marfic
Оценил книгу

Перед нам широкое абхазское народное полотно. Живое, яркое и заставляющее бродить вместе с автором по горным тропинкам и заходить в гости ко всем родственникам, что живут поблизости и обидятся, если не зайдешь. Иначе нельзя! Да и захочется ли отказаться, если в любом доме тебе предложат дымящуюся мамалыгу с воткнутым в нее копченым сыром, размягченным от ее жара? И стакан домашнего вина, без всяких там сахара-воды? Не чудо ли? Нет, не описать мне того обаяния крестьянской жизни горного села. Уж поверьте, я не склонна идеализировать крестьянскую жизнь: признаюсь, сама я до 12 лет впахивала на сельском огороде/хозяйстве – мама не горюй! И с тех пор у меня стойкая неприязнь к физической работе. Но это не значит, что читать об этой жизни неприятно. Напротив! Помните ту самую бородатую поговорку, о том, что на воду, огонь и работу другого человека можно смотреть бесконечно? Так и здесь, от того что сам ты спокойненько себе лежишь на диване, обложившись продуктами цивилизации и опутанный социальными сетями, читать о физически тяжелой, но такой милой деревенской жизни становится еще приятнее. Немалую роль в моем удовольствии сыграло и то, что я хорошо знаю и страстно люблю горы Кавказа: я была и в волшебной Абхазии, и в теплом Тифлисе, на Эльбрусе и во многих, многих других волшебных уголках Кавказа. Банально, но факт – лучше гор могут быть только горы. Мои восторги лишь отголосок страсти туристов и альпинистов, коих среди моих друзей всегда тьма – горы-то рядом, 200 км! Наверное, каждый ставропольчанин в них хоть раз да побывал. Не знаю, есть ли хоть один, кто остался равнодушен. Я таких не встречала. Впрочем, я, как и Фазиль Искандер, неизбежно отвлеклась на любимый предмет и ушла в сторону от книги.

Кроме бытописаний, коих не так уж много на самом-то деле, книга полна забавных историй и побасенок. Невольно жалеешь, что Фазиль Искандер не твой друг-приятель, который мог бы поведать все эти байки за обильным столом, заставляя восторженно заглядывать в рот тамаде и смеяться до колик от рассказа в лицах. Жаль, ах жаль! Как ни могуч писательский талант автора, а все ж таким байкам самое место в кругу друзей за столом. Как житель Кавказа, подтверждаю - есть среди грузинов, абхазов (миль пардон, что валю в кучу) такие национальные обаятельные рассказчики, с неуловимыми интонациями, хитрецой и озорством, которые умеют разбавить правду своих историй изюм-шоколадом вымысла, подтрунивания над серьезностью читателя и с честолюбивым желанием покорить, обаять, развлечь и впечатлить.Впрочем, не только развлечения для стоило бы их прочесть – как в любой стоящей притче, в этих историях много простой, человеческой мудрости, высмеивающей человеческую низость - изящно, но непреклонно, и, хоть и чуть более прямолинейно, восхваляющей благородство и чистоту иных человеческих порывов. Кстати, личность автора в книге сильна, и по мере вызревания романа, перед тем как его окончательно созревший плод шлепнется в руки читателя, автор станет порой слишком навязчив в своей попытке изменить мир к лучшему. Но разве не прекрасен его призыв: «Дон Кихоты всего мира, по коням!» Честное слово, был бы под рукой конь – вскочила б! Впрочем, как-то нескромно самолично возносить себя в ранг Дон Кихота. Но очень хочется. И очень хочется после этой книги меньше злиться и подличать, стать добрее, мудрее, нежнее, легче и … забавно: более хозяйственной и быстроногой. Читая об абхазских женщинах я невольно думала, что меня, строптивую и ленивую читаку, ни один абхазец бы в жены не взял.

Ну и ладно. Борщ – монополия баб, а я попробую сварганить курицу в ореховой подливке. Как у абхазок не получится, но это не повод сдаваться!