Книга или автор
4,6
512 читателей оценили
314 печ. страниц
2016 год
16+


Храмовники стояли, окружив ложе, Лиана – доберусь я до тебя, сучка вероломная! – всхлипывала за их спинами, серебряный диск в руке мужчины рассыпал искры…
Уроки Рене всплыли в моей памяти мгновенно.
Почему не сопротивляются маги? Почему дают себя сжечь? Ладно бы деревенские ведьмы, но и маги тоже! Сильные, опытные… их сначала выпивают чем-то вроде «вампира». Пополняют за их счет энергию Храма, чтобы не было беды. А то ведь мага огня, например, жечь опасно. Так начнешь, а он ответит, и кто еще сгорит – большой вопрос.
И они думают, что я…
Меня сейчас просто высасывают.
Но никто не знает, что столкнулся с полудемоном.
Звать на помощь?
Отпадает. Никто не придет, я уверен. Иначе они не вели бы себя так спокойно…
Сопротивляться?
Безусловно!
Как?..
А что мне еще остается?
И в следующий миг с кровати взвивается полудемон.
Перейти в другую форму для меня несложно. А у нее ведь и когти, и клыки, и хвост… двое храмовников погибают сразу – одного я достаю когтями, а второго хвостом. Заклятие злобно хрюкает напоследок и рассыпается. Для того чтобы его поддерживать – нужно двенадцать храмовников, это закон. Главный мерзавец, к сожалению, пока еще цел, он стоит дальше всех. Я отбрасываю второе тело и кидаюсь на третьего. И меня встречает лезвие меча.
Успеваю извернуться и хватаю стоящий рядом канделябр, пьянея от ярости и прилива сил.
Всех вас тут положу, твари!
Ваш Храм кровавыми слезами заплачет!
Кровь льется по когтям, я парирую удары, доставая хвостом еще одного мерзавца – а не стоило бить в спину! Кто-то падает, кто-то кидается на меня, над схваткой стоит визг Лианы…
Я недооценил негодяев.
Падает еще один храмовник – и я ищу главного. Но тот уже стоит в углу и злорадно смотрит на меня.
А в руке у него…
Только не это!
– Изгоняю тебя из этого мира, демон! Силой Храма, волей Храма…
Слова падают камнями на мою голову, блестит в руке знак Храма, выточенный из хрусталя, – видимо, он сильный экзорцист, поэтому и орудие производства всегда с собой…
– Кровью слуг Храма, жертвой слуг Храма…
Я почти физически чувствую, как меня начинает выталкивать из этого мира.
Словно затягивает в воронку, и я беспомощно пытаюсь хоть во что-то вцепиться…
Не дождетесь!
Я не уйду отсюда!
Это мой мир!
Это мой дом!
Я – полудемон. Я – король! Я…
Меня хватает и тащит куда-то в неизвестность. Вокруг только линии.
Черные, синие, алые – последних становится все больше и больше, они тянут, они свиваются в жгуты, они пытаются меня захлестнуть… Я из последних сил бьюсь, пытаясь полоснуть их когтями, спальня давно пропала из вида, я словно вишу между небом и землей, мои силы иссякают, еще немного – и я просто потеряю сознание…
И в этой темноте вдруг проблескивает тоненькая голубая ниточка.
Такая чистая… ясная… словно небо.
Алые жгуты на миг отшатываются – и я кидаюсь к ней. Вцепляюсь когтями, вливаю в нее все, что у меня осталось, – и окончательно сдаюсь на милость силы.
Пусть будет, что будет.
* * *
Иннис с удивлением смотрела на появившегося в пентаграмме демона.
Какой-то он…
Все как заказывали, да.
Когти, хвост, чешуя… но разве он должен быть весь в крови и валяться без сознания?
В дедовом дневнике о таком не говорилось. Жаль, что она не смогла найти других заметок. Но… что теперь с этим делать?
Попробовать его позвать? Потрясти?
Нет, совать руку или ногу внутрь пентаграммы запрещено.
А если палочкой потыкать?
Он же не может так валяться у нее в башне? Ей тут только дохлого демона для полной красоты не хватало!
* * *
Было больно.
Адски болело все, что мне не оторвали. Кажется, даже хвост. А еще…
– Демон, ты там живой?! Демон! Да чтоб тебя!!! Сволочь ты, а не демон!
Голос явно принадлежал девушке. Молодой и чем-то весьма расстроенной. Глубокое грудное контральто, певучее и чистое, словно горячий шоколад. Это явно не Храм.
А что?
Я поднапрягаюсь и пробую опереться на руки. Потом открыть глаза.
М-да, потрепали меня знатно.
Глаза полностью залиты кровью – кажется, кто-то меня таки задел по голове. Сволочи, если шрам останется, я их на переработку пущу! Хорошо хоть сотрясения мозга опасаться не надо – у полудемонов череп крепче. А у некоторых и вовсе мозг расположен в другом месте. Наверное, у меня тоже. Не головой я думал, это точно.
– Живой…
Девушка явно довольна. Или нет? Потому что в следующий миг…
– Э… демон, а как тебя зовут?
Я усилием воли поворачиваю голову. Однако…
Напротив меня стоит девушка. Молодая, почти девочка, лет на десять моложе меня. Симпатичная?
Да нет, я бы не сказал. Слишком она худая и бледная.
Черные волосы, черные глаза, выступающие скулы, простое темное платье…
– А ты кто?
– Я – Иннис.
– А я Алекс.
– А-алекс?
Ну да, демонов так не зовут. У них должно быть другое имя. Страшное, тайное, овеянное славой… Усмехаюсь.
– Это сокращенно.
– А полностью?
– А тебе зачем?
Девчонка хлопает глазами, но с ответом находится быстро.
– У меня к тебе дело.
Я тем временем пробую встать на четвереньки. Потом сесть. Получается неплохо, даже с учетом подкашивающихся конечностей.
– Излагай?
Отказываться я и не думаю. Уж если меня сюда выкинуло, надо налаживать контакты с местным населением. Кстати, а куда меня выкинуло?
– Меня зовут Иннис. И я наследница графства Андаго.
Андаго?
Что-то знакомое…
– Страна?
– Риолон.
Я трясу головой. Ничего не понимаю. Но как?
– Я…
– Подожди секунду…
Сжимаю виски. Ну да, на меня напали. Сначала пытались осушить. Потом, когда я перекинулся, – изгнать. И последнее им даже удалось. В этом мире меня точно не было. Я скользил где-то вовне.
А потом вернулся.
Но как?
Почему?
Вглядываюсь в девчонку. Но она же…
– Ты не некромант.
– Нет. Я воздушница.
– А чего тогда взялась за призыв? Это опасно, знаешь ли. Такие вещи и у некромантов через раз получаются.
– Ты меня учить будешь?
– Кому-то же надо, если родители не сподобились…
Вот тут я себя чувствую форменной свиньей. Иннис вдруг съеживается, обхватывает себя за плечи и видно, что тема ей очень неприятна.
– Мама… ушла.
– А отец?
Девчонка вскидывает голову.
– Да лучше б он тоже! Мертвыми хоть гордиться можно! А он! Сволочь!
И на меня льется поток жалоб, из которого я вычленяю главное – ведь девчонке и правда плохо. Мужчинам проще. И совершеннолетие у нас раньше, и прав больше, а ей куда? Тут и некромантией займешься. И… ее дед занимался некромантией. А значит, у него может быть библиотека. А мне бы почитать о происшедшем.
– Какое сегодня число?
Иннис отвечает без заминки, и я перевожу дух. Число то же. А ведь могло и…
Да, могло. Я мог в этом межпространстве и десять лет проболтаться. Повезло.
– Ладно, Иннис, давай договариваться. Что ты хочешь от меня получить?
Между делом я испытываю пентаграмму, выпуская наружу свой дар. Она поддается и неплохо. Хотя…
А нет, не все так просто. Поддается она потому, что я не демон. А еще потому, что я не желаю Иннис зла. Ни капельки. Она мне даже нравится.
Красивая, умная, серьезная девушка. И кстати, в чем-то она подготовилась к вызову демона. По крайней мере, пентаграмма сделана на ее крови. Для защиты лучше и не придумаешь.
Иннис смотрит спокойно и холодно.
– Я не хочу выходить замуж. Я хочу быть графиней Андаго. Ты можешь мне в этом помочь?
– Полагаю, да. Но не сидя в этой… кстати, а где я сижу?
– Это мой родовой замок. Одна из башен.
– Неплохо. Так вот. Нам надо будет решить, что ты хочешь получить.
– То есть?
Будь я демоном, я с радостью воспользовался бы ситуацией. Девочку ведь не готовили, как меня, ничего не объясняли, не учили некромантии… она бы и дня не прожила, став графиней. Она ведь не упомянула, что хочет жить долго и счастливо.
Но я ее просто жалею. И потому…
– Вот смотри. Ты меня вызвала – это неплохо.
Хотя кто кого вызвал – еще вопрос. Ее зов послужил якорем. А силы вызвать демона у нее бы век не хватило. Скорее я сам уцепился, потому что был рядом, в ближайшем слое… тут надо еще обдумать. А пока – продолжаю.
– Теперь тебе надо определиться с тем, что ты от меня хочешь.
– Но я же сказала…
– Иннис, милая, стать графиней можно по-разному. Можно убить твоего отца и всех остальных в замке. Можно подать прошение королю. Можно срочно выдать тебя замуж – и ты тоже станешь графиней. Понимаешь?
Девочка понимает. Кивает, прикусив губу.
– Тогда начнем сначала. Я не хочу замуж. Что ты можешь для этого сделать?
– Могу убить жениха. Твоего отца. Его отца…
– А без убийств?
– Можем выдать замуж тебя. За другого.
– Но отец…
– А вот его согласие тебя уже волновать не должно. Демонов вызывать – она взрослая, а решать насчет мужа – как папа скажет?
Иннис краснеет. Совсем чуть-чуть. Кстати, очень мило.
– А если я не хочу замуж? Вообще?
– Если ты останешься старшей в роду, король может предоставить тебе самостоятельность. Прямой вассалитет. Или разрешить наследовать имя и земли раньше. Но это надо еще заслужить и доказать свою способность управлять.
– Я могу.
– Тогда надо попасть к королю. Иннис, а тебе так дорог твой жених?
– Убивать не хотелось бы, – признается девушка.
Пожимаю плечами.
– Обещаю – специально я его не убью.
Хотя лучше бы убил, это милосерднее. Иннис явно это подозревает, но решает не вдаваться в подробности.
– Ты избавишь меня от замужества, по возможности, бескровно.
– И не причиняя вреда тебе. Заметь – если ты умрешь, на твоем склепе напишут – здесь покоится графиня Андаго. И замуж ты не выйдешь.
Иннис распахивает глаза.
– Ты…
– Если бы я хотел тебя убить, уж предупреждать бы не стал, верно?
Иннис вздыхает с облегчением.
– Я никогда раньше…
– Я понимаю. Потому и говорю.
– Ты…
– Я клянусь не причинять тебе вреда. – Клятву я даю совершенно спокойно. Иннис мне нравится, я не хочу поднимать на нее руку, но по давней привычке некроманта оговариваю: – Если ты не причинишь мне вреда первой.
Иннис фыркает.
– Тебе? Ты же демон!
– И что? Может, в глубине души я мягкий и беззащитный.
На личике расцветает улыбка.
– Может быть. Итак?
– Я помогу тебе избежать замужества. И помогу стать законной и признанной графиней Андаго. Клянусь.
– Кровью?
Вытягиваю вперед руку. Кулак сжимается, из-под когтей на пол капают капли крови.
– Клянусь.
Девчонка смотрит серьезно и вдумчиво.
– Я принимаю твою клятву, Алекс.
– Выпустишь меня?
Да, я могу выйти и сам. Но зачем разочаровывать девушку?
Иннис кивает и носком туфельки стирает меловую границу.
– Добро пожаловать.
Оказываюсь рядом с ней одним прыжком. Склоняюсь в поклоне.
– Благодарю вас, прекрасная госпожа. Разрешите изменить облик?
– А ты можешь?
Я киваю. И – меняюсь. Иннис ойкает и отворачивается. М-да. Совсем забыл, что меня вытащили из кровати. В предельно натуральном виде.
– Извини…
В меня летит короткий девичий плащ, я ловлю его и оборачиваю вокруг талии.
– Можешь поворачиваться. А мужской одежды в доме нет?
Иннис оборачивается, разглядывает меня и выносит вердикт:
– А ты симпатичный.
– А с хвостом я тебе не понравился?
Иннис краснеет. Я смущенно кашляю.
– Извини, ладно?
– Придерживай свои демонские шуточки при себе, – девушка смотрит высокомерно и надменно. Старается. Правда, получается плоховато… – Есть у меня одежда. В моих покоях.
– Пойдем?
– Пойдем. Только сначала…
Ну да. Уборка.
Самое ненавистное в моих магических экспериментах.
Я ползаю по полу, стираю меловой контур, пока Иннис собирает свечи, и размышляю.
Это ведь классическое покушение. И оно наверняка не одно. Если это заговор – он обязан быть разветвленным. Храмовники убивают меня, а их претендент занимает столицу, садится на трон и так далее. Только вот ведь беда – не сможет.
Сгорит.
Прецедент был.
Отсюда вывод – у них есть кровь короля Раденора.
Откуда?
Ну, выбор невелик. Дочка Рудольфа еще месяц назад была в Торрине, да и выкрасть ее у Рика – задача непосильная. Оттуда даже меня не выкрали в свое время.
Из меня тоже ничего не сцеживали, я бы заметил.
А кто молчал про свою беременность?
То-то же…
Если моя супруга не в заговоре – зовите меня полуангелом. Отсюда вывод – можно пока не спешить в столицу. Надо подождать, пока все выползут на свет, а уж потом и хватать. К тому же я сейчас в Риолоне. Заодно посмотрим, насколько дорогие соседи замешаны в заговоре.
Конечно, Дариола могла договориться с Храмом напрямую, но в такое верится с трудом. А вот в Дария, который помог сестренке, – спокойно.
Наверное, я сам виноват в происшедшем. Женился по обязанности, жил рядом из чувства долга и забыл, что и первое, и второе подразумевает людей.
Живых. Которых не загонишь в рамки и границы. Которых надо и изучать, и учить, и учиться. Так, как это делали со мной.
Я же не дал себе труда ни приглядеться, ни призадуматься – и поплатился. Достаточно быстро и жестоко.
Урок?
Еще какой.
Если бы получал его я один.
И вот второй урок – моя небрежность может дорого обойтись моим близким. И я сейчас ничем не могу им помочь. Слишком далеко, даже призраки не долетят. Сейчас мои родные смогут рассчитывать только на себя.
Почему я раньше не подумал об их безопасности?
Почему не подстраховался?!
Никогда себе не прощу, если что-то случится с Рене, Томми, Мартой.
Беспечный самодовольный кретин.
* * *
Вариантов у меня было два. Первый: срочно вызвать Ак-Квира – и в столицу. Там я порядок наведу, но заговорщики удрать успеют, это и без гадалки ясно.
Второй же вариант…
Хорошо. Вы угробили законного короля. А дальше-то что?
А дальше – упс.
На трон Раденора сесть вы сможете. И даже посидите. Секунд двадцать. Потом же… совочек и веничек для выметания пыли. А гроб уже не понадобится, останки можно будет спокойно ссыпать в дворцовую клумбу.
Если я чуть подзадержусь, смогу выявить заговорщиков. Но… мои родные?
А чего тут думать?
Будь я на месте заговорщиков, я бы сначала прибил короля, то есть меня, а потом, если все удачно получится, взялся бы за его окружение. Но… подозреваю, что выживших храмовников там не осталось. Я вообще-то добрый и ласковый, но разозлили меня нешуточно. То есть у меня есть какой-то временной люфт, перед тем, как нападут на Марту, Томми, Рене, на ту же Дарину…
Хотя нападут ли на Дарину?
Ее ребенок сейчас – единственный, не считая дочери Карли. Но до той не добрались, я бы знал. Значит, мою жену будут беречь. А вот Марту надо предупредить.
Как?
Тут у некромантов есть свои способы.
Я смотрю на Иннис. Ладно, доверять ты мне больше, чем сейчас, и не должна. Так что…
Оказываюсь рядом и касаюсь шеи под густыми черными прядями. Девчонка беззвучно оседает на пол. Потом скажу, что у нее голова закружилась, а сам поднимаю с пола огарок свечи. Бестрепетно прокалываю палец кинжалом Иннис, касаюсь фитилька, на кончике которого зажигается огонек.
– Кровь к крови, огонь к огню, пепел к пеплу, мертвое к живому…
Старый заговор льется с языка, сила послушно обвивается вокруг большой черной змеей.
Я зову.
Марта не родная мне по крови, но родная по силе. Она некромант, она любит меня – и у нее при себе всегда есть моя частица. Прядь волос…
Далеко… так далеко…
Но наконец я чувствую отклик на том конце. Так не передашь слова, так не расскажешь ничего, но можно впечатать в сознание другое.
Опасность!
Беги!!
Прячься!!!
И вот это доходит до адресата. Я понимаю и успокаиваюсь. Марта сможет о себе позаботиться. Томми?
Поверьте, о нем – тоже.
Рене? Моринары выживут при всех правителях и при любой погоде. Остальные же…
Дарину пока не тронут, а больше у меня никого и нет. Ну, разве что кто-то наивно сунется в Торрин. Но там вопрос решит Рик. Да и Рене… вообще, рыбу прикармливать надо! Даже и врагами.
Смотрю на девчонку.
Сейчас приведу ее в чувство и начну разбираться здесь.
– Иннис, очнись…
* * *
Марта открывает глаза посреди ночи.
Сила поет в крови, сила кричит, сила зовет – и зову нельзя противостоять. Она знает это чувство… как давно она его знает. А когда-то ведь боялась. До того, как встретилась с Мишель. Потом уже поняла – неважно, какой силой ты одарен, важно не применять ее во зло. Хотя некромантия… м-да.
У ног сворачивается черная змея, сотканная из мрака. Она тоже ощутила зов Алекса.
Опасность.
Ее ребенок в беде. Марта знает – сейчас она ничем ему не поможет, кроме одного. Затаиться, спрятаться, исчезнуть, словно ее и нет. И где есть такое место? Где не найдут некромантку? Не увидят, не почуют…
А тревога в крови поет все громче.
Струна звенит, Марта кровью некроманта ощущает стоящую рядом смерть, та приглядывается, усмехается, потирает руки… Нет, подруга. Сегодня ты меня не дождешься.
Я не боюсь тебя, но я не оставлю своего ребенка. Хорошая мать так никогда не поступит, а мать Алекса именно я. Пусть и родила его Мишель. Ее он по крови, мой – по духу.
Я приду, когда мое время действительно настанет. А сейчас – подожди.
Одеваться уже некогда, в карманы теплого плаща, накинутого прямо поверх ночной рубашки, летят монеты, какие-то драгоценности – Алекс дарил их маме чуть ли не шкатулками, Марта хватает свое платье, обувь, прихватывает ритуальное оружие любого некроманта – и змея скользит к стене. Коснуться рукой – и дорога вниз открывается перед наделенной темным даром.
Оглядеть комнату, усмехнуться напоследок – и к порогу летит проклятие. Воля некромантов сильна в этом дворце.
Спасибо тебе, Алетар Раденор, где бы ты сейчас ни был.
То самое проклятье, которым юная Марта когда-то прокляла насильников. Первое заклинание – оно, как первая любовь, удается лучше всего, легче и проще. Навсегда остается с тобой.
Марта исчезает в стене ровно за пять минут до того, как выбивают дверь в ее комнату.
Криков она уже не слышит. Хотя те четверо, кто ворвался первым в ее покои, кричат и корчатся на полу.
У них вытекают глаза, отсыхают руки и ноги, покрывается струпьями кожа…
Ничего личного.
Просто любой, кто придет к некроманту в гости со злом, рискует нахлебаться этого зла по полной. Могли бы прийти с цветами, глядишь, и уцелели бы.
* * *
Томми спит в своем доме, рядом дремлет Анриетта, уткнувшись ему в плечо, посапывает, улыбается во сне. А потом вскидывается вместе с мужем, когда резко веет ледяным холодом.
От этого ветра не спрячешься, не скроешься, не заслонишься одеялом.
Это – ветер смерти. И холод от него – могильный, словно тебя уже опускают туда, вниз, в гробу. От такого и мертвый встанет. И вставали, кстати говоря.
– Что?!
Темнота в спальне сгущается, принимает облик Марты, ухмыляется широким, почти акульим ртом.
– Том, это я. Марта.