Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    59

    Частичные спойлеры
    За "Дочь Монтесумы" я бралась как за представителя подростковой приключенческой литературы, но в итоге определение жанра и возрастной категории потенциальных читателей зашло в совершеннейший тупик. Безусловно, ацтеки-войнушка-месть и любовь будут интересны подросткам, тем более, что приключения описаны очень красочно, а экзотическая обстановка не даёт заскучать. Но герои совершенно не для подросткового анализа, хотя и кажутся на первый взгляд едва ли не шаблонными. Но именно эти полушаблонные и полуплоские фигуры автор раскладывает в такие изящные отношенческие пасьянсы, что только диву даёшься, как у него это так получилось.

    Ключевой мыслью романа я бы назвала то, что у любой медали есть 2 стороны. Противостояние двух сторон вообще сквозит в каждой детали, причём далеко не всегда эти 2 стороны хорошая и плохая: они могут быть обе хорошими или обе так себе.

    Главный герой и антагонист. Ясен перец, что они друг другу противостоят по фабуле, но кроме того они символизируют 2 подхода к любви как таковой. Любовь главного героя растёт из благих чувств, поэтому она светлая. Любовь антагониста по своей силе не менее яркая, чем у Томаса, а даже наоборот — страстная до дикости, до жестокости. Получается, что светлое само по себе чувство, выросшее из тёмного, тоже будет тёмным, потому что ничего хорошего из страсти антагониста не выходит. Де Гарсиа вообще очень интересен. Взять хотя бы несоответствие его внешней красоты, стати и изысканности внутренней гнильце. Даже как-то не хочется верить, что в таком мерзавце нет ни капли света, так и ждёшь, что рано или поздно повествование выведет на какую-то сюжетную линию и даст объяснение, что с ним не так. Или расскажет историю, где он вёл бы себя благородно. Или объяснит хотя бы, что довело его до жизни такой. Но фигушки — де Гарсиа так до конца и останется гадюкой только потому, что ему нравится таким быть.
    Тут, кстати, очень интересна тема мести. Очевидно, что Хаггард её не поддерживает — уж сколько раз твердили главному герою, чтобы он это дело бросил, сколько она навлёк бед своей мстительностью (и тут не только в де Гарсиа дело, вспомним ещё, как он не смог простить фанатика-священника). В конце концов удовлетворения главный герой так и не испытал, тем более, что высшие силы взяли на себя расправу с антагонистом. Очень интересно, кого же он видел перед собой в последние минуты.

    Христианство и язычество. Тут далеко ходить не надо. По сюжету нам может показаться, что Хаггард христианство тоже тыкает носом в лужицы. Жестокость христиан не менее страшна, чем людоедство и жертвоприношения ацтеков. Но на самом деле христианство и язычество воплощены в двух женщинах, двух любимых женщинах главного героя (и как это только Хаггард умудрился доказать, что можно любить двух женщин одновременно?) Всепрощающая Лили, верная, светлая, голубоглазая, пресная до скукоты, но никогда тебя не подводившая — только на старые мозоли ей не дави. А с другой стороны — пылкая Отоми, которая коня на скаку и дальше по списку. Чёрт с ними с дикими жертвоприношениями и с тем, что она не гнушается обагрить руки чужой кровью. Самое страшное, что за такой дикарской, языческой любовью, которая кажется нам офигеть какой жертвенной, всё же кроется обыкновенный эгоизм. Почему так? Да потому что она перед смертью проклинает-таки любимого и торжествует, дескать у нас с тобой были дети, и меня, Отоми, ты этим запомнишь, а со своей светленькой Лили ничего у вас не будет, ха-ха-ха! Могла бы уж для такого любимого-разлюбимого постараться, пожелать счастья. Простого мужского счастья. Увы, у дикарей другие стандарты.

    Красочно, красиво, годно.

    Читать полностью
  • dream_of_super-he...
    dream_of_super-he...
    Оценка:
    39

    В детстве интересовалась культурой индейцев, завораживали меня все эти кровавые ритуалы и жертвоприношения. А какие чудные имена у богов, пока произнесёшь, язык сломаешь и уважением проникнекся к Тескатлипоке, Уицлипочтли и пр. Роман Хаггарда показался мне тогда жутко романтичным и я читала-перечитывала историю любви прекрасной ацтекской принцессы к Томасу.
    Собственно, он поклялся любить вечно свою соотечественницу, но судьба сложилась иначе и пришлось жениться на Отоми, дочери Монтесумы. Не ступи на земли ацтеков Кортес ещё неизвестно, чем бы закончилась его семейная жизнь, но...
    О любви, измене, прощении и других ценностях. Очень полезно, я полагаю.
    Добротный приключенческий роман, лет с одиннадцати-двенадцати, наверное, так и не перечитывала, но томик стоит на полке, хотя сейчас и не манит так как в детстве.

    Читать полностью
  • peccatrice
    peccatrice
    Оценка:
    35

    Хорошие книги приятно заканчивать из-за этого чувства, знаете, когда в глазах мокро, и хочется всем рассказать, до чего хорошая книга. Не гениальная, не глубокая, не сильная, а именно хорошая. Слово это часто теряется, а между тем оно, наверное, передает целый спектр.

    О Хаггарде я знаю много, а вот книг его до "Дочери Монтесумы" не читала никогда. Есть у меня такое: сперва личность, а потом окрашивается все, что этой личности принадлежит. С Хаггардом у меня началось с биографии Хиггинса, и о "Дочери Монтесумы" я впервые узнала от него, и именно Хиггинс называет этот роман "терапевтическим сеансом". История романа имеет под собой четко очерченную и, к сожалению, печальную основу. Хаггард начал писать "Дочь Монтесумы" еще в 1891, и написал на момент этого года 16 частей. Перед тем как роман родился, вместе с женой зимой они побывали в Мексике, исторической земле ацтеков, а восьмого февраля, той же зимой, у Хаггарда умер сын, Джок. После этого он говорил: писать я продолжаю, но уже давно без прежнего пыла, однако в 1893 на свет появилась "Дочь Монтесумы", и, только прочитав его, я поняла, что Хиггинс был прав, подобрав именно такое определение роману. В "Дочери Монтесумы" и воспоминания о Мексике, и жена Хаггарда, и его первая и на самом деле последняя любовь в лице Лили Джексон и бесконечное горе отца, увидевшего похороны своего ребенка.

    Томас Вингфилд, поседевший и потрепанный жизнью, похоронивший жену и бросающий взгляд на изумрудное ожерелье перед ним, сидит за столом, пытаясь записать на бумаге историю своей жизни по просьбе королевы Елизаветы. За окном 1588, Непобедимая Армада Испании разгромлена англо-голландскими войсками, и ничто не способно скрыть торжества старика. Испания поражена, и это, очевидно, одна из лучших новостей за всю жизнь Томаса Вингфилда. Что сделал старик, чтобы заслужить внимание Елизаветы?
    Все выясняется сразу, и интрига, видимо, совсем не главная цель Хаггарда в этот раз. Вингфилд рассказывает об испанце, Хуане де Гарсиа, убийце матери Вингфилда, о клятве отомстить, и куда приводит эта месть. О том, что от зла можно получить только зло, и что любовь и правда живет дольше, чем злоба. Весь роман одной красной кровавой нитью мести проходит через всю жизнь Вингфилда. Вест-Индия, где прятался де Гарсиа, кораблекрушение и, наконец, ацтеки, а там молодая красивая Отоми, дочь императора ацтеков - Монтесумы, которая цепью случайных событий приковывается рука к руке к Вингфилду, а фоном, собственной персоной появившаяся только в начале и конце романа - Лили, девушка, клятву вернуться и жениться на ней дал Томас, уезжая в Вест-Индию в погоне за отомщением.

    Хаггард чертовски хорош. Часто абсолютно картонные герои, на удивление, больше всего приковали к себе внимание, а смотреть помимо них было на что - в романе воссоздана культура ацтеков часто вплоть до исторической точности, включая имена и события: кровавые жертвоприношения, пляски вокруг жертвенного алтаря в бреду, золото и богатые дворцы ацтекских императоров, Совет старейшин и дружественные племена. Не лукавит Хаггард и с Европой, вскрывая гнойники Святой Инквизиции. Что касаемо героев, то, повторюсь, часто абсолютно картонные, они приковывают к себе внимание до последнего. Главный герой и его антагонист - куда уж типичнее, но вот только главный герой вовсе не идеален, а его антагонист в итоге не совсем злодей. И даже Лили, которой что в начале, что в конце не хватает едва ли только белых крыльев, показывает сторону очень хорошего человека и - просто человека, с присущими ему эгоизмом, собственничеством и злопамятностью. То же самое касается и принцессы Отоми: властная красноречивая прекрасная принцесса, которая повела за собой двадцать тысяч воинов, часто самая обычная женщина.
    Что касается войны культур и религий, но Хаггард однозначно в лице Вингфилда расставляет все точки: осуждая языческие жертвоприношения и пытки Инквизиции, он не оправдывает ничего. И отчетливо отдает предпочтение протестантам, радуясь потере католиками влияния на Британию.

    "Дочь Монтесумы" хороша сам по себе, но с историей Хаггарда она становится еще прекраснее. А потому хочется сказать: до чего хорошая книга.

    Читать полностью
  • serovad
    serovad
    Оценка:
    27
    Истинная любовь вспыхивает во мраке смерти и превращает его в свет.

    Сказать, что книга понравилось - ничего не сказать.

    Удивительная тенденция - как правило я всю жизнь сдержанно относился к книгам про ацтеков, индейцев, краснокожих и т.д. Но каждый раз, взяв с сомнением книгу ПРО ЭТО, я потом говорил - какая замечательная книга.

    И вот "Дочь Монтесумы" - роман об удивительных приключениях Томаса Вингфильда, англичанина, врага испанцев и вождя ацтеков. Изложение истории завоевания индейцев испанцами через объективный субъективизм лирического героя.

    Томас не может не восхищать своей решительностью, настойчивостью, упорством, мужеством и - благородной ненавистью и жаждой мести. Через многие испытания пришлось ему перейти, но не угасло в нем чувство ненависти и любви. И в этом, пожалуй, единственный недостаток книги. Много лет провел Томас вдали от дома и от любимой, при этом его любовь к Лили не угасла ни на каплю. Может у меня напрочь отшиблено чувство романтики, но сложно воспринимается такое для человека, перешедшего из молодого возраста в средний. Как правило, и ненависть за такой срок угасает, и единственным аргументом за ее сохранение служит только то, что Томас с определенными промежутками времени встречался с де Гарсиа. Кстати, очарование Томасом настолько сильно, что в конце невольно жалеешь, что де Гарсиа умер не от его руки и не каким-нибудь более достойным для него жестоким способом.

    Роман заставляет задуматься сразу над несколькими "кто более"? Кто более безнравственный - Де Гарсиа, жестокосердный убийца, подлец и предатель, или император Монтесума, предавший целый народ и не прислушивающийся к здравому смыслу? Кто более достоин восхищения - Отоми за верность и покорность перед Томасом, который стал ее мужем, но который ее не любит (и она знает это), или Лили, сохраняющая верность Томасу, которого много лет назад потеряла и которого считает умершим. Кто более благороден - Куаутемок или Диас?

    И еще один момент, редкостный для литературы того времени написания - рассуждения о церковных жестокостях, осуждение инквизиции и довольно смелые высказывания о служителях.

    Церковь жестоко мстит тем, кто выдает ее тайны
    И смерть в сущности совсем не такая уж страшная штука, если вспомнить, что все люди рождаются, чтобы умереть, как и прочие живые существа. Все остальное ложь, но в одно я верю: есть бог, и он куда милосерднее тех, кто принуждает нас в него верить.

    Наконец, сам финал романа. Он скорее печальный, чем счастливый, несмотря на то, что все закончилось хорошо. Все-таки Томас больше потерял, чем приобрел, пусть даже ценой всего пережитого он узнал цену любви.

    Истинная любовь вспыхивает во мраке смерти и превращает его в свет.

    А вообще написано мастерски. Настолько, что у непосвященных в подробности истории может возникнуть ощущение, что половины крови и несчастий, описанных в книге, не было бы, не отправься Томас на поиски де Гарсиа. А также риторический вопрос - для чего нужны были все эти жертвы? только, чтобы главный герой смог вернуться к своей единственной?

    Читать полностью
  • likasladkovskaya
    likasladkovskaya
    Оценка:
    27

    Лучшие книги те, что не имеют возрастных ограничений! Ошибочно полагать, что Хаггард - это для подростков, что-то по типу исторических журналов "Познай историю с Волли".

    На поверхности мы имеем приключенческий роман со спецэффектами в виде многочисленных кровавых ритуалов последних ацтеков. Разумеется, любовная линия, сконструированная по модели сказок: жил-был бедный юноша и прекрасная девушка. Юноше необходимо было стать принцем, дабы удостоиться своей Дамы. Он ведет борьбу с драконами, находит сокровища, почти погибает от одного до бесконечности раз.

    Но оказывается, главное в становлении принца не победить дракона, а не забыть в круговерти событий о прекрасной Даме.

    Кажется, что герои весьма схематичны и в чем-то шаблоны, по народной традиции антогонистичны. Томас настолько бережно несёт христианские ценности, что Добра доводится до степени абсурда. Даже, встав на сторону ацтеков в борьбе с испанскими завоевателями, Кортесом и личным врагом, он не забывает о Боге. Том Боге, которого так умело фальсифицируют инквизиторы на его второй Родине. Даже несмотря на свадьбу с дочерью Монтесумы и новой ролью - ни больше, ни меньше, Божества, Томас не забывает про домашнего Бога, борясь с испанцами и попутно спасая их от принесения в жертву кровожадным богам своих новых соплеменников.
    Может быть столь инфантильная мотивация коренится в ощущение карнавальности происходящее

    Только тогда я понял, что теперь я бог, и не просто бог, а величайший
    из богов. Ни разу в жизни я не чувствовал себя так глупо!

    Враг Томаса, конечно же, на манер позднего Средневековья - исчадие Ада, некто великий и ужасный, переполненный грехами до краев. Но образ его даже в чем-то сложнее, чем воплощение Добра в произведении. Зло здесь с оттенками. Благородное зло, прикрытое хорошими манера ми, изысканным вкусом и чувством собственного достоинства.
    Кажется, что то - не живой человек, полный скверны, а проекция самого главного героя. Даже убийство матери Томаса, что и повлекло за собой необходимость вендетты, с некоторым оттенком фрейдизма.

    Наверняка психоаналитики расценили бы систему персонажей следующим образом: маменькин сынок Томас, создающий себе проекции врага с целью победы над двумя зайцами: 1. Вырваться из под материнской опеки; 2. Найти себе мотивацию к победам.

    Нечто вроде бизнес-тренингов от Мэри Шелли: преследуй чудовище собственных мыслей, скитаясь в поиске себя рафинированного.

    Однако роман Хаггарда - произведение с секретом. На изнаночной стороне находим темы для размышления, вопросы для внутренней работы читателя:

    1. Дихотомия христианство/язычество и надрелигиозное образование в виде индивидуальной веры.
    Убийства во имя веры, вера во имя убийств, борьба Богов за место в человеческой душе. И...захудалые истины на задворках совести.

    2. Проблема любви, которая бывает, как говорил один преподаватель этики, "большая, маленькая и средняя".

    3. Природа и мораль. Что естественно для хомо сапиенс: казнить или миловать? Насколько человек агрессивен, можно ли предположить, что тяга к убийствам, алчность и личностная геополитика - его естественное состояние? Иными словами, гомеостаз как индивидуальная автаркия.

    4. Вечный женский вопрос. Автор поднимает проблему природных задатков мужчин и женщин, вопросы верности и психологические предпосылки раскрытия сексуальности как тяги к жизни. Женщины здесь - воплощение благородства, правдивости, самоотверженности. Нельзя не отметить контраст мужского и женского начала в романе.

    Здесь же в качестве подвопроса можно выделить проблему измены женской. Если мужская исходит из потребности быть живым, то женская - из необходимости доказать право на уникальное существование, нечто вроде активного права голоса - "я есмь, я не тело, я гордость и независимость". Такова Марина - любовница Кортеса, в качестве приданого принесшая в дар собственный народ. Женщина, чье самолюбие и требовательность к жизни возжелали возвышения за счёт ни много, ни мало - гибели нации. Но и глубоко раскаявшаяся, словно бы в подтверждение слов Александра Башлачева

    Под дождём оказались разные,
    Большинство-то чистые, хорошие.

    5. Наконец, проблема выбора "свой среди чужих, чужой среди своих". Внутренняя раздвоенность как залог расширения горизонта.

    Собственно, потому роман сложно назвать только приключенческим. Путешествия, борьба, спецэффекты, тень смерти - лишь форма, некий увлекательный интерактив, который призывает к пониманию психологического, философского, историко-культурного базиса произведения.

    Читать полностью