Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Quo vadis

Quo vadis
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
147 уже добавили
Оценка читателей
4.67

Генрік Сенкевич (1846—1916) – визначний польський письменник, лауреат Нобелівської премії 1905 року. Найбільшу популярність серед творів Сенкевича здобув роман «Quo vadis» (1896), в якому змальована широка картина Риму часів панування Нерона (І ст. н. е.). Це розповідь про перші роки становлення християнства, про діяння апостолів Петра і Павла, а також романтична історія кохання римського аристократа і переслідуваної властями християнки. «Quo vadis» Генріка Сенкевича по праву вважається світовою класикою історичного роману, він був неодноразово екранізований і перекладений більш ніж 50 мовами.

Лучшие рецензии
kandidat
kandidat
Оценка:
272

Я из тех, кто находясь на развалинах старинных строений замолкает и прямо кожей ощущает ток времени. Меня повергает в оцепенение сама мысль о том, что я прикасаюсь или хотя бы просто приближаюсь к предметам, хранящим в своей памяти многовековую историю человечества. Это какая-то особого рода мистика, которая творится со мной в таких местах. Да, я пока повидала их не так и много, но то, что мне увидеть удалось, неизменно вызывало это электрическое напряжение. "Камо грядеши" снова перенес на улицы Древнего Эфеса, раскопки которого я посетила в Турции в 2010 году, и в катакомбы раннехристианских захоронений начала нашей эры в г. Печ, что на территории современной Венгрии, неподалеку от границы с Хорватией. Эфес был прямо упомянут на страницах романа, венгерский же город сохранил до наших дней свидетельства развития христианства на этапе его зарождения, во времена гонений и скитаний. Это взаимопереплетение текста и реально увиденного, осязаемого, создало все необходимые предпосылки к тому, чтобы я прожила этот месяц в Риме времен правления Луция Домиция Агенобарба, принявшего имя Нерона Клавдия Друза.

"Камо грядеши" - роман мощный, насыщенный, плотный, монументальный. Речь идет и о содержании, и о подаче. С первых страниц становится очевидна грандиозная работа, проведенная автором над историческими материалами, документальными источниками, свидетельствами очевидцев. Тем не менее, наряду с этим поражает и мастерство рассказчика, оплетающего читателя прекраснейшей вязью слов, представляющей непосвященному быт, нравы и обычаи того времени. Богатое вкрапление в ткань текста терминов и понятий времен династии Юлиев-Клавдиев изначально повергает в некоторый культурологический шок, ведь понять все их с ходу, несомненно, не просто, а точнее, даже и невозможно. Однако чуть позже меня это культурологическое напряжение отпустило, а мой пассивный словарь пополнился немалым количеством слов, да и активный на время чтения книги явно преобразился.

Генрик Сенкевич создал многоплановое произведение. Тут и судьба юной пары влюбленных сердец, Виниция и Лигии, и трагическая часть жизненного пути сиятельного Петрония, закат правления порочного, мятущегося от собственных страхов и амбиций императора Нерона и укоренение христанского вероисповедения на землях Вечного Города. Теме романа сложно дать исключительно лаконичную оценку. Все-таки подобные романы тем и хороши, что их мощь позволяет о них судить в разном измерении. Удивительно, но и критики-литературоведы в течение всего XX века отмечали самое разное отношение к роману со стороны католического лагеря, находились и те, кто упрекал писателя в антиклерикализме. А ведь изначально роман был принят католическим сообществом Польши и Европы с восхищением.

Почему я назвала роман плотным? Я люблю читать книги, где требуется немалая работа ума, потребны остановки для осмысления, "переваривания" текста. Однако самое начало книги не произвело впечатления именно такого произведения, за исключением необходимости восполнить свои пробелы в знаниях относительно греко-римского быта, религиозных традиций. Но уже с момента, когда влюбленный Виниций сталкивается с убеждениями христиан, проявившимися в сохранении ему жизни по итогам встречи Урса и Кротона в борьбе за Лигию, я получила именно то, чего мой ум и душа так жаждали. Невероятная сила человеколюбия, истинной любви и преданности - вот что поразило меня. Косность сознания и потрясающая вульгарность души приспешников Нерона и его самого - вот что стало для меня антитезой христианской догме. Петроний - из тех, кто еще нет, потому что уже давно да. Эту фразу даже сложно разъяснить, но мне почему-то кажется, что ее поймет прочитавший этот роман. Петроний в моем представлении путник, странник, обретший гармонию в пути, хотя путь его совершенно не очевиден для других идущих. Но чувства, которые обуревали меня в процессе чтения романа, были не так просты и однозначны. Я не могла не сравнивать христианство нынешнее, времен развращенной цивилизации доступных благ, и христианство времен гонений и притеснений. Вероятно, автор, даже представляя лишь свою, писательскую, точку зрения, затронул крайне важный аспект - чистота зарождающейся идеи. Род человеческий веками доказывал, что то, к чему приобщились массы, не может остаться незапятнанным. Как поэзия и музыка теряют свою чистоту и вдохновляющую силу в устах и под пальцами Нерона, так современные формы христианского волеизъявления зачастую уродливы и ужасны.

Пожалуй, это один из самых сильных по своему воздействию на меня как на читателя исторический роман. Градус моего восприятия менялся непрерывно. Я сменила массу чувств. От неги и умиления до гнева и щемящей безысходности. Я даже разрыдалась... Эта сцена с бездыханной Лигией на челе быка в амфитеатре... Потрясенный Виниций... Дрогнувший Петроний... Неистовый Урс... Это было очень сильно.

Несомненной кульминацией романа является пожар. Рим в огне. Гибнущие и умирающие под обломками и стопами бегущих. И все по изъявлению чьей-то извращенной воли. Воистину извращение - взирать на горе человеческое как на нечто само собой разумеющееся, как на необходимую потерю во имя чего-то более стоящего. Как это похоже на то, что происходит в мире сегодня.

Страшно. Страшно от того, как актуальная эта книга сегодня.

Куда идёшь, Господи?

Читать полностью
augustin_blade
augustin_blade
Оценка:
226

Каждой книге свое время и свое место, даже если это порой не так уж зависит от тебя самого.
"Камо грядеши" как-то упоминал наш учитель всемирной истории в десятом классе, мол, есть роман с тремя названиями, суть одно, но на разных языках. Если бы я принялась за книгу Сенкевича тогда, кто знает, как много (или мало) я бы из него вынесла.

Я нынешняя сразу отодвинула романтическую линию в "Камо грядеши" на второй план - конечно, история того, сколько несчастий может повлечь одно лишь желание обладать, задевает, но все же это не настолько моё, чтобы смотреть только лишь на историю любви и ее возрождения и осознания. Первый план я уступила вопросам веры (об это ниже) и Риму. Риму, городу грешников и забытых праведников, осужденному на гибель, дабы иметь возможность воскреснуть. Описание той эпохи, того народа смело делит первое место с темой веры, христианства и того, как сильные мира сего умеют кровью и ужасом уничтожить то, что уничтожению не подлежало. Меня всегда поражало, как по какой-то малой прихоти человека, власть имеющего, его слуги готовы разрушать города, вырезать народы и льстить до упаду, лишь бы их сумасшедший правитель улыбнулся и добавил еще одну кровавую каплю в чашу своего эгоизма и самомнения. И Петр, чуть ли не со слезами на глазах вопрошающий Господа о том, почему он решил основать свою столицу именно в этом проклятом городе.

А толпа... этот самый великий в мире предатель и лицедей, который то боится говорить правду и лебезит, а то от одного выкрика показывает свой оскал и кусает за ноги. Что управляет этим безумием толпы, где те рычаги, которые есть суть ее анархии и ненормального азарта получить, убить, увидеть, растерзать? Откуда это животное и бессознательное стадное чувство, где человек теряет себя как человека, но не понимает этого, а все больше жаждет расправы над людьми и требует, чтобы на арену выпустили львов? Сенкевич не щадит своего читателя, и если первая часть романа - это история любви, веры и осознания веры с примесью нравов той эпохи, то после того, как сгорит Рим, откроются врата ужаса и безумия, начнутся гонения христиан, а читателю ничего не останется, кроме как затаить дыхание и верить-ждать, что когда-то эта расправа должна закончиться.

Как я уже говорила выше, вопрос веры - языческой и особенно христианской - занимает в романе одно из центральных мест. И тема эта рождает по мере прочтения много вопросов: каково это - общаться тет-а-тет с апостолом Петром? Какой сильной должна быть вера, чтобы ради нее простить самого жестокого своего врага? Смогла бы когда-нибудь я так верить, чтобы перебороть самую страшную боль и кошмары? При моем страхе смерти все эти вопросы повисают в воздухе и не дают думать о чем-то другом. И среди ужасов гонения христиан, среди крови арены и болезни тюрем - эпизод возвращения Петра в Рим. Ибо увидел о учителя своего, и спросил у него Петр: "Quo vadis, Domine?" И, получив ответ на свой вопрос, идет обратно, чтобы в ужасный час не бросить своих оставшихся в живых пасынков.

Истовой вере первых христиан, которые если и сомневаются, то тут же заново обретают веру, ибо рядом наставники, противопоставлена чуть ли не продажная вера римлян в своих богов - не ради веры, а лишь бы умаслить, замолвить пару слов за свои грешки, которые сами боги не так уж и порицают. Недаром тут и там бегает мысль, что слишком мстителен новый бог Христос, что если пойдешь против него, то случится с тобой беда. А старые боги - считай словами того же Петрония - в них верит разве что блаженный, а нормальным людям истово верить не есть прилично. Жизнь после смерти - все это не более чем грезы, жить надо сейчас и здесь, пить, вкушать явства, обладать женщинами, воевать - а новая вера какая-то странная и неправильная - и для Петрония (который как персонаж прекрасен и личность из него толковая), и для всей остальной римской когорты, из которой вырывается Марк Виниций, полюбивший дочь царя иного народа.

"Камо грядеши" - роман-зеркало, где не только история, но и противопоставление людей разной веры, разного положения, мысли и восприятия этого мира и этой жизни. Петроний и поздний Марк Виниций, апостол Петр и Нерон, Лигия и жена императора, противостояние и смирение, смерть и надежда на возрождение, вера и проклятье, война и спокойствие мира, прощение и ярость, сумасшествие и разум. Здесь бездна всего в едином круговороте событий, каждый читатель найдет в "Камо грядеши" что-то свое. Отельное спасибо за письма Петрония, самое то, чтобы прочувствовать мир персонажа-тени, который здесь и там, умеет найти подход ко всем и к никому. А Рим...что ж, проклятый город Нерона сумел восстать из пепла.

Читать полностью
krek001
krek001
Оценка:
210

Бывают книги, которые меняют тебя. Бывают книги, от которых бросает в дрожь и желудок сокращается в рвотных спазмах. А еще бывают книги, над которыми рыдаешь как ребенок, навзрыд и не можешь остановиться. И тебе ни капельки не стыдно. А чего стыдиться? Разве только с каких-то неведанных времен стало стыдно быть человеком сочувствующим, думающим и переживающим. Если вы ищите произведение, которое как минимум не забудется через неделю (а в некоторых случаях, согласитесь, это происходит и того раньше) после прочтения, то вам одна дорога - Quo vadis.
Сказать, что это прекраснейшая книга – значит ничегошеньки не сказать. Роман этот – редкое сочетание истории, любовной драмы, религиозного экстаза и неимоверного чувства долга.
Я не буду останавливаться на том, что и так все знают: историческая ценность, осведомленность автора о эпохе, очень живые персонажи… Все это можно найти в бесконечных статьях критиков еще времен СССР. Но одной сухой критикой невозможно описать тот экстаз, то блаженство, которое испытываешь, перелистывая одну за одной страницы.
Quo vadis первый раз прочитала еще в школе, классе в 9. И помню, что не спала ночами, читала с фонариком под одеялом, потому как папа запрещал читать: я же только этим и занималась, порой несколько суток не спала, лишь бы почитать. Тогда я еще не понимала всей глубины и красоты книги, но были и слезы, и искусанные в кровь губы, и расцарапанные от волнения ладони. А главное: была уверенность, что я только что узнала нечто такое, о чем до этого не подозревала, и моя жизнь изменилась, стала чуточку лучше, чуточку светлее.
Сейчас, спустя столько лет, брала книгу в руки со смешанным чувством. А вдруг «взрослые» заботы перевесят всю красоту и прелесть? Вдруг будет такое ненавистное разочарование? Но с первых строк поняла – нет, «эта музыка будет вечной». И опять все повторилось. Слезы, боль, гнев, обида, умиление…
Одно владение автора языком вызывает бурю восторга и эмоций. Самые банальные вещи, самые обыденные мысли Сенкевич превращает в разговор о вечном, о чистоте и правде. Любовь, которая во многих произведениях отличается унылым однообразием и пошлой ноткой, здесь предстает перед нами абсолютным самопожертвованием, отречением от себя, погружением в предмет своей страсти. Религия, к которой я питаю, мягко говоря, не очень теплые чувства, в книге превращается из пустословия, с помощью которого можно управлять толпой недалеких людей, в силу, способную сдвинуть с основания мир. И дело даже не в христианстве, и не в другом религиозном учении. Дело в вере. В непоколебимой, не терпящей двусмысленностей, безграничной, преданной вере. И не важно, во что верит каждый конкретный человек: в Христа, Аллаха, Сатану, деньги, свободу, секс… Сенкевич, на мой взгляд, очень точно подметил, что только верой можно изменить жизнь. Если ты не веришь, то все будет бесполезно. И мне кажется, что самая главная ниточка романа заключена именно в этом утверждении, и только ради этого и стоит прочитать книгу.
Словом, это одна из лучших книг, которую я когда либо читала. Независимо от вашей любви или нелюбви к истории и римской эпохе, к религии и любовныи переживаниям, Quo vadis нужно читать. Хотя бы потому, что хороших книг много, а гениальных – раз, два и… все :)

Читать полностью
Лучшая цитата
І сам виступ Генріка Сенкевича на урочистості нагородження (французькою, а не латинською мовою) свідчить, що у сприйнятті автора «Трилогії» премія мала більше національний, ніж індивідуальний характер: «Однак ця честь, цінна для всіх, незмірно ціннішою має бути для сина Польщі! Її проголошено мертвою, а це – один з тисяч доказів того, що вона живе! Її проголошено нездатною до мислення й праці, а ось вам доказ того, що вона діє! Проголошено її переможеною, а ось вам новий доказ того, що вона вміє перемагати!
Кому ж не спадуть на думку слова Галілея: «Eppur si muove», оскільки визнано в усьому світі силу цієї праці, а один з її творів увінчано. Тож за це увінчання – не моєї особи, тому що польська земля родюча й тут не бракує письменників, які мене перевищують, – а за це увінчання польської праці і польської творчої сили, вам, панове, члени Академії, якої ви є найвищим виразом думки і почуттів вашої шляхетної нації, я складаю як поляк найсердечнішу й гарячу подяку»[4]. Саме таке розуміння міжнародного визнання було особистим сприйняттям Сенкевича, про що свідчить його лист до секретаря Академії Карла Д. аф Вірсена у зв'язку з новиною про присудження нагороди (29 листопада 1905 року): «Новина, яку Ви мені оголошуєте, справді робить мене щасливим – тим більше, що виявленої честі я не приймаю виключно для себе – я відношу її до своєї країни, до нашої літератури – такої давньої, багатої, чудової, а водночас так мало знаної…»[5]
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление