Одиссей, сын Лаэрта. Человек Космоса

4,3
10 читателей оценили
356 печ. страниц
2007 год
Оцените книгу
  1. zhem4uzhinka
    Оценил книгу

    И все-таки этот рыжий Одиссей – герой не моего романа. Тот случай, когда явно чувствуешь: книга-то хороша, но только – абсолютно не моя. И мучала она меня в процессе чтения куда больше, чем радовала.

    По сути порадовало меня только начало – нет, не начало даже, а воспоминание о том, чем закончилась первая книга – и концовка. Эмоциональный диапазон концовки хотя бы какими-то частями совпадает с моим, поэтому тронуло, поэтому проняло, и то, чем в итоге завершилось путешествие и возвращение рыжего – это ах.

    Но все остальное – мимо, мимо, мимо. Для понимания второй книги оказалось гораздо важнее знать легенды Древней Греции и, собственно, Одиссею, чтобы разделять авторский вымысел от канона и оценить их интерпретацию событий. То немногое, что я опознала – оценила, но по смутным намекам и именам мало какие огрызки информации в собственной памяти удалось сопоставить с романом. Троянская война явно будет на последних строках в моем личном рейтинге приключений Одиссея, а здесь ей отдана львиная доля событий. Помимо концовки выделить хочется разве что встречу с лотофагами – это получилась своеобразная дразнилка для меня, жаждущей альтернативного взгляда на приключения Одиссея.

    И мне совсем, совсем, совсем не близка эта философия, во второй книге ставшая ключевой: я не умею ненавидеть и не умею понимать, я умею только любить. Я приняла бы усеченную версию: не умею ненавидеть, убиваю из любви – но понимать, хитроумный Одиссей, уж будь добр. Любить и понимать – не противоположности.

    Парадоксально, но хочу теперь еще Олдей, только из другого цикла.

  2. Sunrisewind
    Оценил книгу

    Обычно многотомные эпопеи начинают сбавлять пыл, приближаясь к завершению. Это не случай "Ахейского цикла" Олди. "Герой должен быть один" был добротной книгой выше среднего уровня. Первая книга второй части "Человек Номоса" была в шаге от совершенства. И вот этот шаг сделан - перевернуты последние страницы "Человека Космоса" . Кстати, хочу заметить, что с моей точки зрения, книги про Одиссея можно вполне читать и без первой части. Определенные зацепки есть, но сюжет на 99% самодостаточен.

    Книга великолепна! Центральная идея повествования - взаимоотношения нашего внутреннего мира и маленького уютного мирка вокруг нас, что называется общим термином Номос, и Космоса, то есть всего того, что дальше нашего привычного восприятия, и в географическом плане, и в философском. Книга не имеет абсолютно ничего общего с классическим фэнтези. Да, здесь есть боги, сходящие с Олимпа, но вы же не причисляете "Илиаду" к фэнтези, правда? Я веду к тому, что если вы вдруг не испытываете теплых чувств к жанру фэнтези, это абсолютно не повод отказываться от прочтения этой замечательной книги. "Одиссей, сын Лаэрта" - это философская притча о возвращении (к себе, в себя), написанная красивейшим, мягким и лиричным языком.

    И после этой книги я поняла, почему на европейском конвенте фантастов «Eurocon-2006» украинцы Г. Л. Олди были признаны лучшим писателем-фантастом Европы 2006 года. Вот только не поняла, почему всего один раз!

    10 / 10

  3. Velary
    Оценил книгу

    Жуткое переплетение мифа и реальности. Общего с классическим мифом об Одиссее всё меньше, Номоса всё больше.

    Проблема в том, что ближе к середине за аллегорическим повествованием я окончательно перестала понимать, что происходит. Точнее, я скорее угадывала или догадывалась, потому что всё меньше говорится напрямую, всё больше - образами.

    Впрочем, может надо, как Одиссей?

    Мне дано любить, а не понимать.

    Притча о том, как люди становятся героями, а герои - Богами; как трудно удержаться на грани, остаться самим собой; или убить себя, чтобы вернуться.

  1. Вы изнасиловали мою жизнь, молчал я. Чтобы назвать насилие любовью. Вы бросаете мне под ноги облака, забирая землю.
    12 сентября 2015
  2. Это совсем другие люди. Совсем. Другие. Уж они нашли бы предлог, чтобы не идти на войну! Причем дружно, всей собравшейся здесь толпой. И не пошли бы. Послали бы других, но сами… Может быть, это хорошо? Ведь сумей я тогда отказаться… Они не станут брать крепость штурмом. «Ого-го – и на стенку!» – не для них. И обходным маневром брать не станут. Эти постараются договориться. А если обломится: встанут под стенами, будут долго и нудно слать парламентеров, торговаться… Нет, убить они тоже способны: придушить спящего подушкой, отравить, «уронить» невзначай со скалы… Здесь мы похожи. Но сначала они крепко подумают. Взвесят. Прикинут. И если увидят способ убить, по-прежнему оставаясь всем скопом, а не выделяясь – убьют. Это не хорошо и не плохо. Они просто такие. Очень просто. А мы были – другие.
    12 сентября 2015
  3. Славный мальчонка: боится, но делает. Гораздо хуже, если наоборот.
    12 сентября 2015