Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
275 печ. страниц
2019 год
16+
5

Григорий Борзенко
ДЕНЬ ТИШИНЫ

1

Сергей Миронюк еще с детства мечтал реализовать себя. Но, когда он подрос, окончил школу, стал на путь самостоятельной жизни, времена Великих Географических Открытий уже давным-давно прошли. Это в лихие девяностые каждый мог открыть свое дело, любой подвал именовался офисом, а любая пьянка – презентацией. Вот где была возможность заявить о себе! Во всех отношениях. Тот, кому раньше закрывали рот, мог теперь говорить все, что желал, те, кого притесняли, сейчас мог делать все, что хотел. Кто был «не выездной», мог «катиться» на все четыре стороны. Одни ударились в науку, вторые – в бизнес, третьи – в воровство. Страна никому не принадлежала! Кто был посообразительнее, половчее и понаглее, да кто уже тогда имел доступ к разным «кормушкам» и понимал, как можно использовать столь редкую и удачную ситуацию с шкурной выгодой для себя, принял участие в дерибане страны. За бесценок прибирались к рукам и ставали частной собственностью здания, фабрики, заводы, земли, пароходы, самолеты – все! Кто еще вчера занимал пятерку до аванса, сегодня не знал, куда девать миллионы.

Пока все это происходило, Сергей «таскал калошу с песком» на канатике по улице да воробьев из рогатки стрелял. Когда пришла пора понимать, что продукты берутся не из холодильника, а денежные бумажки не из кармана папиных брюк, все уже было давно поделено-переделено. А всевозможных торгашей и иных бизнесменов-конкурентов было и без того много. Настолько, что от торговых палаток на улицах города и пройти негде было. Ставать «сто первым» или даже «тысяча первым» номером в ряду этой голоштанной «бизнес – элиты» города желания не было. Хотелось открыть себя в чем-то таком, где было бы меньше конкуренции. Парень понимал, что поставить очередную торговую палатку в длинном ряду подобных может едва ли не каждый. Но не всякому дано сделать научное открытие, сочинять музыку, писать книги, потрясать научный мир открытиями. Увы, к сочинительству он не был предрасположен, сидеть в лаборатории за колбами было не модно в начавшийся век компьютерных технологий, а вот проявить себя именно в этом перспективном деле – было интересно. Сейчас все только и говорили о цифровых и нана технологиях, все понимали, что компьютер может очень многое, и за ним – будущее. Поэтому Сергей и решил «удариться» в это дело. Тем более, что видел: компьютеры не просто манят его. У него еще и прекрасно получается разбираться в компьютерных программах, иных цифровых «заморочках». Коль это – его, то почему бы, думалось парню, и не попробовать себя в таком бизнесе.

Но, чтобы не пополнить ряды тех, кто просто «протирает штаны» у компьютеров за рядовую зарплату, а добиться успеха, соизмеримого с триумфом Билла Гейтса и иных компьютерных гениев, заработавших на создании программ, порталов – миллионы и миллиарды, Миронюк и засел за книги, за изучение мира компьютеров. Да, хотелось уже прямо сейчас создавать программы, «рвать» и «метать», но, понимая, что без хорошей «базы» и понимания сути предмета ему в будущем не обойтись, Александр и проводил немало дней над тематическими книгами и в интернете. В школе один прилежно «грызет гранит науки», а у второго и иных-то мыслей в голове нет, как списать или еще как-то обмануть учительницу, словно это не ему, а ей нужны эти знания. Повзрослевший Санек понимал, что не училка, а он будет создавать программы и открывать новые компьютерные фишки. Не школьная учительница Билла Гейса создала «Майкрософт», не она, а он стал самым богатым человеком планеты. Потому-то Александр и кряхтел над науками, зная, что это ему пригодится.

Так оно и случилось. Когда закончилась пора узнавать «Как и из чего это сделано», и юноша начал создавать свои программы, он просто поражался тому, как ему пригодились полученные познания, и как легко ему сейчас все дается.

Шло время, и то, что раньше умиляло, сейчас уже не доставляло былой радости. Хотелось не просто прописывать программы, а придумать нечто необычное, из ряда вон выходящее. Хотелось нестандартного подхода к вещам. Наш герой вспоминал выставки дизайнеров, и поражался тому, что иной дизайнер смог увидеть и показать нечто необычное. То, что находится среди нас, рядом с чем мы проходим, но не замечаем в нем того, что вдруг увидел этот уником. И открыл нам.

Вот и Сергею хотелось уже создавать не просто очередную программу, а нечто, что едва ли бы не сделало человека и компьютер одним целым. Ну, не в прямом понимании этого слова. Такое, конечно, невозможно. Женщина рожает дитя, а не компьютер. Но все же симбиоз человека и машины, как казалось Сергею, был возможен. Ведь существуют же в мире удивительные, не реальные, как казалось юноше, вещи. И они не одиноки. Таких примеров можно привести множество. Растение может «родить» растение, но никак же живую плоть. И наоборот. Но почему тогда он еще в детстве удивлялся, что некоторые виды тополей плодоносят кругляшами, внутри которых не привычные зернышки да «бубочки», а насекомые! Как такое может быть?! В понятии мальчонки это все равно было, что самка какого-нибудь зверька родит веточку дерева с листочками! Или, к примеру, птичьи яйца. Даже не шибко разбирающийся в процессах деторождаемости юный Сережа понимал, что для того, чтобы родился ребенок, зверек, появилось яйцо, нужно, чтобы дядя переспал с тетей, зверек со зверьком, а птичка с птичкой. Но как может появиться, скажите на милость, яйцо, если петух не вводил свою сперму внутрь курицы?! Оказывается, может!!! Есть такое понятие, как «диетические яйца», когда несет яйца курица, к которой не было доступа петуху! Как такое оказалось возможным?!

Все эти примеры, возможно, трижды наивные, но стремящемуся мыслить нестандартно компьютерщику очень хотелось «выдать на гора» чудо, при котором компьютер будет едва ли не нести яйца или рожать детей. Поначалу его «подопытными кроликами» были едва ли не эти самые кролики. Серега «привлекал к науке» домашнего попугая, кошку, пса. Позже, когда женился на симпатичной девчонке Нине, которую любил не меньше, чем свои компьютеры, на которых был «подвинут», причислил в отряд «собак Павлова» и свою половинку. Он прикладывал к ее телу проводки с пластинками, типа тех, с которыми сталкивались многие из нас, кто проходит электромассаж и иную электротерапию, выводил показания жизнедеятельности едва ли не всех частей тела и органов чувств на экран, анализировал их.

Позже додумался до того, что стал направлять полученные импульсы не на экран, а на специальные, самолично изобретенные, очки и наушники. Именно тогда, когда он облачился в эту новую для себя диковинную амуницию, для нашего скромного компьютерщика, мечтавшего стать компьютерным гением, настало время «икс». Очередное «тестирование», назовем это так, Нины принесло неожиданный результат. Если бы девушка в эту минуту внимательно присмотрелась к своему любимому, то она наверняка бы заметила (хотя этому и мешали очки и наушники), как вытягивается от удивления его лицо. Это же касается и пальцев. Они от волнения стали слегка подрагивать. Сергей снял очки и долго сидел, тупо сверля пространство перед собой ошеломленным взглядом. Нина, видя в нем такую перемену, тут же спросила:

– Что случилось?

Тот молчал. Но не было сомнения в том, что в эту минуту человек переживал глубочайшее эмоциональное потрясение.

– Чего ты молчишь?! Что произошло?! На тебе лица нет!

Сергей медленно повернулся и пристально посмотрел на нее:

– Помнишь, когда я однажды затеял разговор о том, почему у нас так долго нет детей? Спросил, не делала ли ты до меня аборт. Ведь я сколько раз слышал, что ранние аборты могут вызвать бесплодие. Помню, ты тогда будущими нашими детьми клялась, что ты не делала аборт. А ведь ты меня обманула…

Нина все еще продолжала лежать на кушетке, и ее лицо в эти минуты подверглось почти тем же изменениям, которые минутой раньше можно было наблюдать на лице Сергея.

– С чего ты взял?! – В ее голосе чувствовалось волнение. – Что за глупости! Ты что, решил взять меня «на пушку»?

Сергей еще более пристально посмотрел на жену:

– Ты и сейчас обманываешь меня? Я могу понять тебя тогда, в тот миг, но сейчас… Если ты сейчас честно мне признаешься, я прощу и никогда не вспомню об этом более. Прошу, скажи честно: ведь у тебя в девичестве был аборт. Ведь так?

Нина смотрела на него широко открытыми глазами:

– Да что ты такое выдумал?! Что – стать перед тобою на колени, поклясться, что ничего этого не было?

– Не было?!

– Ну, конечно же, нет?!

Сергей долго и пристально смотрел на жену. Затем резко поднялся, подошел к шкафу жены, в котором были только ее вещи, и в которые Сергей никогда не заглядывал, открыл дверцу, нагнулся ко второй полке снизу, раздвинул упаковки гигиенических прокладок и прочей нехитрой женской всячины, извлек из дальнего угла полки сверток, положил его на стол и развернул. В большой носовой платок было завернуто две пачки денег.

Нина резко вскочила, бесцеремонно сорвала и отбросила в сторону проводки с пластинками, которые были прикреплены к ней, резко подошла к столу и столь же стремительно завернула деньги обратно, и положила их на место.

– А я ведь никогда не прятал от тебя деньги. Отдавал все, до копейки. Все в семью. Зачем все это, Нина? Зачем этот обман?

Та нервными движениями поправила волосы.

– Ты лучше скажи, давно ли ты роешься в моих вещах?

– Я никогда в них не рылся.

Та скорчила на лице гримасу искреннего удивления:

– Так откуда же ты тогда знаешь об этой моей «холостяцкой» заначке?!

– Благодаря ему.

С этими словами Сергей кивнул на стол, на котором стоял компьютер и лежали изобретенные им очки и наушники.

– Что?! – Удивилась, приходя в себя, Нина. – Это ты придумываешь такие басни, чтобы оправдать свою низость, что подло роешься в моих вещах?!

Сергей горько и иронично улыбнулся:

– Вчера вы встречались с Танюхой в «Ассоле», она рассказывала тебе об очередных своих трахальных приключениях.

– Что? Она и тебе это рассказывала?!

– Ага! Чтобы я ее мужу все передал? Да?

Нина стояла, не зная, что сказать.

– Хочешь, расскажу тебе, как ты, оставаясь дома одна, иногда занимаешься мастурбацией? На каком диване, в какой позе, и что, кроме пальчика, используешь?

От удивления глаза у той расширились едва ли не до размеров чайного блюдца:

– Что?! Ты установил в нашей квартире камеры и следишь за мной?!

– И в гараже, где ты в машине занималась сексом с тем, кто познакомился с тобой благодаря тому, что восхитился твоими «улетными» брюками, я тоже установил камеры?

Нина от услышанного сделала шаг назад, изумленно глядя то на Сергея. Потом перевела взгляд на лежащие на столе очки и наушник.

– Я… Я боюсь тебя, – наконец выдавила она из себя.

Сергей еще минуту постоял, затем встряхнул головой, словно хотел отогнать от себя прочь все иные мысли, а затем, словно очнувшись от сна, заговорил уже более спокойным и размеренным голосом:

– Хорошо. Все эти наши разборки оставим на потом. Сейчас нужно сосредоточиться на другом. Кажется, я таки добился того, к чему так долго шел. Я мечтал совершить какое-то необычное грандиозное открытие и, кажется, сделал это. Сам того не ведая, я изобрел аппарат, который читает мысли человека.

Нина смотрела на него, не зная, что сказать. Это для увлеченных людей успех в науке, творчестве, карьере, иных видах деятельности, которые иногда работе над чем-то посвящают целую жизнь, значат иногда больше, нежели все иное. В том числе и семейные ценности. Возможно, и скромный, хорошо воспитанный, Сергей, до сего момента считавший семью самым главным, что есть в его жизни, сейчас, в минуту осознания того, что он достиг того, что можно назвать «Звездным часом», решил пока что больше внимания уделить своему новому изобретению, а не семейным разборкам. Нина же была совершенно иного мнения. Хотя до этого момента она искренне старалась помочь мужу в его научных делах, сейчас же, после того, что произошло, и, видя, к каким результатам это привело, она глубоко проклинала в душе и это научное открытие мужа, и всю науку в целом. «Европа подождет!» Эта короткая, но воистину гениальная фраза, выпорхнувшая из уст милашки Черчель, героини не менее гениального спектакля «Стакан воды», ярко свидетельствует о том, какими категориями и масштабами мыслят эти «инопланетяне», под названием «женщины». Мужчины могут покорять государства, летать на Луну, творить нечто иное вселенского масштаба, но в понятии женщин все это «мышиная возня», пустяк, не стоящий и «выеденного яйца». По сравнению с тем, что у нее, к примеру, сломалась косметичка или закончилась губная помада.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг
5