Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Кладбищенские истории

Читайте в приложениях:
2520 уже добавило
Оценка читателей
4.27
  • По популярности
  • По новизне
  • «Рождение и смерть – это не стены, а двери».
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Не виноват ты, Николушка. Все мущины в любви трусы, душу свою берегут, прячут. Баба если уж полюбила, ей всё нипочем, душа – не душа.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Но любимая моя эпитафия, украшающая надгробье княжны Шаховской, не трогательна, а мстительна: «Скончалась от операции доктора Снегирева».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Последней к яме подошла женщина в черной вуали. Никто из присутствующих ее не знал, но некоторые из мужчин давно уже не сводили с нее глаз.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Стену заволокло паром, закружилась белесая муть, и вот уже стояла перед капитаном мертвая помещица, тянула к нему голые толстые руки.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Надписи и неуклюжие стихи на могилах – чтение увлекательное и совсем не монотонное. Это не что иное, как попытка материализовать и увековечить эмоцию, причем попытка небезуспешная – скорбящих давно уж нет, а их скорбь вот она:
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Парижанам, можно сказать, повезло. Чаще местом встречи с предшественниками для нас становятся чудом сохранившиеся старые кладбища, островки сгустившегося и застоявшегося времени, где давно уже никого не хоронят. Последнее условие обязательно, потому что разрытая земля и свежее горе пахнут не вечностью, а смертью. Этот запах слишком резок, он помешает вам уловить хрупкий аромат другого времени.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я не был, а потом я стал.Живу, работаю, люблю.Любил, работал. Перестал.Ничуть об этом не скорблю.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • знаменитая предсмертная фраза писательницы леди Монтегю: «It has all been very interesting[2]».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Грин-Вуд – территория запланированной смерти, первая ласточка пресловутого positive thinking[19], того самого американского оптимизма, который так раздражает иностранцев. Для жителей Нового Света очень важно, чтобы у них всё было тип-топ, – даже если дело принимает скверный оборот. Эта экзистенциальная установка зафиксирована и на уровне идиоматики. Сколько раз мы видели в голливудских фильмах, как один герой наклоняется над другим (а тот весь израненный-переломанный) и спрашивает: «Are you okay?» – хотя слепому видно, что тот никак не может быть okay, и по-нашему следовало бы запричитать: «Господи, какой ужас! Что они, гады, с тобой сделали!» Но первый не станет причитать, а второй мужественно ответит: «I'm fine». Потому что оба настоящие американцы, оба мыслят позитивно. Кого-то, знаю, от этой позитивности с души воротит, а мне, пожалуй, она нравится. Не ныть, не давить на жалость, не навязывать другим свои проблемы. Чем плохо? Пожалуй, даже красиво. I'm fine, говорит умирающий герой – и мы его теряем.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Лолы Монтес (1821–1861). Я знал расп
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я не был, а потом я стал.
    Живу, работаю, люблю.
    Любил, работал. Перестал.
    Ничуть об этом не скорблю.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • что истинное богатство не в гигантомании, а во вдумчивости, и подлинная эффектность – та, что адресована не вовне, но внутрь.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Что последние главы «Капитала» он писал стоя (не мог сидеть из-за фурункулов на седалище) и грозно приговаривал: «Ну, попомнит буржуазия мои чирьи»?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Реально трёхнутая, на всю голову, раньше таких юродивыми называли. И еще блаженными, как церковь на Красной площади.
    В мои цитаты Удалить из цитат