Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Сквозь зеркало языка. Почему на других языках мир выглядит иначе

Сквозь зеркало языка. Почему на других языках мир выглядит иначе
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
270 уже добавило
Оценка читателей
4.32

Книга «Сквозь зеркало языка» – один из главных научно-популярных бестселлеров последних лет. Почему в некоторых культурах синий и зеленый цвета обозначаются одним и тем же словом? Почему Гомер называл море «виноцветным»? Почему коренные жители Австралии вместо «правый» и «левый» говорят «западный» и «восточный»? Как язык определяет образ жизни человека и судьбу народа? Остроумная и блестяще написанная книга одного из самых известных современных лингвистов – настоящий подарок для всех, кто интересуется жизнью языка и разнообразием человеческой культуры.

Читать книгу «Сквозь зеркало языка. Почему на других языках мир выглядит иначе» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
sq
sq
Оценка:
14
pornography is just a matter of geography

Начну сразу с подсказки для читателей электронной копии: цветные вкладки находятся около 150 страницы. Я их обнаружил, только прочитав полкниги :)))

Книга очень интересная, по крайней мере, для тех, кто ищет не сказок, а того, как на самом деле работает наш мир. Думаю, в какую папку положить теперь файл: в лингвистику, антропологию или этнологию? Наверно, положу в лингвистику, хотя рассказанная история имеет отношение и к другим упомянутым дисциплинам.

Автор исследует влияние природы и культуры на язык и влияние языка и культуры на наше восприятие реальности. Реальность -- вещь необъятная, поэтому в центр внимания попадают только три аспекта:
-- ориентация в пространстве;
-- отношение грамматического рода к признакам объектов реального мира;
-- восприятие цвета в зависимости от языка.
(Последнему по разным причинам отведено наибольшее внимание.)
Поскольку я уже прочитал несколько книг на эти темы, бОльшая часть приведённых рассуждений не была новостью, но читать было очень интересно, потому что интересно написано. Один только "эксперимент Русский блюз" чего стоит! Мы-таки заткнём за пояс этих бездуховных американцев, когда надо будет различать оттенки синего и голубого! Ещё бы: у нас есть два русских blue (Siniy vs. Goluboy), а у них это всего лишь оттенки одного цвета (Navy blue vs. Sky blue). Ясно, что мы в определённых случаях умеем их быстрее различать. Пентагон наверняка уже в поте лица работает, чтобы на основе этой разницы восприятия создать оружие геноцида. Надо подкинуть эту идею этим, которые громко кричат по вечерам в телевизоре :)))

Абсолютным хитом для меня явился рассказ об австралийском народе Guugu Yimithirr. Его язык так оперирует с направлениями, что каждый носитель в каждый момент времени обязан знать направления сторон света. И обучение языку Guugu Yimithirr с раннего детства приводит к тому, что носитель не может заблудиться в лесу и знает стороны света даже в пещере или в здании без окон. Вот это круто! Жаль только, язык этот вымрет уже через одно поколение.

Так что же важнее: природа или культура? Влияет ли язык на мышление? В двух словах не ответишь, поэтому книгу рекомендую всем, кто может читать по-английски. Заодно можно будет порадоваться писательским талантам автора: в литературном смысле книга тоже очень достойная.
Очень приятно было также узнать о целой когорте выдающихся людей, о научных заслугах которых я не знал или знал мало. Это Gladstone, Geiger, Magnus, Rivers, Brent Berlin and Paul Kay, Гумбольдт и др.

В общем, классная книга, всем рекомендую.

Читать полностью
ne_spi_zamerznesh...
ne_spi_zamerznesh...
Оценка:
13

Самое, пожалуй, интересное - насколько стиль автора в нон-фикшн значит больше, чем в художественной литературе. Это, конечно, личное и не подтвержденное экспериментами мнение (да простит меня господин Дойчер), но как выходит на деле - худ.литература, написанная даже самым сухим языком. может завлечь: персонажами. локациями, развитием сюжета, необычностью структуры, логикой мира, игрой с понятиями и т.д. и т.п. А нон-фикшн будто теряет часть своей доказательности, если автор плох в изложении (даже самых проверенных теорий) перед менее проработанными, но более умело сервированными идеями (есть в этом что-то из области кулинарного искусства).
И вот - "Сквозь зеркало языка". Отличный пример, на самом деле. Унылое, хоть и подкрепленное уверенными примерами, вступление сменяется первой главой с разбором Гомера (от Гладстона и далее):

Это крайне прискорбно, потому что, хотя Гладстон и не вычислил, сколько ангелов может плясать на острие Ахиллесова копья, вменявшееся ему в вину слишком серьезное отношение к Гомеру вознесло его высоко над умственным горизонтом большинства его современников.

И книга расцветает, меняется буквально все, остановиться уже невозможно. потому что вот он, Дойчер, вдохновившийся до предела и отпустивший вожжи иронии, труженник пера и лопаты - ибо копает он глубоко, посвящая треть книги (минимум) "Происхождению видов", и больше, быть может, рассказывая о наследовании тех или иных признаков, чем о лингвистике. Мотивируя тем что:

в своих многотомных рассуждениях на эту тему Гумбольдт оставался верен двум первым заповедям любого великого мыслителя: 1) не конкретизируй; 2) не воздерживайся от противоречий самому себе.

а он не какой-то там Гумбольдт и склонен конкретизировать и не противоречить. Хотя и не конкретизирует, и противоречит, но и ладно, доказательной базе какого-нибудь не большого тезиса действительно посвящено минимум 50-100 страниц - а что ещё нужно?
В целом не могу сказать, что исследование влияния языка на восприятие пространства/пола/цвета было тем, ради чего я в итоге читала - то есть нет, безусловно, очень захватывающе и т.п., но я не лингвист. Я пришла искать сокровища. И нашла
от примеров в духе Алисы Кэррола:

я, должно быть, рассказывал тебе про того задиристого тюленя, [который смотрел на разочарованную, но довольно привлекательную рыбу, [которая выпрыгивала из ледяной воды и ныряла обратно [и которая не обращала ни малейшего внимания на жаркие споры, [которые вели две молодые устрицы и флегматичный морж, [которому недавно кит со связями наверху намекнул, [что правительство собирается ввести скоростные ограничения на плавание в зоне рифов из-за пробок, [которые вызваны наплывом новых тунецких эмигрантов из Индийского океана, [где температуры в прошлом году поднялись настолько высоко, [что…]]]]]]]]].

человеческих взаимоотношений:

Во время Первой мировой войны Риверс работал в госпитале Крейглокхарт недалеко от Эдинбурга, где первым начал применять психоаналитические методы для помощи офицерам, страдающим от военного невроза. Сассун был направлен к нему в 1917 году после того, как его за публичные сомнения в разумности войны, выбрасывание ордена «Воинский крест» в реку Мерси и отказ возвращаться в свой полк объявили повредившимся в уме. Риверс лечил его с сочувствием и пониманием, и в итоге Сассун добровольно вернулся во Францию. У многих своих пациентов Риверс вызвал привязанность, даже дружбу, которая не потеряла своей силы и через много лет после войны. Сассун, прозванный Бешеным за бесстрашие в бою, на похоронах Риверса в 1922 году упал в обморок от горя.

и нежнейших языковых особенностей тех или иных народов:

Лужицкий – славянский язык, на котором говорят в маленьком анклаве Восточной Германии, – различает hród – «замок», hródaj – «два замка» и hródy – «больше двух замков».

до изящных построений Бернарда Шоу, Марка Твена и "полном драматизма рассказе хеттского царя Мурсили" о том, как его постиг суровый недуг.
Следует заканчивать с цитатами, хоть это и сложновато.
Что сказать в целом: для меня поиск завершился победой, серьёзные лингвисты тоже, мне думается, в накладе не останутся (потому как что такое язык без глубоко культурологического исследования на всех уровнях истории?). Очаровательная книга очень увлеченного человека. Вот.

Читать полностью
Ezhoks
Ezhoks
Оценка:
12

Одна из немногих книг из области популярной лингвистики, заинтересовавшая меня еще до появления перевода на русский.
Книга произвела двойственное впечатление.
Что не понравилось: самоопровержение автора. Или я что-то упустила, или он действительно начал вторую часть с утверждения полной несостоятельности гипотезы Сепира-Уорфа, а закончил часть (и книгу) допущением, что доказательства влияния языка на мышление и восприятие косвенные, но все-таки есть (но учтите, что мы располагаем весьма слабым инструментарием, так что с нас взять!..) Гай Дойчер усиленно ищет прорехи и в вышеупомянутой гипотезе, и в работах Гумбольдта (на что позарился, а!); сам же автор популистски называет бредом предположения вековой давности, при этом обладая скромной доказательной базой в пользу СВОЕГО утверждения. Несолидно как-то, учитывая, что гипотеза Сепира-Уорфа дала начало целым направлениям современной лингвистики, в рамках которых проводятся многочисленные и небезрезультативные исследования.
Еще минус: автор любит повторяться. Честно, лучше бы больше примеров привел, чем повторял сам себя. Но это я придираюсь.
Что понравилось: это современная книга, написанная легким языком для широкого круга читателей. Есть надежда, что она привлечет внимание к лингвистике вообще и к вопросам связи языка и мышления в частности.

Читать полностью
Лучшая цитата
Дополнительно у глагола есть система различий, которую лингвисты называют «эвиденциальностью»[236], и оказывается, эта система в матсес – самая сложная из всех когда-либо описанных языков. Когда бы носитель матсес ни использовал глагол, он обязан определиться – как самый дотошный адвокат, – как именно он узнал о фактах, о которых говорит. Другими словами, матсес обязаны быть хорошими эпистемологами. Есть отдельные глагольные формы, зависящие от того, рассказываете ли вы о непосредственном опыте (вы видели проходящего мимо своими глазами), о чем-то, выведенном из материальных следов (вы видели отпечатки на песке), о предположении (люди всегда проходят мимо в это время дня) или о свидетельствах других лиц (ваш сосед сказал вам, что он видел кого-то, проходящего мимо). Если утверждение сделано в неверной эвиденциальной форме, оно считается ложным. Так что если, например, вы спросите матсеса, сколько у него жен, то если только он не видит их всех в этот момент, то он будет отвечать в прошедшем времени и скажет нечто вроде: daëd ikoşh – «было две» (прямой недавний опыт). То есть то, что он скажет, значит: «Было две, когда я последний раз проверял».
В мои цитаты Удалить из цитат