Napoli
Оценил книгу

(Много спойлеров)

Очень сильно рискую вызвать гнев всех тех, кому книга понравилась просто до чёртиков. Таких тут большинство. Ну, что ж. Вот мои фломастеры...

Так сложилось, что живу я в некоторой близости от места действия книги, и, если раньше я к этой стране относилась нейтрально, то с некоторых пор просто невзлюбила. У меня вызывает отторжение всё - от языка до кухни, от имён до фамилий, от кино до литературы. Американское массовое кино я просто не переношу на дух. А тут меня ещё на Рождество в семье вынудили смотреть It's a wonderful life, старый рождественский фильм такой чумовой приторности, что зубы сводит.

Не зря мне эта книга изначально показалась слишком американской. Предчувствие не подвело: в конце она была просто сатурированно американской. Это просто готовый сценарий для второсортной провинциальной американской рождественской истории.

Сначала всё плохо. Главный герой - лузер и вот-вот умрёт от тяжёлой болезни. Вокруг него порхают американские бабушки-одуванчики. Потом появляется птичка. Без животных в сценарии никак - дети, лузеры и бабушки уже не набирают аудиторию. Потом (какая неожиданность!) появляется ребёнок, который всех умиляет и покоряет своим спокойствием. Этот ребёнок никогда не плачет, не жалуется, не капризничает, есть не просит и не какает. Целыми днями играет в углу с птичкой. Очень удобный ребёнок - мечта просто! Ребёнка воспитывает злая ведьма, которой ребёнок не нужен совершенно. Но в рождественском сценарии зло подаётся строго дозированно, так что ведьма уезжает и оставляет ребёнка одной из бабушек. Вся деревня из 2 дворов удочеряет такого удобного ребёнка. Вскоре приходит весть, что все родители ребёнка умерли, так что теперь счастье полное. В индийском фильме на этом моменте герои пошли бы в пляс.
Очередная порция зла - у ребёнка тяжёлая болезнь, и ей нужна операция. Как по волшебству, в деревне из 2 дворов оказываются на врачебной конференции 2 тупых врача (заблудились на реке, не найдя в лодке вёсел). Как по волшебству врачи находят другого врача, который специализируется именно на таких болезнях. Столько много врачей для сценария, наверное, нужны, чтобы наделать побольше дырок для добра. Местный рыбак умудряется свозить тупых врачей на самую лучшую в их жизни рыбалку. Третий врач, вспомнив о своей внучке, решает оперировать бесплатно (добро розовой жижей просто прёт изо всех дыр). Накануне операции ребёнка птичка отдаёт богу душу. Ребёнку больше не с кем проститься, удачный исход операции под угрозой. Я б не удивилась, если бы к утру деревня из 2 дворов выписала бы из Африки новую птичку и научила её стоять на одной ноге, но это было бы слишком неправдоподобно, да и за пределы Америки писательница очевидно выходить не хочет. Вместо этого она открывает ещё одну дыру для розовой жижи добра. За рекой живёт таксидермист, который состоит в смертельной вражде с нашей деревней из 2 дворов. Старая история. Алабамские Монтекки-Капулетти. Наш Капулетти идёт на тот берег с повинной и с дохлой птичкой и умоляет ихнего Монтекки пожалеть девочку и свершить чудо. Тот Монтекки, который, согласно писательнице, вообще чихать хотел на соседний берег полностью и на девочку в частности, вдруг на последней строчке смотрит на фотографию девочки с птичкой и преисполняется к ней неземной нежностью без всякого перехода. Вот тут ненавижу, а вот тут уже плачу от умиления. Тут играем, тут не играем, а тут рыбу заворачиваем.
За ночь птичка получается что надо, и утром, уезжая в больницу, девочка машет из машины рукой чучелу птички. По возвращении из больницы ей говорят, что птичка улетела, и девочка ждёт птичку и чахнет. Наступающее Рождество приносит с собой очередную порцию зла - птички нету, девочка грустит, воротит нос на самых красивых барби мира и iPad, которые ей подарили на праздник, герой-лузер, затерявшийся в сюжете, срывается с катушек и напивается, ёлка не загорается, не растёт кокос. Короче, всё плохо.
Ночью в нашей тропической деревне вдруг идёт снег (согласно писательнице, это Канада постаралась, хотя, если пару выпусков новостей посмотреть, то сразу уловишь, что в Северной Америке все циклоны с юга на север идут, а не обратно), и деревню наводняют сотни и сотни таких же птичек, которые обычно в этой местности не водятся. Все счастливы, все довольны, Санта Клаус существует, просто напился где-то на полдороги, девочка идёт на поправку, лузеру предлагают руку и сердце, ёлка зажигается, с соседнего берега враги прибегают посмотреть на снег, Монтекки с Капулетти пьют пиво и назначают дату свадьбы, ну, и потом ещё через пару параграфов 2-3 пары из эпизодических персонажей сложатся, чтобы добро не пропадало, которое по-прежнему с силой прёт изо всех дыр. Единственная оставшаяся без кавалера дама сублимирует на бумагу, пишет этот роман и получает за него Букера.
Счастливый читатель берёт пятый носовой платок, чтобы высморкать сопли умиления.

Потом это дело замечает представитель издательства Фантом Пресс и зачем-то решает опубликовать на русском этот совершенно чуждый и не вмещающийся в русскую систему ценностей текст. Для перевода нанимают негров, которые трудятся над текстом за 0,003 доллара/слово, что приблизительно в сто раз меньше оплаты самого захудалого перевода (цифры реальные, я по работе знаю). В конце вдруг видят, что забыли перевести рецепты. Отдают их на перевод первому попавшемуся челябинскому переводчику, которому лично я бы оторвала руки, чтобы в письменные переводы он больше не вернулся.

Что я хочу по этому поводу сказать... Пока писала рецензию-пересказ, произошёл феномен, обратный известному "такая корова нужна самому". Пожалуй, я не две звёздочки книге поставлю, а одну.