaz

Оценил книгу

Автор - достаточно известная у себя на родине и не слишком известная у нас польская писательница Ханна Кралль.
Жанр - сборник рассказов.
Тема - Холокост.
И вот тут начинает немного сбиваться фокус. Язык повествования очень хорош, автор и переводчик явно вложили душу. Истории все, что называется, непридуманные, но после прочтения пятого-шестого-седьмого рассказа переживания притупляются, интерес ослабевает и в очередной раз понимаешь, что война заставляет страдать и умирать примерно одинаково. Да, страшно, да, больно, но сконцентрированность стольких историй под одной обложкой каждую из них делает менее уникальной. Либо, чтобы полноценно прочувствовать печаль любой человеческой судьбы, лучше тогда рассказы читать не подряд, а возвращаться к книге время от времени.

10 марта 2018
LiveLib

Поделиться