Читайте и слушайте
169 000 книг и 9 000 аудиокниг

Отзывы на книгу «Двойник»

5 отзывов
smereka
Оценил книгу

"Двойник"

Ну, чудо и странность, там, говорят, что сиамские близнецы... Ну, да зачем их, сиамских-то? Положим, они близнецы, но ведь и великие люди подчас чудаками смотрели... А вот я сам по себе, да и только, и знать никого не хочу, и в невинности моей врага презираю. Не интригант, и этим горжусь. Чист, прямодушен, опрятен, приятен, незлобив...

- эта часть внутреннего бесконечного монолога Голядкина – ключ к пониманию повести о раздвоившемся вследствии пережитогого унижения сознании амбициозного и малодушного чиновника.

Действие повести происходит исключительно в рамках этого расщеплённого сознания, построившего свой собственный фантазм, успокаивающий отверженное, униженное "я" и одновременно удовлетворяющий всем тайным, скрытым порывам, в которых главный герой никогда не признался бы и сам себе .
Потребность Голядкина в постоянном диалоге с самим собой – основа, почва , на которой взрос его духовный клон. Поражает прогрессирующая с сюжетом неуклюжесть и тяжеловесность речи двуединого главного героя, призванная, должно быть, усилить впечатление от его неадекватности. Аллюзией на библейскую историю близнецов Иакова и Исава со спором о праве первородства, Достоевский проводит читателя через историю отношений Якова "Голядкина-старшего", становящегося всё более испуганной, отчужденной и загнанной жертвой, и Якова "подмененного", "подлого", "зловредного", "развратного", "вероломного" - успешного "Голядкина-младшего".

При чтении меня не покидало ощущение "кафкианской" атмосферы – этого абсурдного выжидания и безисходного бега по "кругу" и "присутствиям" собственного сознания, снов, присутствий и канцелярий, стремления вырватся и показать своё значительное "я" . Подумалось, что, по меньшей мере - Достоевский был предшественником не только экзистенциализма.

Произведение – поразительное, ни на что не похожее. Наверное, - это и есть признак "великости".

"Господин Прохарчин"

Прохарчин, человек хороший и смирный, хотя и не светский, верен, не льстец, имеет, конечно, свои недостатки, но если пострадает когда, то не от чего иного, как от недостатка собственного своего воображения

- и добавить к этому особо нечего, кроме того, что этот добротный рассказ, похоже, добавлен в сборник для того, чтобы не отпугнуть случайного читателя от Достоевского, показав, что автор пишет нормальным человеческим языком; а язык Голядкиных в "Двойнике", заполнивший всё полотно повествования, не более, чем язык персонажа.

FoxyJull
Оценил книгу

"Бойцовский клуб" 19 века, от русского классика.

"Двойник" по праву считается одним из самых необычных произведений Достоевского. Хотя бы то, что аннотации издательства упоминается жанр комедии, уже заставляет недоумевать - неужели Великий и Ужасный и на комедийном поприще преуспел? На самом деле, комедией это произведение назвать можно весьма условно, это скорее трагикомедия о человеке, который медленно сходит с ума.

Итак, сюжет: титулярный советник, господин Голядкин человек спокойный, тихий...не буду долго расписывать все его добродетели, скажу проще - он мямля. Помимо этого, у него есть отвратительное свойство - порой он видит в нейтральных словах и поступках окружающих людей подвох; ему кажется, что его пытаются обидеть, оскорбить и всячески задеть. Однажды, герою кажется, что его выгоняют с ужина у уважаемого человека (причиной послужил всего лишь взгляд, который, кстати, Голядкин замечал и у себя). А дальше начинается сущий кошмар - Голядкина нигде не ждут, его все избегают и он постепенно скатывается в свое безумие. Но тут, он узнает, что всему виной некий господин, который тоже именует себя Голяным (Голядкин-старший) и порочит честь нашего героя. Своим поведением он являет полную противоположность Голядкину-младшему - хам, подхалим и так далее. Исходя из названия, читатель прекрасно понимает who is who, однако сюжет на этом не заканчивается. Чем заканчивается сия трагикомическая история, рассказывать не буду - читайте и узнаете сами.

Собственно, двойник, это сумма того, чего не хватает самому Голядкину. Доведенные до крайности, черты характера, которые у Голядкина отсутствуют, но которые нужны ему для успешного функционирования в обществе. Сам герой говорит о себе так:

Маску надеваю лишь в маскарад, а не хожу с нею перед людьми каждодневно.

То есть, недостатков в своем характере он замечать не хочет, вместо этого он ищет им оправдание, попутно, осуждая более изворотливых и приспособленных людей. Тем не менее, жить ему трудно, новые качества он развивать в себе не хочет/не может, и результатом такой неудовлетворенности собой, является Двойник.

Язык Достоевского, как всегда шикарен, описание чувств и эмоций героя, его внутреннего мира, тоже на высоте. Можно только удивляться насколько живо и натурально изображено воспаленное сознание героя (хотя, кто его знает, что там у психов в голове, на самом деле). Речь и мысли героя, дают четкое представление о том, каков его характер. Очень тонко передан весь психологизм и причины возникновения сложившейся ситуации. В общем все, как всегда, у Достоевского по-другому не бывает.

Читать однозначно стоит, чтобы открыть для себя "комедию от Достоевского", а еще, чтобы понять, кто является главным виновником всех бед в нашей жизни.

kinojane
Оценил книгу

Такого тягомотно-психоделического потока сознания я не пропускала через себя давно (а то и никогда). Бессвязное бормотание помутившегося умом господина Голядкина (даже фамилия у него какая-то уничижительная) - и есть весь сюжет, что навевает тоску и желание вернуться к более зрелому Достоевскому с его менее экзистенциальными приемчиками. Между прочим, сам Федор Михайлович считал "Двойника" неудавшимся произведением, испортившим блестящую задумку.

Главный камень преткновения между мной и "Двойником" - его язык. Я прекрасно понимаю, что это специально, для воссоздания воспаленного сознания главного героя, но... Право же, эдак можно и того самого... Как бы в некотором роде сего, а впрочем... стоит ли оно немного как бы того-сего, а все же... А вот оно как-то впрочем и получается, что идея- то, шельма, и впрямь отличная, а та самая, эхма ее, реализация слишком уж заворочена туда-сюда и вообще перебор с отбросами сознания и эдакой интригантской составляющей.

А вообще, если серьезно, идея мною воспринята так: вопиющее одиночество на фоне фиолетово-промозглого Петербурга, засасывающего тепло души в свои серые каналы; гротескное продолжение гоголевского Акакия, бунт человека против собственной никчемности, лебединая песня поруганного самолюбия, не оцененного другими, паранойя из серии "все вокруг спят и видят как бы мне повиртуознее нагадить" и создание двойника с целью спихнуть на него все самые нелестные свои качества.

Пища для ума, само собой, есть: не Дашутку Донцову же мы читаем, у которой двойником оказался бы троюродный дядюшка героя, всегда завидовавший его живописному чайному сервизу. Вот только процесс поглощения этой пищи ну очень мучителен и поначалу обещает больше, нежели облегчение, смешанное с легкой жалостью, накатывающее с последним движением челюсти.

garatty
Оценил книгу

“Двойник” был холодно встречен критикой. Хотя Белинский хвалил первые главы этого произведения. Сам Достоевский говорил, что задумка была хороша, но реализовать он её не смог и поэтому считает повесть неудачной. В общем, не самая завидная характеристика сформировалась у “Двойника”. Однако, многие несовременники автора нет-нет, да и упомянут об этой "петербургской поэме", нет-нет, да и похвалят и назовут крайне любопытной. Что ж... Видимо даже неудачная книга Федора Михайловича оставляет резонанс. А оригинальности ей не занимать.

Традиционно понимается (да и сам Достоевский писал об этом в “Дневнике писателя”), что в повести описывается психологическое раздвоение личности главного героя. Мол, здесь выписывается своеобразный психопатический тип человека. И уже это довольно оригинально для своего времени. Однако в самом тексте произведения нигде не упоминается прямо, что человек этот психически не здоров и нигде не упоминается, что двойник лишь плод его воображения. Поэтому мне не видится никаких препятствий в понимании “Двойника” конкретно и из плоскости психологической перенести события полностью в материальный мир. Жил-был один человек и в один прекрасный день к нему на работу является его точная копия, которая всячески его подставляет и выживает из жизни. Это уже почти ночной кошмар в стиле Кафки. Здесь даже есть что-то от “магического реализма”. И неудивительно, что Габриель Гарсиа Маркес в своих мемуарах упоминает именно “Двойника”, а не иное произведение Достоевского. И с этой стороны мне повесть крайне понравилась и доставила множество приятных впечатлений. Но стиль повествования мне несколько не понравился. Он нетипичен для Федора Михайловича, и претерпел сильнейшее влияние от Гоголя. А гогольская щепетильность мне всегда не очень нравилась. Из-за этого языка мне повесть показалась менее интересной.

Unikko
Оценил книгу

Достаточно прочитать одну только повесть «Двойник», чтобы в полной мере представить и осознать, почему Достоевского называют предвестником модернизма; а говорят, что поток сознания – приём литературы 20-ого века… Но не только благодаря новаторскому художественному приёму повесть можно считать предвосхищением модернизма, но также благодаря теме и идее, положенным в основу сюжета, вот только рациональный финал в литературе «настоящего» модернизма вряд ли мог состояться, но состоялся ли он в «Двойнике»?

Критических отзывов и исследований о «Двойнике» существует множество, хочется остановиться только на двух, как мне кажется, наиболее важных в свете поставленного вопроса моментах.
Ссылаясь на отзывы специалистов-психиатров, большинство критиков не забывают отметить, что в «Двойнике» «предельно точно воспроизведён ряд проявлений расстроенной психики». Однако, учитывая «вечные» мотивы и идеи творчества Достоевского, очевидно, что для писателя важен и интересен не сам феномен безумия, а те глубины духовной жизни, которые оно позволяет обнаружить, и «Двойник» всё (или уже) о том же. Но в определённом смысле господин Голядкин-младший – это не просто символ внутренней раздвоенности героя, возможно, он того же «происхождения», что и более поздний персонаж Достоевского - ночной посетитель Ивана Карамазова, и имеет не психическую, а потустороннюю, мистическую природу.

Другим недостатком считается повторение одних и тех же фраз и то, что все герои повести говорят одинаково, но и здесь есть простое объяснение: повествование хоть и ведётся от третьего лица, но очень «близкого» главному герою. Все события и разговоры представлены нам в преломлении сознания героя, более того, есть все основания предполагать, что в большинстве случаев герой разговаривает сам с собой, не только при общении с двойником, но и с другими персонажами, выдумывая за них ответы. Рассказчик «оставляет» героя только в самом финале повести и последние слова доктора мы слышим так, как они, возможно, и звучат в действительности – с сильным немецким акцентом, которого у Крестьяна Ивановича нет в начале повести. И в то же время ряд героев вполне могут быть отождествлены с потусторонними силами – немецкий врач, в первую очередь.

Поэтому рациональное и однозначное на первый взгляд объяснение происходящего – психическое расстройство Голядкина – становится не очень убедительным или, по крайней мере, не единственно возможным. Грань между воображаемым и действительностью на протяжении всей повести весьма условная, и нет в ней «ясного и недвусмысленного» ответа, кто же такой двойник…