Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Преступление и наказание

Слушать
Читайте в приложениях:
66468 уже добавило
Оценка читателей
4.4
  • По популярности
  • По новизне
  • Мелочи, мелочи главное!.. вот эти-то мелочи и губят всегда и все…
    49 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Тварь ли я дрожащая или право имею…
    47 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кстати, он был замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен.
    42 В мои цитаты Удалить из цитат
  • бедность не порок, это истина.
    35 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кстати, он был замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен.
    31 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Любопытно, чего люди больше всего боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся…
    29 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Бывают иные встречи, совершенно даже с незнакомыми нам людьми, которыми мы начинаем интересоваться с первого взгляда, как-то вдруг, внезапно, прежде чем скажем слово.
    27 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Зосимов был высокий и жирный человек, с одутловатым и бесцветно-бледным, гладковыбритым лицом, с белобрысыми прямыми волосами, в очках и с большим золотым перстнем на припухшем от жиру пальце. Было ему лет двадцать семь. Одет он был в широком щегольском легком пальто, в светлых летних брюках, и вообще все было на нем широко, щегольское и с иголочки; белье безукоризненное, цепь к часам массивная. Манера его была медленная, как будто вялая и в то же время изученно-развязная; претензия, впрочем усиленно скрываемая, проглядывала поминутно. Все его знавшие находили его человеком тяжелым, но говорили, что свое дело знает.
    26 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Изо ста кроликов никогда не составится лошадь, изо ста подозрений никогда не составится доказательства
    24 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ко всему-то подлец человек привыкает!»
    22 В мои цитаты Удалить из цитат
  • «О боже! как это все отвратительно! И неужели, неужели я… нет, это вздор, это нелепость! – прибавил он решительно. – И неужели такой ужас мог прийти мне в голову? На какую грязь способно, однако, мое сердце! Главное: грязно, пакостно, гадко, гадко!.. И я, целый месяц…»
    21 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Маленькая закоптелая дверь в конце лестницы, на самом верху, была отворена. Огарок освещал беднейшую комнату шагов в десять длиной; всю ее было видно из сеней. Все было разбросано и в беспорядке, в особенности разное детское тряпье. Через задний угол была протянута дырявая простыня. За нею, вероятно, помещалась кровать. В самой же комнате было всего только два стула и клеенчатый очень ободранный диван, перед которым стоял старый кухонный сосновый стол, некрашеный и ничем не покрытый. На краю стола стоял догоравший сальный огарок в железном подсвечнике. Выходило, что Мармеладов помещался в особой комнате, а не в углу, но комната его была проходная. Дверь в дальнейшие помещения, или клетки, на которые разбивалась квартира Амалии Липпевехзель, была приотворена. Там было шумно и крикливо. Хохотали. Кажется, играли в карты и пили чай. Вылетали иногда слова самые нецеремонные.
    20 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он был до того худо одет, что иной, даже и привычный человек, посовестился бы днем выходить в таких лохмотьях на улицу.
    20 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Нет ничего в мире труднее прямодушия, и нет ничего легче лести.
    18 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он был до того худо одет, что иной, даже и привычный человек, посовестился бы днем выходить в таких лохмотьях на улицу.
    18 В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги подборки «Лучшие романы по версии BBC»