Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Утренняя заря

Добавить в мои книги
439 уже добавили
Оценка читателей
3.0
Написать рецензию
  • abilpeissova
    abilpeissova
    Оценка:
    7
    Там страдание было добродетелью, добродетелью была жестокость, добродетелью было притворство, добродетелью была месть, добродетелью было скрывание ума; там счастье было опасно, опасна была жажда знаний, опасен был мир, опасно было сострадание; сделаться предметом сострадания там было позором, и позором был труд; безумие там считалось нисходящим от богов! Изменилось-ли это, и изменило ли человечество свой характер?

    Конечно, уважаемый господин Ницше! С момента выхода в свет Вашего произведения в 1881 году прошло уже целых 133 года. У нас сейчас абсолютно все иначе: мы отвергаем жестокость, ненавидим притворство, не приемлем мести, стремимся к знаниям,- и господствует мир во всем мире.

    Жестокость принадлежит к древнейшим праздникам человечества.

    Не в наше время. Говорю же у нас все по-другому. Вы бы только видели, какие мы сегодня все до невозможности умные с крутыми технологиями. И человеческая сущность из-за этого отличается от сущности того же человека лет эдак 150 назад. Так что жестокость — это все из вашего прошлого. Мы люди нравственные!

    Вот нравственность, которая всецело покоится на желании отличиться. Что, собственно, это за желание, и какова его задняя мысль? Хочется нам сделать так, чтобы вид наш доставлял другому страдание и возбуждал в нем зависть, заставляя его чувствовать свое бессилие и принижение; нам хочется заставить его почувствовать горечь его судьбы и, капая на его язык каплю нашего меда, прямо и злорадно смотреть ему в глаза при этом мнимом благодеянии. — Вот человек скромный,— но поищите, и вы, наверное, найдете людей, которым он старается причинить этим самым пытку. Другой выказывает сострадание к животным и служит предметом удивления,— но есть люди, которым он старается причинить страдание именно этим своим свойством.

    Какие жуткие вещи, господин Фридрих! Подобные чувства нам не знакомы... Должно же человечество в конце концов с каждым поколением прогрессировать... Мы учимся именно на ваших ошибках..

    А теперь, оглянувшись на дорогу жизни, мы точно так же замечаем, что что-то забыто нами, что наша юность истрачена даром, потому что наши воспитатели употребили наши молодые годы, горячие и жаждущие познаний, не на то, чтобы дать нам познание вещей, а на то, чтобы дать нам “классическое образование!” Наша юность истрачена даром, потому что нам сообщали неумело и мучительно для нас тощие сведения о греках, и римлянах и об их языке, вопреки основному положению всякого воспитания, что надобно давать каждому такую пищу, какую кто может есть! Наша юность истрачена даром, потому что нас силой заставляли изучать математику и физику, вместо того, чтобы заинтересовать нас и указать на тысячу проблем, возникающих в нашей маленькой ежедневной жизни, в наших ежедневных занятиях, во всем том, что совершается каждый день в доме, в мастерской, на небе, на земле,— указать на тысячу проблем, возбудить в нас желание разгадать их и потом сказать, что для этого мы прежде всего должны учить математику и механику, и затем уже сообщить нам научное увлечение абсолютной последовательностью этой науки! О, если бы научили нас только уважать эти науки!

    Что ж покорно приходиться признать, что ничего не изменилось. Образование все то же, что и 133 года назад, в голову забита все та же мораль и окружены мы все теми же семью грехами.

    Читать полностью
  • silkglow
    silkglow
    Оценка:
    7

    К сожалению, я не смогла дочитать это небольшое произведение, как бы мне ни хотелось. Очень заумно, запутано, даже алогично. И неожиданно, потому что труд Ницше "Так говорил Заратустра" мне очень понравился.

  • Gaz
    Gaz
    Оценка:
    6

    одобрять — вредительно: выйдет жуткая безвкусица, потому что ни в чьём согласии это не нуждается.

    Тогда предпринял я нечто такое, чего не каждый мог сделать: я спустился в глубину, я начал рыть почву, исследуя ту старую веру, на которой мы, философы, возводили здания уже несколько тысячелетий, возводили всё снова и снова, несмотря на то, что все эти здания рушились — я начал исследовать нашу веру в мораль. Вы не понимаете меня.

    и всё, конец главки. "Вы не понимаете меня". изумительно.

    пусть лучше так: все, кто его читали, все, кто полагали, что находили себя в его произведениях, все, кто его бездумно цитировал, все, кто воспринимал его идеи косвенно, все, кто яростно черкал поля его книг, все, кто называли себя его последователями, все, кто отрицал его влияние, все, кто спорил с ним, ругал его, хвалил и пытался воплощать в жизнь его тексты — для всех нас заготовлен нож.

    Читать полностью
  • Rasemon
    Rasemon
    Оценка:
    4

    В принципе, книга не сильно отличается от "Весёлой науки". Очень мало пафосных маразмов про "Бог мёртв", зато много оригиналных мыслей и высокоинтеллектуального стёба.

  • UAmantheone
    UAmantheone
    Оценка:
    2

    Мне, как человеку не интересовавшемся ранее философскими трудами, данная книга далась с трудом, и моя оценка скорее субъективна, так как основывается исключительно на моих ощущениях при чтении. Не зная множества культурных деятелей 14-19 веков и древнегреческих философов, я думаю процентов 70% информации я смог адекватно принять и "переварить". Но думаю всё же прочту его "Так говорил Заратустра", только после небольшого перерыва.