Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
51 печ. страниц
2020 год
16+

ЭПИГРАФ.

«Будьте, как Боги»,– говорит Библия, но, увы, мне никогда не достичь высот Всевышнего в этом теле, но как я хочу, как хочу…один Творец знает. И пусть он простит меня за то, что дерзновенно придумываю свои миры, но видит Бог – эти новые царства повторят его творенья на Земле. Создатель ещё не показал нам жизнь на других планетах, но я набралась смелости придумать их сама.

Когда после разговора с Творцом, на столе возникли-материализовались документы для Зебула, в графе «фамилия» значилось: Люци, что по латыни означает «свет». И после бракосочетания Спейс Рануэй превратилась в Спейс Люци. Она ушла с работы, живя на деньги мужа, которые тот зарабатывал, будучи археологом. Часто уезжал на раскопки, и Спейс, тоскуя, названивала мужу по нескольку раз в день. Потом бурные встречи с обилием поцелуев и бесконечные разговоры, а также запредельный секс до изнеможения обоих. Самыми близкими друзьями стали соседи-итальянцы – Арнелла и Рейнальдо Мурсиони. Илза с Иоганном тоже часто наведывались в гости. Иногда звонила Александрина Бендито. Проживала семья Люци в квартире Спейс на 81-ой Ист-Стрит.

Погожий сентябрьский вечер. Спейс и Зебул собирают вещи в дорогу, складывая их в огромный рюкзак. Зебул готовится к очередной командировке.

–Дорогая, зачем мне в жаркой Африке тёплый свитер?

–Но ночи там холодные…– возражала жена.

Зебул погладил её руку, мечтательно вспоминая:

–Ещё недавно, будучи демоном, я искушал тебя богатством, разбивал любовь к лжецу, что ты болезненно перенесла…и не заметил сам как влюбился…

–И перешёл черту полномочий.

–Да вот: потерял из-за тебя работу,– куражился бывший князь демонов.

–Нелюбимую работу, заметь.

–Через два дня уезжаю на раскопки…как я буду без тебя? Тем более, что теперь я не могу подслушивать и подглядывать за тобой.

–А-а-а…так ты не уверен во мне?– понимая шутку мужа, дурачилась девушка.

–Не хочу, чтоб у меня выросли рожки, как на картинках рисуют чёртикам.

–А что так? Тебе пойдут. Давай езжай, езжай. А я сейчас Дункану Смиту позвоню, он жаловался Илзе, что до сих пор видит меня в эротических снах.

–Вот гад,– совершенно искренне вырвалось у Зебула.

Порывисто обняв мужа, Спейс вожделенно зашептала:

–Любовь к тебе поглотила меня целиком. Мне необходимо быть подле тебя: жить твоими интересами, говорить с тобой, смотреть на тебя, прислуживать тебе, просто дышать одним воздухом с тобой. Я могу отказаться от еды и сна совершенно свободно, как от чего-то ненужного, необязательного, когда ты рядом. Весь мой мир сосредоточился на тебе: все мои знания, увлечения книгами и Интернетом ушли на задний план, ты заслонил всё и стал центром интереса. И почему мне никогда не скучно с тобой? И почему я люблю тебя больше, чем себя?

Ответом был страстный поцелуй мужа. И секс до утра.

Утром Зебул задремал, Спейс решила по быстрому сбегать в магазин, купить чего-нибудь к завтраку. На часах 8 часов 08 минут утра. Она надела синий сарафан, взяла синий пакет и поспешила на улицу.

Когда она вышла из дверей гастронома с покупками, то увидела Арнеллу, которая в домашнем халате с бешено выпученными глазами ринулась ей наперерез через дорогу.

Итальянка бежала между машин и вопила:

–Спейс! Не ходи туда!

Душа замерла. Подкосились ноги, Спейс выронила пакеты с едой, потом стремглав побежала через дорогу, не обращая внимания на Арнеллу. Но итальянка схватила её за талию, силой удерживая. Машины остановились, боясь сбить девушек. Образовалась автомобильная пробка.

Арнелла быстро говорила:

–Зебул ждал тебя у обочины, когда аптечный грузовик потерял управление и…и…заехал на тротуар.

–Не-е-ет!!!

–Зебула нет больше. Ты не должна видеть то, что от него осталось.

–Нет, нет, нет,– повторяла Спейс, её затрясли истерические рыдания.

Из машин выскакивали люди. Кто-то из мужчин поднял бьющуюся в истерике и катающуюся по земле Спейс, отнёс в машину. Арнелла была рядом, гладила подругу по плечу.

–Тебе поставят успокоительные уколы в больнице.

Спейс стихла сама, только слёзы лились непереставая, да всхлипы вырывались сами собой из груди.

В больнице сделали укол, дали таблеток с собой и отпустили восвояси.

Арнелла довезла Спейс до дома.

–Давай, я останусь с тобой,– предложила Мурсиони.

–Не надо. Рейнальдо сбежит, обрадуется, что никто за ним не приглядывает…

Арнелла угрюмо вздохнула и кивнула согласно.

Спейс дрожащей рукой открыла ключом квартиру. Пустые комнаты. Сзади в коридоре всхлипнула Арнелла, зажав рукой рот, убежала к себе. Спейс закрыла дверь, затем зашлась в рыданиях. Села на паркет в зале и рыдала, рыдала, до хрипоты, пока не впала в бессознательную прострацию. Лежала, уставясь в одну точку, до следующего утра.

Первые лучи проснувшегося солнца словно разбудили девушку. Она зашевелилась и нехотя поднялась, побрела в ванну умываться: душевное страдание как будто высосало силу, живость и желания из организма.

Зазвонил телефон. Спейс взяла трубку.

Илза плакала, принося соболезнования, говорила, что гостит у родителей на Аляске, и прилететь не успеет, погода у них нелётная.

–Спейс, милая, тебе очень плохо, да? Крепись, пожалуйста,– галдела подруга.

–Да, да,– тупо отвечала Спейс.

Её взгляд упал на фото в рамке. Она и Зебул на снимке счастливо смеялись, обнявшись. Девушка положила трубку, взяла фото, поднесла к губам.

Затем зашептала Зебулу на снимке:

–Когда-нибудь потухнет Солнце, растают планеты, весь мир рассыплется в прах, но в памяти у Бога вечно будут жить воспоминания о каждом человеке, а значит и о моей любви к тебе.

Пришла Арнелла.

Видя покрасневшие, заплаканные и опухшие глаза подруги, она робко узнавала:

–Ты будешь вызывать родственников Зебула?

–У него, как и у меня никого нет.

Раздался звонок в дверь.

–Это, наверно, Рейнальдо,– предположила соседка и пошла открывать.

Вернулась с красавцем-негром до крайности удивлённая.

–Я – брат Зебула,– представился незнакомец,– Моё имя – Мэрион Люци.

–Но мой муж никогда не говорил о брате,– изумленно пролепетала Спейс.

–Я пришёл помочь. Я всё оплачу.

–Дело не в деньгах,– отмахнулась вдова, Если Зебул был Вам близок, никто не укажет Вам на дверь.

–А я бы всё же взглянула на его документы,– заметила Мурсиони.

–Да, конечно,– заволновался гость, торопливо шаря в нагрудном кармане.

Арнелла пролистала паспорт, цитируя:

–Так… Родился в Египте. 35 лет. Холост. А вообще-то, Спейс, он очень похож на Зебула. Взгляни повнимательней.

–Да, что-то общее есть,– рассеянно проговорила вдова, её вновь обуяли горестные мысли.

–Так почему мы о Вас ничего не знали?– не унималась Арнелла.

–Это печально. Когда мы выросли, жизнь разбросала нас по разным странам.

Спейс пригляделась к объявившемуся родственнику. Одет по моде. Галантен, учтив, серьёзен. Но нет боли в глазах от очевидной потери.

До вечера Мэрион суетился, ездил в разные инстанции.

За ужином спросил:

–Я заночую здесь?

Спейс, что гоняла зелёный горошек по тарелке, забывая отправлять его в рот, испуганно вскричала:

–Что Вы! Я, конечно, извиняюсь, Вы всё же родственник мужа, но Вы – мужчина, а я – одинокая женщина, это наведёт людей на дурные мысли.

–Извините, я приехал из страны, где больше доверяют родственникам. Я не знал ваших обычаев. До свидания. Завтра будет тяжёлый день погребения.

Арнелла проводила Мэриона до дверей, а Спейс думала: «Какой ещё родственник? Если это демон, то почему в земном обличье? Может, действительно брат, ставший, как и Зебул, человеком, вернувшись к Богу?»

К назначенному часу съехались знакомые проводить Зебула: бывшие сослуживцы Спейс; новые друзья Зебула – археологи, что не успели уехать в очередную экспедицию; семейство Мурсиони; друзья Илзы, в том числе Иоганн и Николас.

Наглотавшись успокоительных, Спейс была безучастна и отрешённа.

Но вот она вновь в пустой квартире. Спейс целый день копила в себе, не показывая горестного вида, безысходность потери, и вот боль из души вырвалась ужасным, раздирающим горло криком. Она кричала долго, громко и отчаянно, она никогда не подозревала у себя такого пронзительного голоса. Затем в бессилье упала навзничь, и, трясясь в истерике, била руками и ногами по полу. Рыдания безутешные, безостановочные, завладели её разумом. Мысли только о том, что на свете незачем жить.

Прибежали на крик Арнелла и Рейнальдо. Мужчина держался в стороне, испуганно поглядывая на Спейс.

Арнелла глупо переспрашивала у подруги:

–Тебе плохо? Тебе плохо?

–Я не знаю, что делать в таких случаях,– промямлил Рейнальдо.

–Вон на столе успокоительные, неси воды,– распорядилась Арнелла.

Напоив горемычную таблетками, мужчина перенёс её на диван. Подруга укрыла пледом. Спейс уснула.

Утром, выполнив обычные процедуры, перехватила без аппетита кое-что из еды. «Быстрей, быстрей бежать из дома, где всё напоминает о Зебуле»,– спешила Спейс, натягивая бежевые джинсы и белую кофточку в мелкую сеточку.

На улице она лихорадочно думала: «Что поможет забыть о горе? Работа…и спиртное!»

Восстановилась на работе, а потом зашла в ближайший бар. Там случайно оказался старый знакомый Николас с подружкой Анитой, рыжей и некрасивой.

–У Спейс…– хотел поведать парень Аните о трагедии.

Но Люци перебила его:

–Не надо, Николас, о больном, прошу тебя, иначе я опять заплачу…

–Извини,– смутился парень.

Спейс пила и пила один джин-тоник за другим. Николас боялся оставить девушку одну в таком состоянии, потому не уходил. На его предложения проводить её до дома, Спейс отвечала отказом.

Все трое уже изрядно набрались, когда к ним подсел накаченный брюнет.

–Авраам Эверит! Привет! – оживился Николас.

–Может, познакомишь с девчонками?

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг