ESET_NOD32

Цитаты из Заурядные письма священника своей мертвой жене

Читайте в приложениях:
32 уже добавили
Оценка читателей
3.33
  • По популярности
  • По новизне
  • Но больше всего я верю, что есть существа – невероятно редкие, но которых так надо искать – что превращают твой мир – ненаполненный и по-человечески бесполезный – в сияние бриллиантов или галактик, разбрасываемых легкой рукой пьяной от счастья, от желания красоты.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Так не поют для масс, так не поют для людей. Так поют либо богу… либо богу.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • ОН: Совсем в тумане сидите. В тумане моя голова, в тумане синие очи, дракон выдыхает марь, дракон выдыхает морок. Не слышали? Это ж ирландское, из ранних версий Кухулина.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Люблю. Церкви меня успокаивают. Дева Мария у вас замечательная. В некоторых соборах, я б прямо жил. Знаете, вероятно, из меня вышел бы неплохой священник, есть у меня даже ощущение, что я им был. В детстве я право не знал, кого предпочесть – Медузу Горгону из павильона или Деву Марию из фамильной часовни. Это было огромной дилеммой, пока до меня не дошло, что можно любить обеих. И что обе по сути – одно лицо. А я вам печеньки принес. Всякие разные. Марципановые. Шоколадные. Карамельные. Но марципановые – самое счастье, правда?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • ОН: Патер! Какое уныние? Уныние это у жирных домохозяек, которым у камелька поныть надо. Такую один раз кованым сапогом пнешь, она птицей взлетит. Не надо меня вашим унынием, отчаянием, я не «передай все в руки божия» слушать пришел. Бывают просто моменты, когда жить не хочется, и никакого бездействия или апатии. Не хочешь жить и точка. Но живешь. Я даже знаю, почему это теоретически – от ненависти к себе. Раньше думал – из страха, но нет, или даже если и из страха, то страх тоже из ненависти к себе.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Патер! Какое уныние? Уныние это у жирных домохозяек, которым у камелька поныть надо. Такую один раз кованым сапогом пнешь, она птицей взлетит. Не надо меня вашим унынием, отчаянием, я не «передай все в руки божия» слушать пришел. Бывают просто моменты, когда жить не хочется, и никакого бездействия или апатии. Не хочешь жить и точка. Но живешь. Я даже знаю, почему это теоре
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • милая барышня, вы с утра, кажется, где-то в чужом уме»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • но я не встречал еще существа, что не тяготело бы хоть однажды к причинению себе боли.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И вообще, это все не про смерть, и смерти, патер, к моему величайшему сожалению, смерти нет. Все это про ослов, которым так нравится пестовать свое горе, вместо того, чтоб сказать – I’ll fuck it, hell gives me no fright и делать.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Пусть, пусть будет мне больно, как сладко. Не дрогну. Никогда, демоненок, никогда не жалел я жалкой бордовой тряпки, что вы называете сердцем.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вода причмокивает. Черная. Черная-черная. Черная настолько, насколько платье у Лили бело. А она руки, как на кресте, раскинула и поет. И ей хорошо – она хоть петь может, а ты молча с ума сходишь. И вы не люди уже, и не боги, вы… то, что больше.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я знал самую красивую женщину, вы таких женщин не видели никогда и не увидите, я, честно говоря, тоже больше не встречу – статистика подсказывает.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я: Вы сладости любите?
    ОН: Не знаю. Как говорила Мари, девка одна из Парижа, я люблю на них подрочить. Не подумайте, похотливый вы хомячок, не в прямом смысле. Я люблю, когда они стоят красиво, пахнут, когда их готовят и весь нижний этаж, как корж, пряностями пропитывается. Люблю, как накрывают. Историю люблю – откуда какая сладость. Вот про мясо мне знать как-то неинтересно. Я его не люблю, а вы?
    Я: У меня нет таких интенсивных… реакций на еду.
    ОН: Ужас. У вас даже такого нет. На что вы вообще тогда интенсивно реагируете?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В детстве я право не знал, кого предпочесть – Медузу Горгону из павильона или Деву Марию из фамильной часовни. Это было огромной дилеммой, пока до меня не дошло, что можно любить обеих. И что обе по сути – одно лицо.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • ОН: А что делать? Вам, дебилам, не пояснять, где вы дебилы, так только печи вами тогда и кормить. А печи тоже не железные. У них свой потолок. Всех не скормишь.
    В мои цитаты Удалить из цитат