Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Бледность не порок, маэстро!

Бледность не порок, маэстро!
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
26 уже добавили
Оценка читателей
4.6

«– Куда плывем, синьор?

– К гостинице «Тетушка Розина», синьор!

Времени было навалом. В другой ситуации Петер Сьлядек непременно сэкономил бы десять сольди, выделенных ему маэстро д'Аньоло на дорогу. Однако с острова Ла-Джудекка, где, благодаря маэстро, Петер обосновался при консерватории, в центральную часть Венеции по мосту не попадешь. Слишком широк канал, разделяющий острова. Только на лодке, по-здешнему – гондоле. Увы, придется раскошеливаться…»

Лучшие рецензии
augustin_blade
augustin_blade
Оценка:
62

Вей, бей, проруха-судьба, разбуди слов рябиновый слог, постучи в дверь, пораскинь снег. (с)
Умеющие вести и поймать всегда были и будут в цене.

Беги, путник, перекрестки отыскивая, перевалы войн и кручинушку перевирая в своем личном, от сердца не отделенном, чтобы струна душу арканом поймала, чтобы ни единой ноты слушатель не смел отпустить. Веди, веди сотоварища сквозь пелену историй и сказаний, через толщу мира и распустья, чтобы если налево повернешь - то налево, а не так чтобы заблудиться и ни единого слова и ноты не услышать. Чтобы если направо - то смело и в бой, а не под лавку к печке. Потому что каждой истории нынче проводник нужен, каждой деревеньке и городу - оберег, чтобы не нарушилась гармония, чтобы таинственное "а может, все было наоборот?.." только присказкой на ночь и осталось. Чтобы можно было почти уверенным шагом бродить по чужим судьбам, нелегким принесенным грехам и искуплению, гроздьям побед и поражений, зная, что в любой момент можно споткнуться о струну - и тебя вытащат, перемолов сознание задом наперед, чтобы все на место встало в картинке мира. Беги, путник, звонко струны перебирая подруги своей, копи истории за теплой пазухой потертого плаща, ведь если музыка для души и потом хлебом отплачена - оно верно все. Если историю правильно и толково выслушать - вернее вдвойне. Иди дальше, путник, судьба твоя такая, Петер, истории собирать и жизнь их продлевать. Потому что беспризорные они, как псины, любят, когда о них вспоминают и за ухом чешут. Блохастая иль выскобленная снегами, неважно. Главное помнить, перебирать и может быть когда-то кому-то...А хотя нет, жизнь-то дорога, да и поверят ли.

Иди вперед, Петер, играй и верь в себя, в свою участь и предназначение умело путать нити миров, историй и судеб. А мы посидим послушаем, что с нас, простых, взять.

Читать полностью
medvezhonok_bobo
medvezhonok_bobo
Оценка:
25

Иногда перед незнакомцем легче распахнуть душу, чем открыться близким и родным. Тебе с ним не жить, не встречать взгляд каждый день. Поделишься и простишься, а камень на душе как будто легче стал. Уже не утянет на дно, да и в сердцах зашибить ближнего не спровоцирует.
Так и бывает.
Идет по дорогам сквозь города и веси бродяга-лютнист Петер Сьлядек. Звонкой монетой с ним расплатятся за звонкую балладу, попотчуют ужином за разудалую кабацкую плясовую. Одарят молчаливой благодарностью за умение слушать. Диковинные тайны за одно лишь присутствие... Со смешинкой и с грустью, страшные и красивые, истории абсолютно разные и в то же время обладают чем-то общим. Каждый сюжет завязан на двойственной природе чего бы то ни было — счастья, силы, судьбы... Подтверждая, что не может существовать только одна сторона жизни: уродливая и красивая. Более того, порой они подменяют друг друга так, что уже не разберешь, где какая... И все это на фоне пестрого, удивительного мира, чьи вьющиеся тропы — реальность и сказка — как змея о двух головах. Реалии эпохи Возрождения, не смущаясь, соседствуют с вымыслом. Исторические персоны существуют наравне с магическими существами.
Звучат голоса. Звучит лютня.

Я не знаю, какая строка обернется последней,
На каком из аккордов ударит слепая коса,
Это вы – короли; я – наследник, а может, посредник,
Я – усталое эхо в горах. Это вы – голоса.

12 самоцветов в оправе. Эпиграф - история - стих. Прочесть и задуматься. Прочесть, хотя бы ради прекрасного языка Олди.
"Песни" напоминают первые сборники Сапковского о Ведьмаке. Множество тут и там искусно вкрапленных отсылок к фольклору, мифам, литературным произведениям. Каждая новелла-притча — законченное произведение, однако, множество мелких деталей перетекают из одного в другое, создавая ощущение одной более обширной Истории. Чья она? История жизни музыканта Петера Сьлядека? Его образ размыт и прозрачен, хотя он и принимает в некоторых событиях непосредственное активное участие. Он даже не столько полноправный персонаж, сколько прием, стекло, через которое в глаза читателя несутся осколки чужих жизней. Сложи их вместе — возникнет причудливый узор и вместе с тем очень знакомый. Так чья же это История? История Жизни. Просто. Такой она бывает.

Жизнь лучше рассматривать со стороны. Из горних, значит, высей. Тогда она выглядит законченным и гармоничным артефактом, творением крылатого гения, а не сплошным недоразумением простака. Глядя изнутри, ничего в жизни толком не разглядишь.
Читать полностью
malasla
malasla
Оценка:
24

Бродит себе где-то в далеком 17 веке (с нбольшими анахронизмами, конечно, но очень условным, так что опустим) лютнист и бродяга Петер Сьлядек. Сначала мы не знаем о нем ничего, потом узнаем немножко о его прошлом, потом - много о его будущем, а настоящее у него какое-то все одинаковое.
А дело все в том, что этот удивительный человек отмечен сразу двумя чертами: его лютня не дает ему подолгу задерживтаь на одном месте.
А еще он из тех, кто умеет слышать.
Такие люди иногда встречаются на пути - обычно как случайные попутчики, когда знаешь, что больше никогда не встретишь его, и случайно рассказанная история никогда не взглянет на тебя из чужих глаз.
А вот Сьлядек попадается всем. Он сам не рад этому (хотя врет, конечно, рад, если бы не истории, у него не было бы множества песен и стихов).
А мы - бездушные читатели, падкие на страшилки и зрелища - рады, да еще как.
Итого - имеет много историй в одной книге: есть история о доппельгангерах, а есть о времени-деньгах. Есть о счастливчиках, а есть о проклятых. Есть о малокровных, и есть о кровопийцах. О студентах и упырях. О страхе - белом и черном. О чертовщине в каждодневном. О том, что прошлое исправить нельза, зато менять будущее никогда не поздно. Истории о городах настоящих и вымышленных, о местах, придуманных и увиденных во сне, об островах, о которых мы читали и людях, имена которых бередят наши мечты.

Хорошая, словом, книжка.

Отличная, чтоб вернуться на шаткую тропу флэшмоба-2011.

И спасибо Nianne , благодаря которой я все же прочитала ее.

Читать полностью
Оглавление
Другие книги серии «Хёнингский цикл»