countymayo
Оценил книгу

Жвалевский и Пастернак – профессиональные литераторы, их перу подвластна и дамская романистика, и руководства для пользователей компьютера. Но изначально, по образованию оба они физики, и в центре сюжета как раз физическая проблема: путешествие во времени. Вот что стало первой причиной, по которой я погрузилась с головой в эту, собственно, невзрослую книжку. А вторая причина - эпическая по тону и драматическая по размаху полемика, которую целевая аудитория, дети и подростки, развернули на сайте конкурса "Книгуру". Противники утверждали, что "Время всегда хорошее" - адская попса, а защитники утверждали: пускай попса, зато весело.
Итак, вернемся к нашему обмену временами. Ученица из компьютеризированного будущего «переезжает» в год 1980-й, а советский школьник – в 2018-й. И если до две тысячи восемнадцатого ещё дожить надо, то о восьмидесятом я какое-никакое представление имею.
А авторы книги? Это, скажу я вам, вопро-о-ос.
Сын обкомовца никогда не видел винограда и персиков. На политинформации семиклассникам рассказывают о проститутках. Дикие советские граждане пьют воду непосредственно из-под крана и носят чулки в рубчик. Вот где предел падения - чулки в рубчик. А уж основная коллизия – паренька исключают из пионеров за то, что он угостил одноклассников куличом, – пардон, не есть возможна. До войны - запросто. При Хрущёве, борце нашем с религиозным дурманом, - скорее всего. Но не в восьмидесятые! Тогда пресловутые куличи свободно продавались в булочных под деликатным названием «Кекс “Весенний”». А исключение из пионеров считалось таким беспрецедентным событием, что решалось не на уровне совета дружины. Подымайте выше, до заоблачных высот гороно.
Да и будущее лучезарным не выглядит. Всеобщая компьютеризация достигла таких пределов, что учащиеся потеряли способность говорить друг с другом: сидят бок о бок и переписываются теми самыми SMS-ками. Учителя, спохватившись, решают проблему дедовским способом: лепят в журнал бесконечные двойки за устные ответы. Не знаю, чем провинились педагоги перед А. Жвалевским и Е. Пастернак, но и в минувшем, и в грядущем соавторы из Беларуси считают своим долгом изображать их монстрами, лишёнными представлений об этике. Ладно кулич, его кто-нибудь ретивый мог воспринять как угрозу общественному спокойствию, но устная речь... Навык диалога, эмпатия, культура взаимодействия не восстанавливается оттого, что ввели устные экзамены.
Обе проблемы благополучно разрешаются, и под занавес звучат слова отца:
А я ему [сыну] всё время говорю, что незачем путешествовать. Время всегда хорошее! Мы-то с тобой это точно знаем.

Неужели путешествовать незачем? Неужели любое время хорошее: и грозовой девятнадцатый год, и кровавый тридцать седьмой, и сороковые-роковые? Есть такая пословица: кому война, кому мать родна. Не хочу быть голословной, поэтому процитирую интервью писателей:

А. Жвалевский: А я считаю, что книга о том, что и тогда было хорошо, и сейчас хорошо.
Е. Пастернак: Она так и называется.

Вспомним Некрасова. Великий печальник земли русской подсказывает нам важный вопрос, который во "Времени" незатейливо обойдён: "Кому именно хорошо?" В общем, мои чувства удачно выразил кто-то из школьников-рецензентов конкурса "Книгуру". Синтаксис и пунктуацию сохраняю со всем уважением:

Ещё один автор, который пишет прикольно, но во всем ВРЕТ!!!!!