Хроники симбионта 1. Новая жизнь.

Пролог.

Новая жизнь.

 Огромный черный шар реликтового космического корабля приближался к планете, выйдя из точки нулевого перехода – мгновенного прыжка, позволяющего перемещаться в пространстве не затрачивая на это времени. Шар появился вблизи одной из лун и на крейсерской скорости двинулся от нее к планете.

 От тела черной сферы отделился маленький силуэт и устремился к орбите, защищенной крепостями, охраняющими покой жителей этого мира. Некоторое время ничего не происходило. Треугольник маленького корабля, отделившийся от таинственного исполина, беспрепятственно приближался к атмосфере, минуя боевые платформы. Со стороны казалось, что вот-вот и скроется этот хищный силуэт в плотных слоях. Но нет, не судьба!

 Из крепости с ним пытались связаться защитники планеты на всех доступных частотах, а он не отвечал, игнорируя их и продолжая двигаться к намеченной цели. На ближних к чужому кораблю платформах показались несколько вспышек. В космос ушли ракеты. Они стремились догнать таинственную цель, так нагло решившую прорваться сквозь укрепленные заслоны.

 Первые смертоносные иглы ушли в никуда, разрываясь в пустоте вакуума. Юркий корабль увернулся, но последняя все же достигла его, блеснула яркая вспышка, и незваный гость прекратил свое существование. А спустя какое-то время черный шар, появившийся из ниоткуда, также бесследно пропал в точке нулевого перехода.

 И никто из обитателей боевых платформ крепости даже не заметил, как в момент взрыва от маленького хищника отделился крохотный метеор и исчез в атмосфере их дома, спустя какое-то время, упав в волны одного из морей, к великому несчастью жителей.

***

Глава 1

Новая жизнь.

Поверхность пола исчезла и стремительно потерялась, пройдя некую точку невозврата именно в тот момент, когда за моим плечом, прозвучал выстрел. Боевик, не устояв на месте, потерял равновесие и, заваливаясь спиной в проем, разбитого, панорамного окна, рефлекторно нажал на спусковой крючок…

Выстрел…

Пуля, с оглушительным хлопком, покинула ствол его оружия, и ушла в сторону от намеченной цели, немного выше, чем нужно. По крайней мере, я хотел надеяться на это, а точнее, был почти уверен, когда с ненавистью, взглянул в лицо, разочарованно смотревшего за мою спину, противника, до сих пор не осознающего, что произошло. Чтож, значит не зря, значит, жива, вихрем пронеслась успокоительная мысль, я выдохнул и довольно осклабился. Не судьба приятель… Не судьба…

Четкое осознание неминуемой гибели, до сих пор таившееся только в подсознании, пришло лишь в тот момент, когда мне, удалось прочесть в глазах схваченного боевика, вначале удивление, а следом за этим, ужас понимания происходящего с ним события. Мы падали, проваливаясь в пустоту улицы, с высоты седьмого этажа корпоративного здания. Я крепче вцепился в трепыхавшееся, и истерично махавшее руками, тело бандита. Прикрыл глаза…

Выстрел…

Выстрел…

Осоловевший от такого положения дел, подонок, продолжал вжимать спусковой крючок, посылая в никуда, последние заряды из обоймы, сопровождая свои бессмысленные действия, истошным, отчаянным воплем, обреченного на убой, животного…

Я улыбнулся вновь, время в моем сознании исказилось в единый миг; сжимаясь и ускоряясь, огромным снежным комом, пронеслось по моей памяти, заставляя увидеть в одно мгновение, всю прошедшую жизнь. Теперь, очевидно, прошлую…

***

Нита открыла глаза, отводя от себя воспоминания, слезы катились по ее щекам, она молчала и смотрела на неподвижное тело. Нет, он не был мертв, но и не был жив. Аппарат искусственного дыхания, мерно работал, нарушая тишину и накачивая легкие, неподвижно лежавшего Кифа. Она смотрела ему в лицо, такое спокойное и такое родное, но в то же время, чужое и далекое для нее, в этом лице не было жизни, не было той, всегда злящей ее, вечно ехидной улыбки и снисходительного, любящего взгляда. Всегда любящего, она другого не помнила, даже когда уходила от него, устав от бесконечного ожидания и страха. Страха за то, что однажды, он не вернется, что однажды как сейчас, она будет стоять и смотреть, заливая себя слезами. И все же это случилось, а самое ужасное и терзающее сердце, что по какой-то, жестокой иронии судьбы, это случилось по ее вине… И теперь нет того взгляда, его веки навсегда закрыты. Нет его больше, осталось только, отрешенное от жизни, всегда любимое ею, лицо. Спокойное, и сейчас безнадежно далекое и до сжигающей боли, чужое…

– Чужое… – Нита простонала, сжимая руки в кулаки, и впиваясь в ладони, пальцами. – Чужое…

***

– Нита? – за спиной девушки прозвучал задорный и веселый голос, нового знакомца.

– Что? – она обернулась и слегка улыбнулась, увидев позвавшего ее, парня.

– Я провожу тебя? – он немного склонил голову к плечу, глядя на нее с ехидной, но доброй, притягивающей улыбкой.

– Ну, проводи… – рассмеялась Нита.

– А где ты живешь? – довольно произнес знакомец, подходя и беря ее за руку.

В этот вечер, Нита оказалась на дне рождения у подруги и та, познакомила ее с Сергеем, который весь вечер, как только она появилась, не сводил с нее влюбленных глаз, и, в конце концов, пользуясь положением приятеля мужа, ее подруги, попросил последнюю, их познакомить. А когда Нита, недолго поприсутствовав на вечеринке, собиралась уезжать домой, ей нужно было рано вставать на следующий день из-за учебы, Сергей остановил ее и напросился в провожатые…

– Как это было давно, – прошептала девушка, стоя у модуля с телом ее любимого человека и когда-то вычеркнутого ей, из собственной жизни.

Воспоминания не хотели уходить, продолжая терзать сердце, она прикрыла глаза и отдалась им, больше не обращая внимания на неугомонные слезы.

Щелкнул замок двери, она невольно вздрогнула и вцепилась руками в модуль.

– Ниталла Евгеньевна? – негромко позвал, вошедший в палату врач. – Простите, но вам пора уходить. Нам нужно подготовиться к отключению, – еще тише продолжил он, уже с нотками сочувствия в голосе.

– Да-да, конечно, – с надрывом и чуть слышно, ответила Нита. – Карл Альбертович, я ухожу, извини… – она, не успела договорить, упала в обморок.

***

– Нита, давай! Не бойся, я держу тебя! – задорно покрикивал парень, придерживая ее за руку и помогая вскарабкаться наверх.

– Псих! Ночью, на скалы, только маньяк может тащить девушку… – весело ворчала Нита, переставляя стройные ножки по неровным уступам скалы, нависшей над маленькой бухтой, у Теплого моря.

– Маньяк-маньяк, принцесса! – весело смеясь, отшучивался парень.

–Киф, боже, какая красота, – очарованно прошептала девушка, забравшись на вершину скалы. – Звезды… Море… Я… Люблю тебя, – улыбнулась и поцеловала его в губы.

– А ты знаешь? – продолжила девушка, отрываясь от губ любимого.

– Где рай? – с усмешкой спросил парень.

– Да, – тихо ответила девушка.

– Знаю, – так же, чуть слышно, ответил он и обнял ее, прижимая к груди. – Рай там, где есть, ты!

В доме было тихо, а за открытым настежь окном, мерно барабанил дождь, любимый пес мужа, тихонько посапывал у погасшего камина и только она одна, стояла и всматривалась в пустоту ночи и вслушивалась в шум дождя. Слезы застилали ее глаза, ей было больно и стыдно. Его больше нет, нет того, кто всю жизнь ее любил и отдал эту жизнь, за нее. За ту, которая совсем не заслужила этого.

***

Сознание пробудилось раньше, чем появилась картинка перед глазами, а в голове раскатистым гулом прозвучала мелодия, знакомая такая, что даже покоробило. Ах, да, это же мелодия приветствия, при запуске комма. У меня на стационарном такая была, вспомнил я. Кто-то, явно больной на голову, запустил комм, подключенный к колонкам на всю громкость, мелькнула мысль, а потом в глазах все потемнело.

Я и не догадывался тогда, что пробудившая меня мелодия, была установлена в моей голове и при включении сознания, она запустилась, оглушая и шокируя его.

Тьма медленно окрасилась в сплошную синюю пелену. Синяя пелена, так же медленно изменила свой цвет в светло изумрудный. А на этом фоне появилась крупная сетка электронных линий, которая стремительно – вращающимся кругом, неумолимо сокращалась к центру вирт-экрана, в точку посередине. А за тем, появилась картинка окружающего меня пространства.

Пространством оказался белоснежный потолок какого-то помещения, где я сейчас находился. Своего тела, я совершенно не чувствовал и даже зрачками глаз, мне с трудом удавалось оглядеться по сторонам, для того, что бы понять, где я нахожусь.

Я был в больничной палате, как мне показалось и совершенно один. Я слышал только, как в стороне, тихо работала какая-то электронная аппаратура, попискивая своими датчиками. Она заполняла звуками, тишину вокруг.

– Ага, это, наверное, тот самый комм – будильник работает, что по ушам мне съездил мелодией приветствия. Петух блин утренний. Так-так, где же это я? – проворчал мысленно, отходя от беспамятства.

– Последнее, что я помню… Хм, а, что я собственно помню? – мысли ворочались медленно и тяжело, как ветряная мельница в безветренный день, а в голове стоял шум, как после какого-то дурмана. Ясность понемногу приходила, что меня радовало.

– Нита.… Да! Нита… – я помню ее крик. И бандита лежавшего на краю, у разбитого окна. Сука, мертвый же он был, я в него попал несколько раз, это я точно помню, – пазлы в картинках памяти постепенно складывались, оживали эмоции.

– Дальше, что было дальше? – мысленно застонал я. – Вот ведь черт… – вспомнил и выругался. – Дальше, этот придурок поднялся, как-то резво поднялся, гад. Учитывая то, что я в него остатки магазина разрядил. Почти в упор разрядил. Крик… Опять крик Ниты. И ее испуганные глаза. Они в отчаянии смотрели за мою спину, на этого выползшего из небытия, живучего ублюдка. Он направил ствол в ее сторону, собираясь стрелять. Потом… Что потом? Ага, мой резкий прыжок вспоминаю, выстрел, прозвучавший уже за спиной, в тот момент, когда я, всем телом навалился на потерявшего равновесие бандита. А дальше? А дальше полет из окна помню, вместе с этим выродком, что посмел навести оружие, на мою драгоценную Ниту.

В палату вошли. Слышно было, как щелкнула дверь и неторопливые шаги проследовали в сторону работающего, где-то за головой оборудования, того самого, что так противно пищало и иногда переливалось тихими трелями, о чем то сигнализируя, видимо ИскИну машины, если таковой был у нее. Перед глазами вспыхнуло небольшое окно с сообщением:

«Активация речевого функционала»

«Принять?»

«Да» «Нет»

Тут же осветилась и вжалась сама собой, икона кнопки «Да», кто-то мною управлял, очевидно, удаленно. После подтверждения активации, сообщение моментально исчезло. Одновременно с этим, поехал потолок, то к чему мое тело было приковано, медленно изменило горизонтальное положение, переходя в вертикальное и развернулось, с помощью чуть слышно работающих сервоприводов механизма. АММ, мысленно догадался я. Автоматический, медицинский модуль для поддержания жизни, к нему, стало быть, я прикован.

Зашибись! Ударила меня в голову догадка, о том, что происходит.

– Черт, – прохрипел я с трудом, только что активированными голосовыми связками.

– Кибер… – уже срывающимся на стон голосом, продолжил я. И сразу же услышал ответ на свою догадку, от человека стоявшего невдалеке от меня.

– Нет, нет! Вы немного ошиблись Сергей, – голос, отвечал на мое ругательство и мою догадку, уверенно и спокойно. – Здравствуйте, – продолжил голос.

Невысокий пожилой мужчина, немного похожий на известного предсказателя, существования гравитационных волн – Альберта Эйнштейна, жившего когда-то на старушке Земле, вежливо поздоровался.

Он был в белом халате и стоял у панели управления голографическими экранами, машины с ИскИном. Да это была машина с ИскИном, потому что только мощности искусственного интеллекта могли без особых трудностей, справляться с этим новейшим по местным меркам, оборудованием в госпиталях, где занимались кибернетикой, тем более военно-медицинским оборудованием, скорее всего, которое не терпит самых малейших сбоев в своих системах.

Ну а почему я решил, что мной занимается именно медицинский ИскИн машина, было совсем не трудно догадаться.

После падения из окна седьмого этажа офисного здания, где высота этажей значительно выше, чем в стандартных жилых домах. Обычно ни кто не выживает. А если кто-то умудрился, после такого полета, меня реанимировать на этой планете, то это явно не завод гравициклов, для гражданского населения всех возрастов и эротических пристрастий. Однозначно не этот завод.

– Здравствуйте, – я ответил. Голос мой прозвучал на удивление уверенно, видимо системы речевого функционала, заработали в зеленом режиме, моего нового кибер организма. Да, именно так, я сейчас и думал.

Я Киф, это мое прозвище, а в миру Скифский Сергей Андреевич, уроженец планеты Раннэль, земной линии миров, тридцати лет отроду, круглый сирота и холостяк, так вышло. Не особо понимал, да и не хотел никогда понимать, природу хитросплетений, всевозможных измерений. Открытых иных миров и их параллелей, в разных изученных людьми, вселенных. И так же, я не хотел понимать, перекочевавшие к нам из этих чужеродных вселенных, новые технологии. Для меня, Сергея, или попросту Кифа. Мой мир, с его звездами и планетами, был единственный, в котором я жил, и хотел жить, всегда. Ну, а что касалось всего остального, так это дело ученых, с их большими головами, а не мое, Кифа, живущего здесь и сейчас. И вот теперь, я Киф, попался в лапы этим самым ученым и эти самые ученые, сделали из меня киборга. Так я сейчас и думал.

– Вы ошибаетесь Сергей, – повторил все тот же, невозмутимо спокойный и мягкий голос пожилого мужчины в белом халате, все так же внимательно смотревшего на меня. С интересом и любопытством надо заметить. Присущим больше детям и молодым людям, чем взрослым и умудренным мужам, мнящим себя этакими Кэпами, во всем и везде, разбирающимися лучше других.

– Что с Нитой? – я проигнорировал этого вежливого бело халатника и задал интересующий меня вопрос.

– Ах, да, – простите меня молодой человек. Стоило самому догадаться. Простите меня еще раз, ради бога, – мужчина подошел ближе и улыбнулся.

– Хочу вас сразу же заверить и успокоить, с Ниталлой Евгеньевной все в полном порядке, – мужчина улыбнулся еще раз, взглянул на какие-то датчики, встроенные в модуль и продолжил неторопливо:

– Жива она и здорова, расстроена вашей смертью, конечно же, но не более. Вы не переживайте, все с ней хорошо; время лечит, это правило для всех, молодой человек, – бело халатник подмигнул мне, все так же улыбаясь и почему-то подергал себя за правый ус. Так же почему-то, торчащий больше, чем левой.

Оригинальный дедушка, подумал я глядя на него. И мне, вдруг захотелось пошутить, но я не решился этого сделать. Кто его знает, еще обидится…

– Так, так… – задумчиво пробормотал этот доктор или профессор, кто их там разберет, подумалось мне. Он свою должность не сообщал.

– Меня зовут Карл Альбертович, молодой человек, – наконец представился странный доктор. – В ближайшие несколько месяцев, мы с вами будем так сказать, накоротке… – уловив мое непонимание, Карл Альбертович поспешил продолжить:

– Будем с вами видеться каждый день, я буду вас обучать, пользоваться вашим телом. Да-да! Не смотрите на меня так. Не удивляйтесь, именно вашим телом. Вы Сергей Андреевич, восстановлены не по кибер программе, как вы – готов поспорить, подумали…

– Я не чувствую ничего… Такое ощущение, что у меня только голова есть, и все, – как можно спокойней возразил я, этому новому приятелю; с коим мне, предстоит, быть, накоротке, как он выразился.

– Мы это обстоятельство, скоро с вами поправим, не переживайте Сергей, – Карл Альбертович мне опять подмигнул.

Хм. А дядька то с юмором, может и впрямь подружимся? Если он это, ни того… А то, больно часто подмигивает, мелькнула у меня веселая мысль.

– Потерпите немного, а главное не волнуйтесь по поводу своего тела. Как вы были собой до вашего падения, так вы им и остались.

– Хорошо. Будем считать, что я вам верю, – я тоже подмигнул Карлу Альбертовичу. Ну не удержался, что поделать.

– Вот и замечательно. Тогда сейчас не нервничайте и ни чему не удивляйтесь, больно не будет, это я вам обещаю, – профессор выставил руки, ладонями вперед, успокаивая меня. – Активация вашего организма продлится не больше тридцати минут, – он подергал себя за ус и как то с сомнением, покосился на ИскИн машину.

Хм. Не уверен походу дедуля, подумал я, глядя на него. И мне как то сразу, стало не очень комильфо от этой мысли.

– И так, приступим! – хлопнул усатый доктор в ладоши и потопал к панели управления.

Он профессор. Почему-то мне так сразу подумалось, Карл Альбертович именно профессор, кем же ему еще быть, раз смог меня вытащить с того света.

Тем временем профессор, приступил к каким-то настройкам у панели управления и спустя пару минут, я вновь оказался в горизонтальном положении. А перед глазами у меня опять был белоснежный потолок, а еще через мгновение, зрение померкло.

Когда зрение вернулось, я уже смотрел на тот же потолок, только через экран вирт монитора. В поле обозрения появлялись многочисленные папки и под папки, файлы, графики. Разнообразные иконки, то появлялись, то исчезали. Осуществлялись различные сканирования, выводились показатели. Менялись цвета, четкость, резкость и много-много всего, мелькало и исчезало, перед моими глазами, настоящий калейдоскоп данных.

В общем если сказать, что я обалдел от увиденного, то это значит, ничего не сказать. Я обалденно – обалдел, от мельтешения многочисленных данных и показателей вирт монитора, встроенного в мою голову.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 36 000 книг

Зарегистрироваться