Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Молот и «Грушевое дерево». Убийства в Рэтклиффе

Молот и «Грушевое дерево». Убийства в Рэтклиффе
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
65 уже добавило
Оценка читателей
4.0

Лондон, 1811 год. Город потрясли чудовищные преступления – от рук убийцы погибли семь человек: все близкие Марра, лавочника, и семья Уильямсона, владельца паба. Жестокий убийца не пощадил даже детей.

Однако расследование провели наспех, а главный подозреваемый повесился в тюрьме. Его тут же объявили виновным – просто чтобы успокоить жителей… Но загадка жестоких убийств два столетия продолжала будоражить умы любителей мрачных тайн прошлого.

Кто же все-таки совершил эти злодеяния? Ф.Д. Джеймс и известный британский историк Т.А. Критчли провели собственное расследование. Кто же, по их мнению, настоящий убийца?..

Лучшая рецензия
V_Nabokov
V_Nabokov
Оценка:
2

Совершенно потрясающий трактат в стиле «документального детектива» о реально произошедших убийствах зимы 1811 года. Кто-то ворвался в два дома и убил находившихся там людей, включая детей. Каким мог быть мотив такого преступления? Во времена, когда полиции еще не существовало и «расследование» вела ночная стража, убийства остались нераскрытыми. Когда в 1829 году создавали Скотленд Ярд, эти убийства все еще были памятны и повлияли на то, как была организована работа полиции Лондона. Соавторы воспользовались множеством источников, чтобы воссоздать тогдашнюю жизнь Уэппинга и прилегающих районов. Описания яркие, хорошо продуманные и правдоподобные. Суждения авторов кажутся логичными, а масштаб их «библиотечного расследования» поражает.

Был ли виновен Джон Уильямс, которого тогда арестовали? Его смерть в камере – самоубийство или убийство? Почему после смерти Уильямса расследование не продолжили – хотя бы просто для того, чтобы доказать его вину?

Предположения соавторов книги звучат довольно убедительно, а их альтернативная теория может оказаться правильной. Конечно, эту теорию нельзя было бы представить в современном суде, но положить ее в основу одной из версий для следственной группы можно вполне. Спустя 200 лет, конечно, никаких твердых доказательств добыть уже нельзя, все логические построения неизбежно строятся на предположениях, основой которых в свою очередь являются фрагментарные факты и здравый смысл (здравый смысл жителя конца 20 века).

7 декабря убийца вырезал все семейство Марров – Тимоти, его жену Сесилию, подмастерье Гована и трехмесячного Тимоти-младшего. Служанка Маргарет осталась жива, поскольку в это самое время покупала на рынке устриц. 19 декабря тоже в собственном доме были убиты Джон Уильямс (полный тезка подозреваемого), его жена Елизавета и служанка Бриджет. В этом втором убийстве остались в живых внучка Джона Китти и квартирант Тернер, которые в момент преступления находились в своих спальнях на втором этаже. Больше убийств не было. В том районе – ни одного убийства ни до того, ни после. В других районах – ничего похожего «по почерку».

Почему Марры и Уильямсы? Был ли убийца знаком со своими жертвами, ориентировался ли в их домах? Зачем понадобилось убивать трехмесячного ребенка? Если преступник был психически здоров, зачем он убил трехмесячного ребенка?! Если нет, почему после Уильямсов убийств больше не было?

Улика в виде французского ножа была явно подброшена. Но означает ли это, что все собранные тогда доказательства должны быть отвергнуты? Если нет, то какие доказательства принял бы современный следователь?

В книге тщательно восстановлены события декабря 1811 года, обстановка, контекст. Возможно, тщательность проделанной работы оказалась так высока, что за 40 лет с момента написания книги никому так и не захотелось предпринять новой попытки разобраться в той истории. Довольно удивительно для Англии, где каждый год появляются новые и новые книги о Джеке Потрошителе.

Комментарии в книге касаются не только самих преступлений, но и того, как велось следствие и какое впечатление произвели убийства на город. В наше время все еще можно пройти по тем же улочкам и посмотреть на некоторые сохранившиеся дома (или скорее отдельные камни от них). Выбранный стиль – слегка отстраненное, безличное повествование - очень подходит такой книге. В какой-то степени «Молот и Грушевое дерево» может оказаться отличным введением в жизнь Лондона двести лет назад, задолго до королевы Виктории, промышленной революции и романов Диккенса; жизнь, о которой мы практически ничего не знаем, поскольку, так получилось, она осталась без «своего» писателя.

Читать полностью