Новые герои. Массовые убийцы и самоубийцы

2,5
2 читателя оценили
187 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Новые герои. Массовые убийцы и самоубийцы»

  1. xbohx
    Оценил книгу
    Массовый убийца — это кто-то, кто верит в право наиболее приспособленного и сильного победить в социальной игре, но он также знает или чувствует, что он сам вовсе не приспособленный и не сильный. Таким образом, он выбирает единственно возможный акт возмездия и самоутверждения: право убивать и быть убитым.

    Это необычайно мрачная книга, и не только потому, что Берарди рассматривает массовых убийц и самоубийств. Гораздо более страшный (чем сами убийцы) и все более популярный феномен массового убийства. Берарди рассматривает атмосферу нигилистического недомогания, которое рождает этот феномен, и вытекающие из этого последствия для общества.
    Естественно, название книги провокационное, ведь слово "герой" не обязательно должно иметь позитивную коннотацию. Герой — собирательный образ, отражающий наиболее яркие черты эпохи. Какое время — такие и герои. «Герои» Берарди — больные люди, но они также являются выражением больного общества. И читая новости, убеждаешься в этом всё больше. Так что книга, увы, не перестаёт быть актуальной. В последнее время мы слышим о подобных "новых героях" чуть ли не каждый месяц. Как раз недавно в тюрьме умер один из известнейших преступников нашего времени Чарльз Мэнсон. И хоть своими руками он никого не убивал, но стал идейным вдохновителем и руководителем секты "Семья", члены которой убивали по его приказу.
    Если обратиться к цитате, которую я оставила в начале отзыва, то Берарди показывает, что движет "новыми героями": если вы недовольный молодой человек, который не достиг многого, очень легко стать победителем за короткий промежуток времени, нужно только взять пистолет в школу (или другое общественное место) и убить всех вокруг. Пара простых движений — и весь мир знает ваше имя (хотя сами "герои" могут и не увидеть свою славу ведь часто совершают самоубийство или оказываются убитыми сотрудниками правоохранительных органов).
    Ведь они добиваются, чего хотят, они доносят свои мысли до широкой аудитории (чаще всего благодаря СМИ, которые подхватывают информацию и даже не задумываются о последствиях). Их манифесты цитируют, статьи о них появляются в Википедии, след в будущем уже оставлен. Ведь многим убийцам только это и нужно. А многие просто видят в убийствах свою романтику.
    Когда брала в руки эту книгу, то ожидала, что загружусь её содержанием, ведь тема непростая, а вышло так, что загрузилась стилем письма и обильной терминологией. Простому читателю с улицы книга не подойдёт, он просто бросит её и не станет дочитывать. Но я поставила книге нейтральную оценку, потому что не очень впечатлилась этим социологическим исследованием и умными речами, содержащимися в нём. Хотелось бы прочитать более приземленную книгу по этой теме. В этой книге много трудных политических, экономических и психологических комментариев и анализов, и не всё легко понять. Есть разделы, написанные в неуклюжем академическом стиле, из-за которого постоянно спотыкаешься, так что я бы не советовала книгу не специалистам в социологии или философии.

  1. Милан Кундера пишет о будущем и прошедшем: Люди кричат, что хотят создать лучшее будущее, но это неправда. Будущее – это лишь равнодушная и никого не занимающая пустота, тогда как прошлое исполнено жизни, и его облик дразнит нас, возмущает, оскорбляет, и потому мы стремимся его уничтожить или перерисовать. Люди хотят быть властителями будущего лишь для того, чтобы изменить прошлое. Они борются за доступ в лабораторию, где ретушируются фотоснимки и переписываются биографии и сама история[60].
    5 мая 2017
  2. Герменевтический нигилизм возник от осознания, что мир – не место, в котором воплощается онтологическая суть или раскрывается моральная истина, но место, где смысл постоянно создается сознательной деятельностью людей. Наоборот, аннигилирующий нигилизм активно разрушает общие ценности (как моральные, так и экономические), произведенные в прошлом человеческим обществом и демократическим политическим регулированием для того, чтобы утверждать господство абстрактной силы денег.
    5 мая 2017
  3. Психология Харриса и Клиболда может быть комплексно описана как суицидальная форма неолиберальной воли к победе. В результате неолиберального провозглашения конца классовой борьбы единственные социальные категории, которые остались, – это победитель и проигравший. Нет больше капиталистов и рабочих, нет более эксплуататоров и эксплуатируемых. Либо вы сильны и умны, либо вы заслуживаете то место, где оказались. Установление капиталистического абсолютизма, таким образом, базировалось на массовой приверженности (в основном бессознательной) к философии естественного отбора. Массовый убийца – это кто-то, кто верит в право наиболее приспособленного и сильного победить в социальной игре, но он также знает или чувствует, что он сам вовсе не приспособленный и не сильный. Таким образом, он выбирает единственно возможный акт возмездия и самоутверждения: право убивать и быть убитым.
    4 мая 2017