Последний вздох памяти

4,2
27 читателей оценили
270 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Последний вздох памяти»

  1. Zok_Valkov
    Оценил книгу

    Герда Сондерс родилась в 1949 году. В 61 год ей поставили диагноз, который если отбросить медицинские тонкости можно назвать сосудистой деменцией. Сейчас ей 70 лет. Наверное, нельзя быть полностью готовой к смерти и интеллектуальному угасанию, но Герда Сондерс сделала, что смогла. Она написала книгу о деменции, где препарировала себя, свою жизнь и свое ухудшающееся состояние. Она подписала все необходимые бумаги, чтобы, когда болезнь окончательно сожрет ее мозг, ее близкие могли осуществить эвтаназию или ассистированное самоубийство.

    Меня спросили недавно, зачем ты, человек боящийся смерти и деменции, читаешь книги об этом? А надо заметить, что параллельно с Гердой Сондерс я сейчас читаю книгу о буднях сотрудницы крематория. Что я могу ответить? Так я работаю со своими страхами. Я хочу научиться останавливать ползущую внутри жуть, когда на грани сна и бодрствования, я понимаю, что когда-то вот также умру и более ничего и никогда. Я самонадеянно считаю себя высокоинтеллектуальным человеком. Ну, ладно, может не высоко, а среднестатистически. В любом случае, считается, что чем умнее человек, тем жестче будет его деменция, если она приключится. И мне надо уметь останавливать захлестывающую меня панику, когда я не могу вспомнить имя, дату или какой-то факт.

    Герда Сондерс написала прекрасную книгу. Да, она местами путанная и сумбурная, да в ней есть научные неточности и возможно даже серьезные физиологические ошибки, да она полна цитат и парафраз. Но сам факт существования этой книги меня восхищает. Да, я в курсе, что жанр «биография болезни» сейчас популярен и «Последний вздох памяти» не то, чтобы новаторский прорыв в своем жанре. Просто мне стала симпатична эта женщина в процессе чтения.

    Сондерс родилась в ЮАР, и как верно отмечено в аннотации, части посвященные жизни в Африке напоминают Дж. М. Кутзее (во всяком случае ту единственную его книгу, что я читала – «Бесчестье»). Сондерс рассказывает глубоко личные вещи, которые могут шокировать здорового человека и, с которыми надо как-то жить, если у тебя деменция. Как быть, когда не можешь найти выход из торгового центра? Как пережить то, что зеркало показало - ты надела бюстгальтер поверх футболки? Как ответить на взгляд близкого человека, который с ужасом смотрит, как ты пытаешься пристегнуться в самолете молнией от сумки?

    Герда Сондерс совместила дневник деменции с биографией и историей семьи, а научно-популярные данные с художественно-лирическими отступлениями. Получившийся текст вызывает у меня уважение, восхищение и печаль.

    Мне жаль, что эта женщина исчезает день за днем из нашего мира.

  2. Juliana
    Оценил книгу

    Откровенно говоря, я не большой любитель такого типа книг, и принимая решение о том, что почитать я, как правило, выбираю художественную литературу. Возможно потому ,что чтение для меня — это ни что иное , как эскапизм. Тем не менее, "Последний вздох памяти" Герды Сондерс начала читать не раздумывая. Вероятно потому, что близко столкнувшись с уже более чем достаточным количеством самых разных и, чаще всего, совсем не быстрых и, к сожалению, небезболезненных уходов, сама для себя давно уже все решила и даже зафиксировала документально все свои пожелания относительно того, как со мной поступить если. Так уж сложилось, что говорить устно на эту тему с близкими людьми достаточно сложно. Потому что разговоры о смерти посреди жизни воспринимаются огромным количеством людей, как некое табу. Хотя табуируя для себя тему смерти, мы теряем ощущение течения времени. Раз ,и год прошел, а потом раз и уже целых пять или десять. И все это незаметно. Как время, которое проспал. А когда мы спим мы не ощущаем время . Вот также и с годами происходит. И все время кажется, что впереди еще толпа времени. Но по факту количество прожитых лет не несет в себе ровно никакой информации о том, сколько осталось в запасе. Смерть, намного демократичнее жизни, она всем дает абсолютно равные шансы: и девяностолетнему старцу и пятнадцателетнему подростку и новорожденному младенцу. Поэтому на мой взгляд, не выстроив зрелые отношения со смертью, сложновато получить зрелые отношения с жизнью. Вот кстати удивительное дело, но полноценнее всего думается о жизни в непосредственной близости от смерти. Не важно своей или чужой, или не чужой вовсе, а очень близкой. Но именно в тот момент когда жизнь сталкивает нас лицом к лицу со смертью мы ненадолго выныриваем из состояния фактического полузабытья в котором добровольно пребываем большую часть отведенного нам времени и начинаем жить. Но лично меня всегда гораздо больше беспокоила не смерть физическая, к которой я в общем-то отношусь достаточно легко, а какой-то глубинный страх перед потенциальной возможностью кмереть раньше смерти, утратив умственные способности, потеряв себя, свое "Я". Видимо поэтому я и не смогла пройти мимо возможности получить информацию на эту тему, что называется — из первых рук .Но книга не только о смерти и о деменции как таковой, о связанных с нею сложностях и принятых решениях относительно своего будущего , но и о жизни. В большей степени о жизни. В этом смысле читать было не менее интересно чем "Мод" о которой я уже писала какое-то время назад. Как и в случае с "Мод" узнала для себя массу каких-то новых вещей. К примеру, никогда прежде не задумывалась о специфики проживания белого населения в ЮАР и мало что знала об апартеиде кроме каких-то поверхностных деталей. А тут такой разрез жизни в которой и детство, и взросление в ЮАР, включающие себя, в определенном смысле, шокирующие нюансы, и эмиграция в США , и несколько лет нелегального проживания в стране и попытки врасти в чужую реальность со всеми взёлтами и падениями, и юношеские влюблённости, и рождение детей и внуков... Словом целый огромный пласт . Практически полный жизненный цикл. При этом в книге нет ничего давящего на жалость или вызывающего какие-то определенные эмоции по отношению к рассказчику. Это очень бесстрастное повествование , несмотря на то что история абсолютно личная, если не сказать — интимная. Но рассказана с достоинством человека, сумевшего принять факт своего умственного угасания. И эта способность автора держать удар не может не вызывать уважения.

  1. признаки ранней деменции, так что несоответствие
    1 ноября 2019
  2. На вопрос Мердок «когда мы выходим?» болезнь отвечает: «Мы уже вышли. А скоро ли дойдем – вопрос времени».
    29 июля 2018
  3. В повествовании Мердок снимает с чопорных персонажей внешний налет любезности. Счищая с луковицы слой за слоем, она обнажает внутреннюю пустоту, в которой тем не менее обнаруживаются слова.
    28 июля 2018