Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • telans
    telans
    Оценка:
    46

    Мы - долгое эхо древних пророчеств, которое, выдохшись на излете веков, превратилось в белый шум.
    Великолепная книга, до жути прекрасная и реальная, только в окно выгляни да пройдись по улицам города своего, пусть ангелов с глазами огненными не встретить, так это лишь от слепоты зрячих, которой хуже нет. Ибо взвешено все на весах давно и найдено очень лёгким. Очень-очень легким. Как пепел. Или прах.

    "Крепость души моей" составляют три повести, на первый взгляд объединенные весьма слабо и условно - имеем многомилионный Город-улей (узнаваемый безумно, что придает повествованию ...всепроникновенности), далекие и близкие ветхозаветные сюжеты, да пару-тройку персонажей, связующих все три истории. На моей, весьма субъективный взгляд, накал идет по нарастающей - первая история самая безобидная почти: современный Иов, он же Иаков, обманувший Исава (не в библейских текстах разумеется, а в "Праве первородства") вынужден расхлебывать всю ту кашу, что заварил. Он борется против несправедливого, как ему кажется, Бога, который «Господь – крепость души моей», и в итоге получает "золото хлебного поля – от горизонта до горизонта", и ни идолов, ни крепостей, лишь синяя бездна неба, которое не дает ответов, не задает вопросов, высится куполом. Трудная служба...

    Вторая повесть "Девять дней" удивительно поэтичная история любви прежде всего. Сквозь целое столетие. Вопреки силам, в разы превосходящие человеческие. Здесь крепость души того, кто создан по образу и подобию, высится в бурях так непоколебимо, что даже поражение, кары и все казни египетские, не в силах ничего изменить. Протяни руку, сожми в ней воздух - "Улица, дома. Стертый булыжник. Деревья с пыльными кронами. Неяркий осенний свет. Облака." Много званных, да мало избранных. Да и завидовать вроде нечему - "Война, мобилизация, тиф…" Но это только - на первый взгляд. Что смыслят небесные слуги Отца в любви?

    "Заря над Содомом" - квинтэссенция, повесть, которая до такой степени злободневна и вот-сейчас, что чтобы не заорать и не начать биться головой об стены нужна определенная сила воли (или привычка). Невыразимо сильная вещь, страшная, но свет, что брезжит над Городом, новая заря, дает надежду.

    Я ненадолго отойду.
    За мной уйдет осенний вечер,
    Шурша листвой. Сегодня вечность
    Написана нам на роду.

    Ты скажешь: встретимся в аду?
    Отвечу: ладно. Лишь бы встреча.

    Живительный цемент для крепостей наших душ - любовь, надежда и немного бунта.

    Нам... Здесь... Жить... На шаткой границе огня и грязи.

    Читать полностью
  • ER
    ER
    Оценка:
    5

    Мое знакомство с Олди и Валентиновым началось с романа «Нам здесь жить», и до сих пор, пожалуй, он оставался одним из самых любимых в творчестве писателей. И вот спустя четырнадцать лет появляется «Крепость души моей», цикл повестей, который, несомненно, перекликается с романом.

    – Не сломить! Нам здесь жить! – бодро откликнулись фанаты. – Нам! Здесь! Жить!
    События последних дней невероятны. И самое странное – мы еще живы. Хорошая тема для разговора, правда?

    Примечательно, что город, описанный в обоих романах один и тот же, а также и то, что спустя полтора десятка лет ему снова грозят «последние дни». Хочется сказать в менее фэнтезийном варианте, но не буду, потому что пророчества, огонь с неба и ковчег завета для большинства такое же фэнтези, как и кентавры, минотавры и прочая нечисть.
    И вновь мы видим столкновение двух систем ценностей, изменение существующего порядка, когда так как прежде уже не будет. Можно сломаться, изменить себе, или, наоборот, найти себя и «крепость души своей», но невозможно остаться прежним, прикоснувшись к тайне, которая больше тебя самого. Именно это и происходит не только с главными героями, но и всеми жителями города Х.

    Психологические портреты героев, как главных, так и второстепенных выписаны филигранно. Сцены массовой истерии перед концом света обыденно шокирующие, настолько они узнаваемы. Это заставляет задуматься о себе и о тех, кто рядом.
    Авторы затрагивают щекотливые темы, используют сатиру и при этом мастерски обходят острые углы, так что их невозможно обвинить в отсутствии толерантности. Кстати, отдельное спасибо за «эпиграфы» к «Заре над Содомом», разбавляющие мрачную атмосферу. В отличие от романа 1999 года финалы всех трех повестей умеренно оптимистичны и отдают светлой грустью. Хотя неизбежно приходишь к выводу, что надежды на лучшее, которые были у большинства из нас пятнадцать-двадцать лет, не оправдались.
    Мир вроде изменился, но мы все равно продолжаем жить с ощущением грядущей катастрофы. И продолжаем воевать, словно Большая Игрушечная Война никогда не заканчивалась.

    Из трех повестей больше всего мне, пожалуй, понравились «Девять дней», благодаря чудесной истории любви, которая выше всей этой возни, выше разборок между праведниками и грешниками, гуманистами и законниками, выше времени. Она как отражение любви Творца, которая была превыше страха, закона и справедливости, даже в древности. «Ибо Я милости хочу, а не жертвы…» написано в Ветхом Завете. Может быть, именно поэтому все герои и получают второй шанс.

    Читать полностью
  • Legenda21
    Legenda21
    Оценка:
    2

    Прочитала эту книгу по "книжному вызову" от собственного мужа, но лучше бы не делала этого.
    Я разочаровалась. Никогда не читайте эту книгу, она ни о чем.
    А такое название, такой анонс, такие рецензии...
    Все фигня, лишь маленькие кусочки огромного бреда были по-настоящему интересны.
    Но она того не стоила, ни времени, ни денег.