«Der Steppenwolf / Степной волк. Книга для чтения на немецком языке» читать онлайн книгу📙 автора Германа Гессе на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Герман Гессе
  4. «Der Steppenwolf / Степной волк. Книга для чтения на немецком языке»
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

3.68 
(19 оценок)

Der Steppenwolf / Степной волк. Книга для чтения на немецком языке

245 печатных страниц

2013 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Роман «Степной волк» известнейшего немецкого писателя ипоэта Германа Гессе (1877–1962) повествует о поисках смысла жизни художника Гарри Галлера и развивает тему фаустовского дуализма.

В книге представлен неадаптированный текст на языке оригинала.

читайте онлайн полную версию книги «Der Steppenwolf / Степной волк. Книга для чтения на немецком языке» автора Герман Гессе на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Der Steppenwolf / Степной волк. Книга для чтения на немецком языке» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2013

Год издания: 

2013

ISBN (EAN): 

9785992501391

Дата поступления: 

8 мая 2019

Объем: 

442314

Правообладатель
227 книг

Поделиться

countymayo

Оценил книгу

Наш сайт публикует отзывы на произведения Германа Гессе едва ли не каждый день; хотя и со значительным отрывом, но он входит в первую тройку самых читаемых на Livelib немецких авторов после Ремарка и Зюскинда. И, без сомнения, моя цель - сократить этот разрыв, а то и вовсе его изничтожить.

Неизвестно, был бы рад Магистр Игры в бисер, или наоборот, смущён тем, что основополагающий его роман, направленный против мещанства и бюргерства во всех его проявлениях, обрёл такую широкую популярность - в том числе и в слоях того самого мещанства, тактично именуемого средним классом.Лучший способ предотвратить бунт, как известно, - сделать его гламурным. В одиночке, восстающем против всех, чаще всего нет ничего приятного, обаятельного и привлекательного, даже напротив того. Ведь обаяние - не больше чем средство привлечь к себе сторонников. Волчью же натуру Гарри Галлера, по мнению его создателя, доказывает то, что союзов он не заключает и помощи не ищет. Один в поле не воин. Один - в степи волк.

Разочарованный герой романтической традиции (от Вертера до Чайльд Гарольда) в исполнении Гессе растерял пышное оперение незаурядности, а что осталось? Уныние, безнадёжный эгоизм, не расцвеченный ни малейшей самокритикой, чванство и наркомания. Возможно, это только моё чувство, но первую часть, до встречи с Герминой, я читала, наслаждаясь дозой сарказма, которой сдобрены галлеровские похождения. Ведь невозможно без некой иронической мины сказать: "Я незауряден! Я высокоморален! Я презираю ваш плюш, статуэтки и фикусы!", а у Галлера получается. Хотя нигде, кроме плюшево-статуэточного мирка немецких филистеров, ему не выжить, и это наш хищник прекрасно знает. Волк враждует со стадом овец, но, если они исчезнут, то своими трудами он не прокормится. Образцово-показателен тот эпизод, где Гарри сидит на приступочке перед чужой квартирой, блаженно вдыхая аромат свеженатёртых полов. Перед своим молодым другом он, кстати, оправдывается, что сам, дескать, ни дня не вытерпел бы в подобной квартирке-бонбоньерке. Волк, ностальгически ловящий ноздрями запах хлева... Волк ли?

Так что гневные филиппики Гарри в адрес бюргеров меня как-то не вдохновили. Да, метафорическое стадо без волков обленится, лишится воли к развитию. Но волк без стада, простите, сдохнет. Некого будет кушать, в смысле бичевать, язвить, критиковать. И если Галлер первой части смутно напоминал Дикого помещика из одноименной сказки Щедрина, то во второй дорос до Кисы Воробьянинова с Лизой в ресторане. В вашем возрасте кобелировать просто вредно!, герр Степпенвульф:

Вхождение надменного интеллектуала в мир танцулек, коктейлей и беспорядочных половых связей вполне естественно; недаром говорится, из тех, кто в молодости ангел, и выходят старые черти. Но Гарри придаёт своему закономернейшему желанию побеситься мистические обертоны. Он не джаз послушать идёт, а спускается за Вергилием в ад, не танцует, а робкой стопой неофита вступает в вакхический хоровод с фавнами и силенами. Но есть во второй части любопытный спор Гарри и трубача Пабло о смысле искусства. Для Гарри есть ценностей незыблемая скАла , и нечестно делать что-либо в музыке, если не можешь Моцарта превзойти. А на кой превосходить Моцарта? - с улыбкой парирует Пабло: Определять ступени – не мое дело, меня об этом не спрашивают. Моцарта, возможно, будут играть и через сто лет, а «Валенсию» не будут – это, я думаю, мы можем спокойно предоставить Господу Богу, Он справедлив... Мы же, музыканты, должны делать свое дело, выполнять свои обязанности и задачи: мы должны играть то, чего как раз в данный момент хочется людям, и играть мы это должны как только можно лучше, красивей и энергичней. Но, чтобы определить, что и как ему играть, Гарри надо вырваться из весёлого потребительского омута...

Долго я гадала, как Гессе развяжет сложную и непристойную интригу с тонко прорисовывающимся убийством в финале. Не угадала. На сцену выходит Магический театр только для сумасшедших. Интересующихся юнгианским анализом пускают без очереди, и все малопонятные персонажи, роящиеся вокруг Галлера, становятся на свои законные места. Гермина - Анима, Пабло - Тень, Моцарт - по-видимому, Самость (здорово Самость ругается!). А высокоморальный Гарри оказывается собственной Маской... Воистину, все мы - лишь собственные проекции друг другу, и сами себя тоже проецируем. Так что Я вошёл к Себе, как к любовнице, и застал Себя с Собой, и убил Себя, а Себя и Себя оставил в живых, и казнь мне - смех, пока я не сыграю эту пьесу получше. Единственной не-проекцией кажется старый ворон Гёте, и именно он бросает в зеркальную пустоту Галлерова сознания бессмертные слова:
Старых людей, которые уже умерли, не надо принимать всерьез, а то обойдешься с ними несправедливо. Мы, бессмертные, не любим, когда к чему-то относятся серьезно, мы любим шутку. Серьезность, мальчик мой, это атрибут времени; она возникает, открою тебе, от переоценки времени. Я тоже когда-то слишком высоко ценил время, поэтому я хотел дожить до ста лет. А в вечности, видишь ли, времени нет; вечность – это всего-навсего мгновенье, которого как раз и хватает на шутку.

Так-то.

Поделиться

boservas

Оценил книгу

Если вы сомневаетесь, читать ли мою рецензию, исходя из её названия, то можете не беспокоиться - слово "только" здесь лишнее, потому что все мы в той или иной степени сумасшедшие - можете продолжать чтение без опасений :)

Соглашусь, что книга довольно спорная, и я вполне понимаю тех читателей, которые её не приняли и выставили крайне низкие оценки. Чтобы "понять" "Степного волка", нужно дружить с модернизмом, а это течение по вкусу далеко не всем читателям, и со знанием и пониманием подходить к такому явлению как психоанализ, причем именно юнгианского толка.

Карл Густав Юнг описал архетип, который назвал тенью, имея в виду автономную часть личности, несовместимую с сознательным представлением о себе. Герман Гессе, используя такой подход, попытался разобраться с собственной "тенью". Почему я считаю, что образ главного героя автобиографичен - у него те же инициалы, что и у автора - ГГ: Гарри Геллер, а имя его анимы совпадает с его собственным - Гермина.

Анима - это тоже термин из юнгианской психологии, он означает женскую часть психики мужчины. В обычной жизни противоположные гендерные начала неосознаваемы, их можно обнаружить лишь в процессе психоанализа, чем и занимается по сути Гарри. Анима рождает иррациональные эмоции, а выражаются они в иррациональном мнении, которое представляет собой Анимус - в романе эта роль отведена Пабло.

Главный конфликт романа и главного героя в противостоянии его двух начал человеческого: самого Гарри - и животного - Степного волка. Тема двойника, расщепления личности, роднит Гессе с Достоевским, который несколько раз упоминается в романе в качестве автора, которого читает главный герой.

В каждом человеке борются два начала - доброе и злое, божественное и сатанинское, мужское и женское, отцовское и материнское, внешнее и внутренне, реальное и придуманное - дуальность неизбежна и чем она глобальнее, тем более мощным творческим потенциалом обладает человек. И выражением этой дуальности являются два крайних мыса философской мысли: от человека - ошибки природы до богоподобного человека.

Однако определить полярность возникающей дуальности довольно сложно, казалось бы, напрашивается - с одной стороны - человеческое, с другой - животное. Но не всё так просто, Гарри-человек - это, в первую очередь, бюргер и мещанин, а Гарри-волк - это художник, поэт, носитель творческого начала. Именно мещанская сущность героя попадает под софиты Магического театра, демонстрируя, что Гарри находится посередине между святым и преступником, его серость есть гарантия его живучести, он руководствуется принципом мещанина "кто не против меня, тот за меня". Кстати, как раз Магический театр, раскрывающий истинную сущность героя, анонсируется слоганом: "только для сумасшедших".

Гессе придает большое значение юмору, представляя его как мост между идеалом и действительностью. Гарри-волк неизбежно приходит к юмору, в то время как Гарри-настоящий мещанин не способен его понять. Именно юмор примиряет Гарри с действительностью жизни, именно поэтому он в большей степени Степной волк, чем человек.

Но Гессе проговаривается, что он несколько упрощает общую картину человеческого внутреннего мира, на самом деле там не два полюса, а целые тысячи, каждый человек в потенциале наделен почти бесконечным набором личностей, имеющих свои интересы и свою особенную сущность. В качестве примера приводится любая пьеса, в которой драматург выражает многообразие собственной души, представленное в образах драмы.

И вот здесь, мне кажется, самое время перейти к одному из великих драматургов нашей цивилизации, нет, это не Шекспир, это - Антон Павлович Чехов, его пьесы лучше всего иллюстрируют идею многообразия авторского Я, выраженного в образах. Но это не единственная причина, заставившая меня вспомнить нашего классика, дело в том, что я сейчас читаю книгу Дональда Рейфилда "Жизнь Антона Чехова".

Гарри Геллер в своем противостоянии мещанству показался мне очень созвучным Чехову, вся жизнь которого тоже проходила под знаком столкновения и сосуществования мещанского и творческого, обывательского и человеческого в высоком смысле, благородного и человеческого в низком смысле. Чехов предстал передо мной вариацией Степного волка, тоже болезненно переживающего восприятие мира, творчество же становится для него путем к выздоровлению.

Выход на Чехова сделал более понятной формулу Гессе о вечной жизни, в которой нет потомства, а есть только современники - "степной" Егорушка, потрясенный познанием сущего и засыпающий на возу под ночными звездами, и Чехов-классик - одно и то же - здесь и сейчас. А вместе с ним и Гёте, и Моцарт...

И каждый из нас, потому что в каждом из нас есть свой собственный Степной волк, который спит, пока "политики готовят новую войну, а мы танцуем фокстрот и едим шоколад".

Поделиться

ShiDa

Оценил книгу

Ох, какая же тягостная книга! Неприятная книга. Как мне хотелось с ней поскорее развязаться! И какое облегчение я испытала, обнаружив себя на последней странице!..

Это не мое знакомство с Германом Гессе. Помню, лет этак в 20 я пыталась освоить «Игру в бисер», но не смогла продвинуться дальше пятидесятой страницы. «Игра…» была заумной и пафосной одновременно, а это сочетание меня вымораживает. «Степной волк» тоже пафосный, но не столь заумный, оттого я и смогла с ним совладать. От потребности закатывать глаза я, конечно, не избавилась, но все-таки разобралась в писательских мотивах, сюжете и основной мысли.

Я не очень-то люблю читать книги о противостоянии одного человека и социума. К сожалению, часто все сводится к «особенности» главного героя и примитивности общества, которое не может такого «особенного» человека признать. «Степной волк» недалеко ушел от этой сюжетной арки, но при этом сумел сохранить претензию на аристократизм.

Главный герой, Гарри Галлер, – этакий «особенный» человек, и в этом неприятен (к слову, герои «Тошноты» и «Постороннего» воспринимались лучше). Он же – Степной волк, вернее, имеет в себе Степного волка, который отвечает в нем за свободолюбивые (или нет?) мотивы. Основная проблема Гарри в том, что он слишком серьезно все воспринимает (и себя в том числе). С одной стороны, он обожает себя неимоверно и считает выше всех остальных, с другой – питает к себе невыносимое презрение. Он – страшный интеллектуал и интеллигент, который витает там, в неизвестных далях философии, при этом тянется к обычной жизни и ее же, обычную жизнь, ненавидит. Он ненавидит автомобили, радио, джаз, кино, на все новое и неожиданное смотрит как на враждебное, что обязательно должно разрушить «нормальную жизнь». Кругом одни посредственности, заняться нечем, никто не понимает, некого любить. Вот и как жить в этом мире бушующем?

Все мы, конечно, что-то не признаем, чего-то боимся, а себя время от времени считаем лучше (умнее, талантливее, романтичнее, веселее?) остальных. Самое главное, что не дает скатиться к нигилическому восприятию жизни или к собственному возвеличиванию, – это ирония и самоирония. Их же Гарри катастрофически лишен. В серьезности он мог бы посостязаться разве что с Мартином Иденом, тоже страдавшим от столкновения себя, такого особенного, с чертовыми обывателями. По Гарри Галлеру, что бы ни случалось, нужно обязательно делать печальное (и глубокомысленное) лицо, и неважно, что положение забавное и заслуживает разве что осмеяния.

Герман Гессе решил растормошить этого героя и выбрал довольно необычный способ – но именно тут чтение сего произведения стало меня утомлять. Если первая часть книги, проникнутая настроением: «Я эстет, а вы – нет», мне нравилась, то вторая часть (как началось преображение главного героя) навевала тоску.

Понятно, что вся эта «страннь» творится в голове главного героя. Конечно же, ничего из описанного не было и быть не могло, сплошной «воображариум». Я уверена, нет и Гермины, Марии и Пабло, они – лишь двойники главного героя, иные осколки личности, что говорят в точности его словами. Альтер-эго, которым Гарри сопротивляется. По сути, весь смысл этого – показать главному герою, что он прожил жизнь зря, закрывшись от всего остального мира. Спорное заключение, если честно. Если бы не пафос героя, я бы и слова не сказала против его образа жизни, все-таки нет «правильной жизни». То, что Гарри строил из себя непонятого гения… ну, не очень здорово. Но «правильная жизнь» главного героя, с Герминой, Марией и Пабло, у меня тоже симпатии не вызывает. Неужто для «правильной жизни» достаточно танцевать, шляться по странным местам и спать со всеми женщинами, что на это согласны? Скорее всего, нет. Должно быть, это желания самого героя, подавленные эстетством, – то, что он хотел, но не смог воплотить в жизнь из-за своей большой серьезности.

Итог этой фантасмагории повторяется несколько раз (чтоб читатель точно не упустил): научись относиться к жизни с юмором. Тебя что-то бесит, ты не выносишь вот этот тип людей, терпеть не можешь этот образ жизни – отлично, твое право. Но лучше смотреть на неприятное с иронией – и смирись с тем, что не могут все быть похожими на тебя. Научился ли Степной волк иронии? Черт его знает. Но он хотя бы осознал, что сам не безгрешен, и у него есть обычные человеческие желания, и он тоже человек, все равно человек – пусть и умнее большинства.

Улыбайтесь больше, граждане, это полезно ;))))

Поделиться

Еще 2 отзыва

Автор книги