Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Приговор

Приговор
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
17 уже добавили
Оценка читателей
2.88

«Было чудесное весеннее воскресное утро. Георг Бендеман, молодой коммерсант, сидел у себя в кабинете на первом этаже невысокого домика на берегу реки, вдоль которой вытянулся целый ряд домиков того же типа, отличающихся один от другого, пожалуй, только окраской и высотой. Он как раз кончил письмо к другу молодости, живущему за границей, потом с нарочитой медлительностью вложил его в конверт и, облокотясь на письменный стол, стал смотреть в окно на реку, мост и начинающие зеленеть холмы на том берегу…»

Лучшие рецензии
Seraya_Nedotykomk...
Seraya_Nedotykomk...
Оценка:
8

Приговор.
Рассказ действительно хорош. Такая адская мешанина из чувства вины, стыда и страха, что просто пальчики оближешь. Плюс вопрос – а был ли мальчик? То есть тот самый друг, адресат писем Георга? Думаю, нет. Сам Кафка пишет об этом – «Друг – вряд ли реальное лицо»
Говорят, что рассказ автобиографичен, в нем отразились сложные отношения Кафки со своим собственным отцом – даже из того, о чем я узнала из писем к Ф. уже можно сделать подобный вывод, поэтому он, скорее всего, правдив.

Ну и собственно, письма. Сейчас будет многабукаф. Сразу хочу сказать, что ни в коем разе не пытаюсь оспорить литературный талант Кафки, тут даже говорить не о чем, он, бесспорно, был талантлив. Был ли он болен? Я имею в виду не соматику, туберкулез никуда не денешь, но психически? Сам ФК говорит о внутренней борьбе двух человек в нем. Но вряд ли это было настоящее «раздвоение личности». Как по мне, тут дело больше смахивает на ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство), ранее оно звалось МДП (маниакально-депрессивным психозом). Одно наложилось на другое – и вот итог. На радость книгоманам букет болезней и недомоганий не помешал Кафке создать любимые многими произведения. А может, даже, этот букет в какой-то мере и помог ему создать их. Черт ногу сломит, не буду сейчас об этом)
А буду о письмах и о взаимоотношениях со знакомой, а впоследствии и невестой, Фелицией Бауэр. Ох…Пять лет. Пять. гребаных.лет.церебрального.секса. Первая встреча их была (я имею в виду реальную встречу) случайна и непродолжительна. Кстати, в своем дневнике он описывает первое впечатление от встречи с ней не самым приятным образом – костистое, пустое, выставлявшее свою пустоту напоказ лицо, чуть ли не перебитый нос, мощный подбородок. Чудно. Мило. Прекрасно. И тем не менее Кафка раздобыл адрес Фелиции и принялся ей писать. Хорошо. Довольно быстро из простой дружеской переписки она переходит в довольно интимную, то и дело упоминаются долгие поцелуи и нежные объятия. Тут же начинаются и первые истерики. Кафка сам пишет по два письма почти ежедневно и требует того же от Фелиции, то ноя, что он не должен ее утомлять подобными просьбами, то психуя, когда не получает писем день или два (даже по вине почты). Тут же бесконечные жалобы, перечислять которые нет охоты и имя которым одно – ипохондрия. А также трусливый эгоизм, эмоциональный шантаж и манипуляция. Это выглядит как бесконечный рефрен – о любимая, ты для меня все, я так тебя люблю, я жить без тебя не могу, и если ты решишь меня бросить, я погибну, ты самое прекрасное и светлое, что случалось со мной в жизни. Я понимаю, как я недостоин тебя, и поэтому ты должна бросить меня (очевидная попытка давить на жалость, любимый многими приемчик из числа запрещенных для нормальных людей). Говоря простым языком, он просто бесконечно «грузит» ее и утомляет. И не скрывает этого. Только бы любимая снова успокоилась и, собравшись с духом, снова взяла на себя гнет несчастий, которые я ей причиняю и который она на минуточку решила опустить на пол!
Добавляется капелька показного самоуничижения. Ты не человека во мне обрела, а, как можно заключить из некоторых моих писем, больного, напрочь озверевшего болвана.
Ты нормальная девушка и чаешь себе мужчину, а не мягкотелого червя, по земле пресмыкающегося.

Казалось бы, если тебе девушка настолько дорога, почему бы вам не бросить уже писанину (не будем забывать, что между Прагой и Берлином расстояние небольшое и быстро преодолимое) и не встретиться, что называется, вживую? А? нет? Фелиция приглашает Кафку в Берлин – тот отказывается под предлогом набивших оскомину уже головных болей, слабости и просто, будем говорить откровенно, нежелания. Он лучше в постели поваляется, о чем неоднократно и пишет. Она предлагает ему созвониться по телефону. Нет! «я слишком робею, мои нервы не вынесут этого!» Ути-пути, бедняжечка. Нет сил совершенно у человека не то что поехать куда-то, но даже сказать пару слов по телефону, нет желания услышать голос «возлюбленной». Хотя в рабочие командировки он спокойненько себе ездит. Тут ему ничто не мешает. Она предлагает ему встретиться на нейтральной территории – в Дрездене. Снова отказ. Она предлагает составить ему компанию в санатории в Сан-Рафаэле, куда он едет – снова отказ! Едрид-Мадрид! Чего же он хочет тогда? «От ответственности я ускользаю ужом» - это Кафка говорит о своей работе, но очевидно, что это и просто его жизненная позиция. Он ни на какие действия решительно неспособен. «Точно так же и предназначенный для Тебя французский Флобер неделями у меня валяется, а я все витаю в мечтаниях о возможных способах его упаковки и отсылки.» Или: «Удерживают меня не факты, не обстоятельства, а страх, непреодолимый страх, страх перед счастьем, а еще – позыв и повеление мучить себя ради высшей цели.» Фелиция, как можно судить из ответов Кафки, настаивает все-таки на живом общении, а тот отвечает, что, мол, любит он общаться письменно, по-другому не может, и ничего тут не поделать. Ха! Три раза ха! Вот новые факты. После того как Ф. и Ф. таки решили помолвиться, Кафка должен по обычаям того времени написать письмо отцу невесты. И что же он говорит? Ах, мое состояние таково, что сейчас я этого сделать не могу…(пишет он ей в июле, замечу в скобках)…может, я напишу ему на Новый год или Рождество? Действительно, чего бы нет? Давай отложим все на полгода. А потом еще на полгода. А потом еще. И так до бесконечности. Ведь так очень ему удобно – вроде и возлюбленная есть, но при этом можно спокойно валяться в постели, требовать от нее писем и упиваться своими страданиями. А заодно и ей не давать спокойно жить. Но – о чудо! – помолвка заключена! Ура! Неа, ни фига. Мало того, что Кафка спокойненько признается, что в санатории (куда он опять же Фелицию отказался с собой взять) был влюблен в другую девушку. Подруга Фелиции Грета Блох показала той «двусмысленные, не лишенные любовного искательства письма Кафки, к тому же с нелестными отзывами о невесте». Помолвка расторгнута. А что же Франц? Он говорит, мол, может, «всему виной мое вегетарианство»? ржунимагу, что называется. Конечно, дорогой. Всему виной именно оно. Вот еще перл: «никчемность писем и вообще всего письменного выявилась слишком отчетливо» (и тут же снова жалуется на головные боли и бессонницу, пожалейте его, бедного). «Приставать к Тебе с просьбами о письмах тоже больше не буду, мы письмами не многого достигли, надо попытаться найти какой-то иной способ». Как мы мнение-то быстро поменяли, а? то он только письмами может общаться, потому что только так он может выразить свои мысли и бла-бла-бла. А когда его письма сыграли против него, на попятный сразу. Милота. Но самое вкусное вот: «Ты не в силах была признать власть, которую имеет надо мной моя работа». Кстати, в предисловии к книге пишут, что вот, Фелиция не смогла оценить его литературный гений, ей это было не дано, и.т.д. Ну да, недалекая девица, чего с нее взять, угу.
Короче говоря, повторюсь, эта волынка тянулась пять долгих лет.
Тяжко мне далась эта книга, очень жаль Фелицию, потратила годы на этого человека, который только силы и время из нее тянул.
Тем не менее, это был довольно интересный опыт, и теперь захотелось мне прочитать также дневник Кафки и его письма к Максу Броду. Не могу также не отметить ценность писем в плане наличия деталей быта, привычек ФК, и т.д. В целом было любопытно, поэтому такая оценка.

Читать полностью
yayanka
yayanka
Оценка:
6

Их "отношения" длились пять лет, преимущественно в письмах. Две помолвки, два расторжения. Полнейший вынос мозга и сознания. После того, как закончила читать Письма - было чувство, что наконец-то из болота смогла выбраться на сухую и твердую почву, и свободно вдохнуть. А пока читала Письма - находила много общего в своих "отношениях" с одним человеком, аж противно было. Только мои с ним "отношения" длились два года, а у Фелици с Кафкой целых пять. Фелица окончательно порвала с Кафкой в 17 году, а через два года успешно вышла замуж. Вероятно, за нормального человека. В отличии от некоторых... Ну с такими как Кафка невыносимо быть, они не предназначены ни для семьи, ни для счастья. Бедная Фелица потратила пять лет на такую ужасную тягомотину, ей можно памятник ставить.

На очереди у меня Письма к Милене, но мне нужен отдых.

Читать полностью
Finita
Finita
Оценка:
5

Кафка оказался еще тем козлом! Столько лет мурыжить барышне мозги всякими тупыми отмазами, а потом еще начать переписку с ее подругой! Как только Фелиция все это терпела? Хоть читать чужие письма и плохо, следить за развитием чувств Кафки к невесте было очень увлекательно. Открыла для себя Кафку с новой стороны, как пылкого влюбленного.

Оглавление