Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Возвращение Дон Кихота

Добавить в мои книги
107 уже добавили
Оценка читателей
4.29
Написать рецензию
  • feny
    feny
    Оценка:
    12

    Все началось с любительского спектакля. Основной проблемой оказался недостаток актеров. Высшее общество (спектакль ставится в усадьбе барона Сивуда) вынуждено было обратиться на самое дно, к библиотекарю Майклу Херну. Именно ему достается роль средневекового короля.
    Библиотечный червь, увлеченный историей древних хеттов, вначале категорически отказавшись, в конечном итоге соглашается и приступает к роли со свойственным его пылом.

    И далее Честертон переводит роман в гротесковую стадию! Спектакль затягивается на несколько месяцев. В связи с политическим кризисом, связанным со стачкой шахтеров и рабочих красильной промышленности, происходит смена власти. Отныне она в руках Майкла Херна, вошедшего в роль, и представляющего нового рыцаря печального образа. Возвратившийся Дон Кихот борется с преемниками ветряных мельниц – шахтами и фабриками, точнее с их собственниками.
    Вот таким представлен новый Дон Кихот Честертона, Дон Кихот века технического прогресса.

    Сатирическое изображение той эпохи воспринималось мною вначале с недоумением (не сразу въехала в тему), потом с восторгом. Забавная и интересная история от Честертона!

    Но, пожалуй, лучший образ в романе – верный оруженосец, новый Санчо Панса. Умен, обаятелен, весел, языкаст – хорош зараза! И все это он – Дуглас Мэррел! Для меня он – главный герой: неподражаемый и бесподобный.

    Читать полностью
  • telans
    telans
    Оценка:
    11

    Далеко, в Сивудском аббатстве, решили сыграть пьесу «Трубадур Блондель», и невинное казалось бы развлечение привело к целому ряду удивительных событий и последствий. Чудаковатый и не совсем от мира сего библиотекарь Майкл Херн, которого сначала уговаривали сыграть "богатый романтический фон", а именно - второго трубадура, волей случае получает в пьесе роль короля, подойдя серьезно к вопросу, он так вживается в нее, что по окончании наотрез отказывается снять костюм и выйти из роли в юдоль поствикторианской Англии.

    Честертон остроумно переносит прошлое в настоящее, и голосом своего героя выносит свой приговор: "Сервантес считал, что романтика гибнет, и место ее занимает разум. Сейчас гибнет разум, и старость его более убога, чем старость романтики. Нам нужно проще и прямее бороться со злом. Нам нужен человек, который верит в бой с великанами." Он выворачивает привычные вещи наизнанку и задает вопросы, на которые так не хочется отвечать:

    Он встал и показался выше, чем был до сей поры.
    – Я больше не король и не судья, – вскричал он, – но рыцарем я остался! А вы останетесь лицедеями. Плуты и бродяги, где вы украли ваши шпоры?

    Где мы украли наши шпоры и почему дон кихотов так мало в этом мире, где никто уже давно не верит в бой с великанами?..

    Читать полностью