Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Азъ есмь Софья. Государыня

Азъ есмь Софья. Государыня
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
Оценка читателей
4.49

Не успел царевич Алексей вернуться с победой из Польши, как надобно идти на Крым – пока турки присмирели, вразумлять татар, чтобы не разоряли южные рубежи, не уводили в полон православных. Огнем и мечом по Кафе, Бахчисараю, Керчи, во имя спокойствия и процветания русских земель на берегах Черного моря отныне и до веку. А Софья останется дома – расплетать нити заговоров, искать убийцу отца, подавлять бунт, дабы в опасный момент удержать в своих руках совсем не нужную ей власть. И пусть царевну боятся, ненавидят, проклинают… Кто со злобой, а кто и с искренним уважением величает Софью государыней, для нее это – работа. Как строительство или бизнес когда-то давно… в будущем.

Лучшие рецензии
WtL
WtL
Оценка:

История продолжается, интересно, что будет дальше. В кои-то веки не раздражает история собственной страны и попаданец в ней.

Оценка:
Интересно было читать примерно полторы книги этой серии. А потом такое насилие над историей стало вызывать недоумение. И это мягко сказано.
Оценка:
Очень хорошая книга! Рекомендую. Уже третий том этой истории держит в постоянном интересе, а что же дальше....?
Лучшая цитата
Ромодановский знал, что до старости от этих воспоминаний дрожать будет.
Спасло и его, и город одно простое обстоятельство. Татары содержались за городской стеной, а вояки, которые сменились с дежурства, жили не в казармах. На дому у одного купца стояли. Там всех и изолировали, да Бог миловал. Они ж лично не входили, больного не осматривали. Вот и уцелели.
Да еще пристрастились к турецким баням. Как ни хороша родимая парная, но хаммам… Это не рассказать словами, такое чудо пробовать надобно!
Так что – повезло. Да еще как повезло! Обошлись малой кровью. Умерло шестьдесят человек, большей частью – пленные. А татарву не жалко. Сами принесли болезнь, сами от нее и погибли.
Жалко было погибших солдат.
Впрочем, было и нечто хорошее. Чума, словно испугавшись детской отваги, пощадила юного Дмитрия, который оставался в бараках до конца эпидемии. Он не заболел. Но…
Ромодановский помнил, как разметали в стороны камни – и как показались из-за ворот люди. И с ними мальчишка.
Только вот…
Был он русый, а стал седой. В неполные пятнадцать лет. И глаза такие…
Страшно это.
Что ему пришлось пережить, что передумать, что увидеть… Ромодановский и думать про то не хотел, осознавая, что сам бы…
Смог бы он так-то в пятнадцать лет? На коне на врага – то одно. А вот так вот… Нет. Он сильно подозревал, что не смог бы. Распознать, действовать, как взрослый человек, принять страшное решение и спасать остальных ценой своей жизни…
И как за такое благодарить? Григорий тогда только и смог, что обнять мальчишку. А тот в его руках шатался, легче тростинки, глаза запали, щеки стесало – повзрослел в один месяц.
Тогда Григорий и принял решение, за которое ему до сей поры не стыдно. И перед предками встанет, когда его черед придет – и тогда не стыдно будет!
В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги серии «Колдовские миры»