Вернуться по следам

4,7
49 читателей оценили
469 печ. страниц
2009 год
Оцените книгу
  1. TibetanFox
    Оценил книгу

    Если быть честной, то автор наверняка хотела назвать книгу "Великолепная ошеломительная и никем не признанная несчастная Глория и окружающие её жалкие мудаки". В аннотации также делается упор на собачек и лошадок, беспроигрышный вариант.

    Один мой преподаватель в ВУЗе как-то вывел секрет идеального женского стихотворения — его надо написать про милейшего и несчастного пушистенького котёночка, а если кому-то из жюри стихотворение не понравится, то надо сделать большие глаза и с надрывом спросить: "Как?! Неужели вам не жалко такого хорошенького котёночка, вы, жестокий и чёрствый мещанин?" Глория Му старатель старательно следует этому совету, только в роли несчастного котёночка с упоением выписывает себя любимую. Правда, ей мало, чтобы её жалели, Глории непременно требуется, чтобы ей ещё и восторгались. Поэтому перед нами появляется не ребёнок, а "и швец, и жнец, и на дуде игрец", который практически супермен, ну, разве что летать не умеет, но это не беда, потому что она ведь так ужасающе умна и интеллектуальна, что это всё мелочи. Зацикленность автора на собственном интеллекте и гениальности просто ошеломляет уже с первых страниц, когда она кричит, что у неё — нет, представьте только такое! — целых два высших образования! Два! И при этом она матерится, и очень этим горда. Все главы про раннее детство — планомерное упоение собственной безмерной крутостью, как она давила интеллектом всевозможных жалких букашек и мудаков вокруг. Кого не могла задавить интеллектом — била хамством, потому что воспитанием девочки никто не занимался, и это постепенно стало нормой. Я честно ожидала интересных историй про детство, потому что это уж прямо совсем благодатная почва для баек, но добрая половина книги — только восхваление себя любимой со всевозможных ракурсов. Редкий случай, когда и слог неплох, и сюжет вроде какой-никакой, но личность главного героя, а по совместительству автора, ужасно отталкивает. Особенно это презрительное: "Все кругом дураки, даже те, кто эту книгу читает", чего стоит хотя бы самодовольная ремарка "Ну, была такая страна ГДР, погуглите что ли". Впрочем, от книги, созданной по материалам ЖЖ, ждать многого в этом плане и не стоило, автору настолько стали привычны возгласы восхищения от серых ЖЖшных мышек, которые закатывали глазки и падали в обморок от её "А я ещё и на швейной машинке могу", что она их перенесла и в печатную книгу.

    Вообще, создалось впечатление, что это такой большой фанфик про популярную нынче в фэнтези Мэри Сью, только в обычном мире. Как раз тот же самый типаж — наглая хамка, которая искренне верит, что исключительно умна (а ум у неё измеряется исключительно в количестве прочитанных и заученных книжек), поэтому ничтоже сумняшеся портит жизнь всем и вся. Только в фанфиках и плохом женском фэнтези её все любят, а в жизни, увы, нет, но они от этого только задирают выше нос, объясняя это тем, что простые смертные людишки не могут понять всего их величия. Удивительные образцы для подражания дарит нам современная литература иногда. Кстати, очень показателен эпизод, когда главная героиня встречает точно такую же Мэри Сью, нахваливающую себя в этой же самой области. Авторша просто раздувается от желчи, описывая её мерзости и приписывает ей столько тупых и гадких поступков, что становится даже сомнительно. В конце концов, главная героиня вопя от радости лупит её арапником, найдя для этого более-менее приличный повод.

    Меня спасло моё упорство в чтении даже неприятных книг. Где-то после экватора книги авторша слегка выдохлась в описании своих прелестей и перешла, собственно, к обещанным собачкам и лошадкам. Это и спасло книжку от уже намечающегося виртуального сожжения. Истории о лошадях и собаках она пишет действительно интересно и со знанием дела, а непрекращающиеся заявления о собственной крутости как-то теряются на фоне историй других людей и любопытных животных.

    Итог. Если вам нравится читать про героинь вроде дамочки из "Лейны" и прочей женской жвачки из разряда "Стерва, стерва, стерва...", то вам понравится первая часть. Если вам интересны лошадки и собачки, вам понравится вторая часть. Ну, может, быть есть и такой человек, которому книга понравится целиком, но у меня страшное подозрение, что зовут этого человека Глория Му.

  2. new_Vedma
    Оценил книгу

    Вот только представь себе:
    "Середина лета... Ленивое солнышко ласково гладит твои плечи, озорной ветерок играет волосами, ты лежишь на лугу, в воздухе витает запах ромашки, свежескошенной травы, мяты, слышаться медовые нотки и горечь полыни, запах липового цвета и хвои. Вокруг ни души и ты сливаешься с природой воедино! Стрекочут кузнечики, шелестят листьями деревья, еле заметно качаясь на ветру,игриво щебечут птицы, в траве шуршит муравей, сосредоточенно тащащий сухую травинку. Где-то неподалеку находится речка, и размеренный плеск воды медленно убаюкивает тебя... Ты смотришь на мир полусонным взглядом и на душе спокойно и тепло, чувствуешь, что находишься дома и тебе очень уютно..."
    Представил,да?!

    Для меня это выглядит так: _________________________________ А для тебя может и так:

    Так вот, это именно то настроение, которое оставила после себя эта книга! Это что-то легкое и необыкновенное, что-то родное и цепляющее за душу.
    Думаю, что больше всего книга будет понятна "русскому" человеку , потому как только он сможет в полной мере проникнуться в историю жизни маленькой девочки Глории,понять её чувства и мысли!
    Приятного прочтения!

    P.S. И, да, чуть не забыла, скорее всего на нашем лугу будет много собак и лошадей, ну ооочень много :)

  3. samspender
    Оценил книгу

    Жила-была девочка, звали ее Мэри-Сью. Она была умна, красива... то есть нет. Звали ее Глория Му. И была она великолепна. Сногсшибательна. Умопомрачительна... особенно умопомрачительна: стоило окружающим с ней столкнуться в любой ситуации, как они, бедняги, тут же глупели на глазах, становились беспомощны и способны только наблюдать, как прекрасная героиня легким движением руки разрешает проблемы любой сложности. Причем окружающим полагалось наблюдать с восторгом, а героине - скромно любоваться собой. Вслух. Адресуясь к читателю. Преимущественно в выражениях из серии "ну ты понял, да?".

    Ну я и понял. Да. Если кратко, то все мы - дураки, особенно читатели, до Глории с ее знаниями и умениями нам - как поросенку до небес. Непонятно другое - что позволяет автору, она же героиня, сделать такой вывод? То есть, умение ладить с животными - это, конечно, плюс; умение рассказывать об этом - в общем, тоже, но все эти плюсы так успешно нейтрализуются минусами хамства, наглости и прочих прелестных черт, что восхищаться милой Глорией по меньшей мере сложно.
    И еще более сложно восхищаться ее книгой. Удивительное дело - автору удалось из беспроигрышного сюжета "ребенок + зверушки" скроить историю в стиле "Мэри-Сью + окружающие ее идиоты", где эти самые зверушки играют роль декораций.

    А жаль. Право, очень жаль - ведь сюжет действительно беспроигрышный (помилуйте, у рассказа о "ребятах и зверятах", да простит меня г-жа Перовская, всегда читатель найдется), истории попадаются интересные (даже достоверные), а язык весьма неплох (если закрыть галаза на щедрые россыпи мата, ну да это наша общая беда)...
    И где-то к середине книги начинаешь сокрушаться - ну почему эта проклятая Мэри-Сью не оказалась всего лишь литературным приемом, шуткой умелого рассказчика, м а с к о й...

    И читатель ее глазами смотрит не на глянцевую фотографию, - на мокрую блистающую акварель, на яркий зеленый, ослепительный синий, на бессмертную рыжую лошадь, которая мчится в галопе по вечным лугам, на детский силуэт, припавший к гриве, - и думает об одном: "Держись, девочка, не упади".

    ...держись, девочка, я все еще верю, что ты вырастешь из фанфиков, что за мастерством владения словом скрывается нечто большее, что ты найдешь себя и свой дар, и глянцевая фотография Мэри-Сью сменится картиной живого, настоящего мира.

    А то, что среди твоих читателей не будет меня - что ж, думаю, тебе это безразлично.

  1. Сразу по поводу мата. Долгое время я была уверена, что мат – это специальный медицинский язык, вроде латыни.
    19 мая 2015
  2. Дальше. В доме жила пара вельштерьеров – редкие тогда собаки, – кобель и сука. Ну, вы понимаете. Когда они рожали новых вельштерьеров, папенька их продавал, и… Из норных была еще фокстерьер Адочка – тихая такая сучка, любила в шкафу сидеть. Бывало, что и запирали ее там, и она весь день развлекалась, прогрызая ходы в куче ватных одеял. Шкаф откроешь – а там Адочка, вся в вате, как Снегурочка. Был еще легаш, курцхаар Ангел. Головастый, забавный, очень умный. Вообще легавые – странные собаки. Вот вроде бы впечатлительные, внимательные к миру, умные, интеллигентные псы. Соображают как никто. А все же гопники – и морда в крови и перьях, и говно жрут, и чувство юмора – так себе. Я иногда думаю, что сама чем-то похожа на них – вот вроде две «вышки», и лицо такое обманчиво-интеллигентное, и умею быть оскорбительно-вежливой. А на самом деле люблю тяжелую работу, жареное мясо и поржать. А матом-то… Я опять отвлеклась, а список кораблей всего-то до середины. Продолжим.
    28 июня 2018
  3. «Там их тоже сожрут – волки. – И добавил: – Такая уж она, свинячья доля – быть сожранным».
    6 июня 2018

Автор

2 книги

Другие книги автора