Книга или автор
4,6
512 читателей оценили
314 печ. страниц
2016 год
16+
1
Ак-Квир послушно начинает приносить стандартную клятву. Не причиню вреда, уйду по первому приказу… Иннис внимательно слушает, понимая, что что-то упустила в некромантии. Тиданн тихо поясняет ей на ухо, что это – обязательно. Вопрос самосохранения.
Знаем мы с демоном друг друга, не знаем – доверять ему все равно нельзя. Иначе однажды окажешься его добычей.
Наконец я выпускаю Ак-Квира из круга, и демон послушно подставляет мне спину. Мы едем к Моралесам.
Едем быстро и с ветерком. На тот путь, который занимал несколько часов у Кларис и Рифара, нам требуется не больше десяти минут. Ак-Квир буквально пронизывает пространство, цепляясь когтями за ткань реальности. Пусть он не самый сильный демон. Но очень полезный.
Дом Моралесов ярко освещен. Только вот хоть его подожги – ауру не спрячешь. А она очень плохая. Мне, как некроманту, до такой черноты еще расти и расти. Убивать, насиловать, предавать…
Тут явно этим не брезгуют. Ак-Квир, уже медленнее, обходит дом по кругу, прячась в тени. Принюхивается.
Я приглядываюсь.
Неутешительное зрелище. В доме, как минимум, две сильные колдуньи. Пара-тройка призванных демонов, пусть не самых сильных, но достаточно неприятных. Если полезу на штурм с бухты-барахты, могу и сам пострадать. Даже если и не смертельно, то серьезно. А мне нельзя, у меня Иннис. Не говоря уж о бунте в родном Раденоре.
Ак-Квир усмехается.
– Людей я могу взять на себя, некромант.
– Много их там?
– Десятка два.
– Дети?
– Двое.
– Детей – не жрать.
– А если они уже испачканы?
Задумываюсь. Да, детей мне жалко. С другой стороны, от гадюки кошка не родится. И если ребенок хоть раз принимал участие в колдовском обряде…
Убить – милосерднее, уж поверьте мне.
– Тогда они твои.
– Благодарствую.
Ак-Квир отходит в сторону. А я принимаюсь чертить защитные контуры. И не только защитные. Не полезу я один на все поместье, пусть сначала ими займутся те, кого здесь убили.
Да, убили. Некромантия – это не всегда жертвоприношение, хотя демоны это очень одобряют. Но я могу делиться и своей силой. И для них это почти так же вкусно.
А вот колдовство…
Что может предложить демону колдун или колдунья?
Да только жертву. В идеале – зверски замученную, чтобы побольше силы отдала. Если Аморта – второе поколение колдовок, а то и поболее, представьте, сколько людей рассталось с жизнью по милости этой семейки?
Исчезло желание пожалеть бедненьких Моралесов?
Это правильно. Поверьте, они вас не пожалеют. Даже я могу. А вот они – нет. К заемной силе, за которую чужой кровью расплачиваешься, привыкаешь очень быстро.
* * *
Ну когда, когда ж я отучусь от дурацкой самонадеянности?!
Когда начну думать головой, а не заменяющими ее органами?
Когда еще набью себе шишек до размеров оленьих рогов?
Не иначе…
А так все хорошо начиналось…
Я-то рассчитывал, что, получив удар от неупокоенных душ, Моралесы побегут из дома. Как тараканы. А я буду выбирать, кого бить тапком.
Как же… размечтался.
Никто никуда не побежал. Сначала-то все было неплохо. Круг был нарисован, символы начерчены, я встал в него, Ак-Квир устроился поодаль, я произнес слова вызова – и духи просто повалили.
Валом.
Стадами.
Сколько ж их было… Это была не просто жуть. Это был кошмар. Наверное, не меньше пары сотен! Когда они сгрудились вокруг меня и вся эта белесая масса уставилась своими гляделками, даже мне стало неприятно. Все-таки я своих призраков по одному-двум поднимал и принимал, но сотнями.
Но справился с собой, отдал задание – и духи плотной массой атаковали дом Моралесов.
А там – тихо.
Они внутрь всосались, а там все равно тихо.
Ни криков, ни стонов… Я напрягся, принялся торопливо защищаться чем мог – щитов у некроманта хватает, просто их единомоментно не поставишь, знаки защиты стал чертить – и тут хлобыстнуло.
Из особнячка повеяло такой волной ненависти, что я себя почувствовал сопливым мальчишкой. А ненависть, как известно, бывает вполне материальна. И – убивает.
Меня не успело, но оглушило знатно. В глазах потемнело, голова закружилась – и валяться бы мне там тушкой некроманта, если бы не Ак-Квир.
Да, и так бывает.
Прекрасно сообразив, что после некроманта в расход пустят и его, а моя смерть может навсегда привязать демона к миру людей, Ак-Квир ухватил меня зубами за шкирку, закинул на спину, словно волк барана, и потащил что есть сил из зоны опасности.
Хотя ему и самому пришлось нелегко.
Колдовство – оно такое, от него никому хорошо не бывает. Даже если человеку и кажется, что оно к добру – зря. Рано или поздно с тебя возьмут полную цену…
Кажется, с этой мыслью я и отрубился на спине Ак-Квира от второй волны ненависти.
Так, что пришел я в себя на поляне, в лесу, неподалеку от замка Андаго. Рядом сидел Ак-Квир и смотрел на меня.
– Жрать будешь?
Я бы не удивился, если бы он ждал, пока я приду в себя, чтобы жрать было аппетитнее – эманации боли, знаете ли, страха, гнева, но демон только фыркает.
– Тобой не отравишься, так подавишься.
– Поэтому я и жив?
– О, нет. Ты мне обещал сегодня добычу…
Я кое-как сажусь, трясу головой.
– Да, обещал. Но… похоже, я тебе буду должен.
– Втрое отдашь.
– Шестьдесят человек? Ты не обожрешься?
– Обожрусь, лопну и сдохну довольным. И что?
– Ничего. Обещаю, ты получишь свои шесть десятков мерзавцев.
Риолонцев. И по умолчанию – с городского дна. Я тоже умею обходить клятвы. Ак-Квир насмешливо глядит на меня.
– Отправляй меня домой, некромант. Тут тебе дойти пять минут.
Тру виски. Сила спряталась куда-то на дно сознания. Но на Ак-Квира ее еще хватит.
– Отпускаю. И… – прежде, чем закручивается воронка, тихо добавляю: – Спасибо.
Ак-Квир скалится, и выглядит это жутковато. Потом шагает в воронку и пропадает в ней. Надо и правда его вызвать в ближайшее время, подкормить. А пока самому бы очухаться.
Сейчас кое-как доплетусь до потайного хода, отдышусь, дойду до своих покоев, если по дороге не сдохну…
Что ж мне так плохо-то?!
При виде поверженного героя Иннис хватается за голову и развивает бурную деятельность. Укладывает меня в кровать, приносит кучу сладостей и красное вино. И садится рядом. Мне тоже было бы любопытно, так что на вопрос я отвечаю раньше, чем она его задала.
– Ничего не вышло.
– Почему?
Иннис явно расстраивается. Интересно, а она понимает, что я ходил убивать людей?
Следующий вопрос проясняет ситуацию.
– Я думала, что ты сегодня с ними разберешься.
– Я тоже так думал. Оказалось, что я переоценил себя.
– И с чем ты столкнулся? – Иннис было интересно.
Я прикрываю глаза и сосредотачиваюсь.
– Иннис, я подозреваю, что у них в доме – капище.
– ЧТО?!
– Да. У меня был план – призвать всех умерших, натравить их на твоих колдуний и ждать, пока они побегут в ужасе.
– А должны были?
– Знаешь, если бы на тебя накинулась пара сотен призраков, ты бы не побежала – ты бы полетела.
Иннис передергивается.
– Да уж. Тиданн хоть мне и родственник, но рядом с ним холодом так пробирает…
– Призрак мага – это не просто так, а здесь их было две сотни. Призраков.
– ДВЕ СОТНИ?!
– Да. Я не считал, но не меньше.
– Это они столько людей загубили?!
– Полагаю, что так.
– Но как?! Когда?!
– Иней, а давно у вас появились Моралесы?
– До моего рождения – точно. Кажется, лет за двадцать до того. Приехали, купили дом, землю…
– А что ты конкретно о них знаешь? Совершенно точно?
Иннис задумывается на несколько минут и поднимает на меня удивленные черные глаза.
– Ничего… Дворяне. Из небогатых. Вроде порядочные… все?
– Шикарно! Никто ничего не знает, но все к ним хорошо относятся, так?
– П-примерно так.
– Иней, когда я натравил на них призраков, я ждал реакции. И она была… своеобразной.
– То есть?
Меня передергивает. И я вспоминаю.
Ненависть.
Почти материальная, ледяная, вымораживающая, жутковатая ненависть, которая изливается из дома, словно вода из скважины. Она льется щедрым потоком, сковывает члены, проникает в душу, сбивает дыхание, заставляет чувствовать себя маленьким и жалким…
Я – полудемон и некромант и поэтому уцелел. И даже почти не пострадал. Но если бы там был человек…
Страшнее ненависти было и кое-что другое.
Существо, которое было в доме – оно просто пожирает души людей. Те самые, которые я отправил к нему на убой. Я поднимал их своей силой и своей волей, и их окончательная смерть больно ударяет по мне. Именно по мне.
Чудо, что я так легко отделался.
– Там есть демон. Высший или даже более.
– Но – КАК?!
– Хороший вопрос. Не знаю. Но там что-то есть – определенно. Его призвали, кормили…
– Люди? Человеческие жертвы?
– Да.
– И никто не обратил внимания?
– Если пропадают бродяги? Отребье? Возможно, случайные путники и купцы с небольшой охраной?
Иннис шипит что-то сквозь стиснутые зубы. Я анализирую свои ощущения еще раз. Даже в присутствии Аргадона я не испытывал такого. Хотя… он-то меня и не давил. А здесь и сейчас…
Это существо, кто бы оно ни было, поняло, что на него напали. И ответило, выплеснув свою силу наружу. А мне-то что теперь делать?
Эта тварь, кто бы он ни был, не дурак. И скоро будет искать напавшего. И найдет ведь. А у меня из всего оружия – призрак Тиданна Андаго, и тот миролюбивый. А еще Иннис, которая непременно пострадает, если я сцеплюсь с этой тварью. На остальных мне плевать, но… что еще Аморта сделает? А она точно сделает. Не успел появиться кузен – и вдруг кто-то на ее фамильную нечисть покушается? Совпадение?
Нет. Сюрприз.
Придется защищаться. А как? Бросаться на демона с голыми руками?
Нет уж. Я гадко усмехаюсь.
– Иней, милая, а есть ли у нас перо и бумага?
– Разумеется. Что делать будешь?
– Писать письма.
– Куда? Ты же…
– В Храм. И только в Храм.
Девочка хлопает ресницами. А меж тем идея чрезвычайно проста. Сам я могу и не справиться. Более того, даже если я сейчас призову Аргадона – завтра, не раньше. Меня эта тварь потрепала так, что я даже не догадался спросить Ак-Квира, с кем столкнулся, – расспрошу его, найду средство справиться… Дальше-то что?
Наделаю шума. Ослабею, и первый же храмовник, которых тут будет стадо и отара, возьмет меня голыми руками. Даже не надевая перчаток.
А у меня еще дома дела…
Не согласен я тут навечно оставаться. Особенно в подвалах Храма. Не согласен.
– А там ответят?
Задумываюсь. А и верно. Такое гнездо – и мирно резвится под носом у храмовников. Местные – точно в доле. Куда тогда?
– Иней, завтра мы уезжаем в столицу.
– Папа меня не отпустит.
– Папа не узнает. Мы уезжаем тайком.
– Но Алекс…
– Тебе хочется, чтобы тебя перехватили по дороге и выдали замуж в принудительном порядке? Или вообще этой твари скормили? Мне бы не хотелось.
Иннис прикусывает нижнюю губу. Обожаю этот ее жест, да и вообще она прелесть… Так! Не думать! Она же ребенок совсем! А ты женат, скотина! С ума сошел?!
– У меня ни денег, ни…
– Это я решу на месте.
– А еще – если я проведу ночь в дороге, с мужчиной…
– Даже с кузеном?
Вот… демон! Не подумал. Идиотское мнение света, что женщина может остаться наедине с мужчиной только ради разврата. И только ради него. И во всех видах.
Пусть в дороге, пусть не слезая с коня – значит, конь тоже участвует в разврате. По себе, что ли, судят?!
Хотя…
– Да, даже с кузеном.
– На одну ночь? Дольше мы не задержимся!
– Алекс… если меня кто-то узнает…
– Я его убью.
– Но сплетню ты не убьешь.
Большие глаза Иннис наполняются слезами. Вот ведь… но для нее-то это важно. Действительно, испорчу ненароком девчонке репутацию, что она потом делать будет?
– А с кузиной?
– К-какой кузиной?
– Иней, милая, а чем я не кузина?
Иннис смотрит на мои длинные волосы (да, косу я не стриг принципиально, даже став королем), на кисти рук, лежащие поверх одеяла, и наконец понимает.
– Э… кузина Александра?
– Именно. Конечно, бедная девушка достаточно мужеподобна, но… на все воля Сияющего!
Иннис прыскает в кулачок.
– А ты умеешь ходить в платье?
– Нет. Но постараюсь справиться.
Иннис смеется, закрывая рот ладошкой, чтобы не привлечь внимания.
– Ох, Алекс… Ты – и в женском платье? Хотела бы я на это посмотреть.
– И посмотришь, и поучаствуешь.
Можно подумать, у нас есть выбор.
Тиданн одобряет наш поступок, обещает приглядеть за порядком в замке и настаивает, чтобы мы ушли с утра пораньше. Он-то знает, насколько могут быть опасны колдуны, и не собирается рисковать последней из рода Андаго.
* * *
Я не знаю, как женщины ходят в этих мешках из-под картошки.
Я не знаю, почему у нас до сих пор не поднялся всеобщий бабий бунт.
Я вот точно взбунтуюсь – и достаточно скоро. Платья – это такой пыточный агрегат, даже в отсутствие корсета и половины нижних юбок! Кошмар!! Ужас!!!
А еще эта мелкая негодяйка тут хихикает!
Ей-то что, она привычная. И платье мне достала специально побольше размером. Ну, ладно. Нацепили, подложили, где чего надо, затянули так, что я едва вздохнуть могу – это, оказывается, еще очень слабо; напялили на меня шляпку с вуалью – если волосы у меня подходят к образу, то лицо, как ни накрась, за женское не сойдет, разве что сапоги я оставил свои. Упихали в мешки самое необходимое, вынесли за стены замка и оставили до поры до времени. А после завтрака Иннис сказала, что хочет покататься верхом – и уехала. Я ждал ее в роще. Уже с Ак-Квиром.
К чести Иннис, она не визжала, не кричала, не падала в обморок и не пыталась запустить в Ак-Квира чем-нибудь тяжелым. Хотя мне пришлось буквально запихивать ее на демона, который ворчал что-то о глупых человеческих самках. Можно подумать, демонские намного умнее.
Когда демон срывается с места, Иннис вцепляется в меня покрепче, прячет лицо у меня на груди и отказывается смотреть вперед. Все-таки она девушка. Сильная. Храбрая, умная… Но девушка.
Да, днем демоны появляться не любят. Но был ли у нас выбор?
Нам надо было поскорее добраться до столицы, а этого на коне не сделаешь. Долго тащиться будешь.
На Ак-Квире… тут тоже проблемы. И силы не те, и скорость днем не та, и нас двое. Но на полпути его хватит, а там посмотрим. Вот на эту ночь нам и надо было мое женское платье.
Кстати, Ак-Квира я в нем бы и под страхом смерти не вызвал. Потом мне из некромантов навек бы уйти пришлось. Засмеяли бы. На все демонические планы бы ославили.
Так что криво-косо, Ак-Квир домчал нас до города Вильтима, который стоял как раз на полпути к столице. Не по дорогам, нет. По лесу, корягам, буеракам – для демона это тоже непросто. Даже через стену перемахнул, чтобы мы через ворота не проходили и пошлины не платили.
И – исчез до ночи.
А мы находим подворотню и принимаемся переодевать меня. А потом – двумя девушками направляемся на поиски ночлега.
Но как женщины ходят в этих балахонах?
Постоялый двор «Утка и Селезень» первым привлекает внимание Иннис. Но я тоже не против. Домик уютный, палисадник вокруг чистенький, нищих рядом почти нет, район хороший… сойдет.
Хозяин встречает нас на пороге с поклоном.
– Чего изволят очаровательные дамы?
– Комнату. Одну на двоих, на ночь. И ужин.
Распоряжаюсь я, Иннис молчит. Хозяин с поклонами провожает нас в комнатку на верхнем этаже, интересуется, не желают ли дамы спуститься ради ужина в общий зал…
Нет, дамы не желают. Они поужинают в комнате.
Мужчина закрывает дверь – и я падаю на кровать. Отбрасываю наверх вуаль – та еще мерзкая тряпка. Вот смотрится это на женщинах очень интригующе. А когда примеряешь на себя…
– Иней, милая, как вы это носите?
– С трудом.
– А со стороны так красиво смотрится…
Вместо ответа мне показывают язык.
* * *
Ночью я опять призываю Ак-Квира и отправляюсь с ним на охоту. Гулять по ночным улицам – самое подходящее занятие для дамы с собачкой. За два часа мы успеваем набрать двадцать человек ему и примерно пятьдесят золотых мне. Можно бы и побольше, но нам обоим надо отдохнуть.
Так что демона я отпускаю, а сам возвращаюсь в таверну, чтобы застать испуганную Иннис.
– Что случилось?
Девушка разворачивается к окну и бросается мне на шею.
– Алекс!!! Я так испугалась!!!
– Я же сказал, что скоро приду.
Под тонкой сорочкой ощущается горячее гибкое тело. Иннис сейчас ни о чем таком не думает, а я изо всех сил напрягаю мышцы рук, чтобы не сорваться. Мне так хочется сжать ее посильнее, прижать к себе, скользнуть губами по гладкому плечу, которое так соблазнительно выглядывает из выреза рубашки, и ниже… нельзя!
Нельзя портить девочке жизнь!
– Я не тебя.
– А чего?
– Там кто-то был за дверью.
– Да?
– Ходил, сопел, я сидела тихо, как мышка, и он ушел. Но, кажется, приходил еще. Я шумела…
– Та-ак…
Задумываюсь. Может ли быть так, что местный хозяин промышляет некрасивым ремеслом? Две женщины, на вид не слишком богатые, без особых связей… Исчезнут – и шума не поднимется. А если кто-то и пошумит в местном борделе, так там всегда знают, как усмирять слишком непокорных.
Но тогда проще было накормить нас снотворным? К чему такие сложности? Мы ведь и нашуметь можем, и покалечить кого… не понимаю?
– Вот, опять!
Под дверью раздаются шаги. Недолго думая, отстраняю девушку.
– Посиди в уголке.
Иннис послушно падает в кресло, а я распахиваю дверь.
Конец ознакомительного фрагмента.

notes

Примечания

1

Аналог – пробежала черная кошка. – Прим. авт.
1