Читать бесплатно книгу «Поминки по уходящему году» Евгении Черноусовой полностью онлайн — MyBook

Евгения Черноусова
Поминки по уходящему году

«… случившаяся 28 декабря авария на ТЭЦ. В домах Московского района до сих пор холодно. Директор ТЭЦ Александр Севастьянов заявил, что тепло подаётся к домам с 30 числа в полном объёме, и управляющим компаниям следует искать причины в собственных коммуникациях. Мы посетили несколько домов по улице Фестивальной, и, по словам жителей, ни в одном из них дежурная бригада не побывала.

А теперь к криминальным новостям: полицейские задержали подозреваемого в убийстве. В то время, когда мы с вами, кутаясь в шубы, украшаем ёлочку и готовим салат «Оливье», а коммунальщики не спешат ликвидировать свои огрехи, сотрудники правоохранительных органов работают круглосуточно и раскрывают преступления по горячим следам.

В ночь на 31 декабря в городской отдел полиции № 6 обратились жильцы дома по проспекту Жукова с сообщением о том, что на лестничной площадке лежит труп мужчины со следами насильственной смерти.

Сотрудники уголовного розыска опросили всех жильцов дома, установили свидетелей и нашли орудие преступления в одной из квартир. Пытаясь скрыть свою вину, преступник уничтожил отпечатки пальцев и следы крови на предмете, которым был нанесён роковой удар, и подкинул его соседям. Но ему не удалось запутать следствие. Вопреки мнению обывателей, что полиция хватается за первую подвернувшуюся версию, следствие не попыталось задержать невиновного, а скрупулёзно исследовав обнаруженные улики, вышло на след истинного виновника. Буквально через два часа в том же доме задержали подозреваемого. Фигурант признал вину.

В ходе следствия было раскрыто ещё одно преступление. По неподтверждённым пока слухам речь идёт о хищении на сумму два с половиной миллиона рублей.

И о погоде…»

День 1-й. 29 декабря. Гости съезжались в общагу…

Ольга Анатольевна

Вдрызг разругалась с невесткой. Корова яловая, за десять лет брака внука ей не могла родить! Были у Витеньки бабы получше. И что он в ней нашёл? Вот лежит теперь в Гематологическом центре, неродственного донора ждёт.

– И что бы изменилось от того, что я бы родила за эти десять лет, – хриплым сорванным голосом крикнула Вера. – Несовершеннолетние не могут быть донорами!

– Ну, обошли бы как-нибудь закон, – поглядела на неё с презрением Ольга Анатольевна.

– То есть чтобы спасти вашего кровиночку, я должна была бы отдать на запчасти свою кровиночку? – изумлённо спросила Вера. – А я думала, всякие детективы про чёрных трансплантологов – это просто страшилки. А оказывается, моя свекровушка готова пройтись по всей Москве Джеком Потрошителем, чтобы этого потасканного кобеля возродить!

– Как ты смеешь такое говорить о муже!

– А как он смел по бабам ходить все эти десять лет. Да ещё врать вам, что я родить не могу, – равнодушно ответила ей Вера. Похоже, окончательно выдохлась. – Родить-то я могу даже сейчас. Только не от Витьки.

– Что, несовместимость? – тоже спокойно поинтересовалась свекровь.

– Да нет, азооспермия.

– Ты врёшь! Этого не может быть! У него был ребёнок!

– Да ну! Мальчик или девочка? Где это сокровище князей Редькиных? Что же у одра благородного отца не рыдает? А баба Оля с рук не спускала, подарками задаривала, – откровенно издевалась над свекровью Вера.

– Да! Лялечкин ребёнок! Он нас спасёт! Я немедленно выезжаю в Ефимовск!

Ольга Анатольевна хрястнула дверью. Прислушиваясь к тому, как собираясь, свекровь швыряет вещи, Вера молитвенно подняла глаза к пололку: «Господи! Неужели уедет? Неужели впервые за десять лет я проведу Новый год без нервотрёпки? Встречаешь с подругами – этот кобель лезет им под юбки; узким семейным кругом – свекровушка язвит и зудит; если эту суку старую чёрт унесёт, так Витя норовит сбежать к какой-нибудь очередной своей шлюхе. А теперь и Витя на приколе, и мать его… да мать вашу! Нет, когда я, наконец, созрела для расставания, он заболел. И теперь порядочность… нет, не буду врать себе, просто правила приличия не позволяют их разогнать к чёртовой матери! Ну, хоть Новый год проведу в покое! Никуда не пойду: ни к друзьям, ни в ресторан! Две бутылки шампанского и коробку ассорти… и мандарины! Упьюсь в хлам шипучкой!»

Когда входная дверь захлопнулась, Вера почувствовала восторг. А ещё какое-то неудобство. Ну что, что не так?

Только к вечеру в своих чувствах разобралась. Ясно же, свекруха двинется как танк в поисках донора для своей кровиночки. Эта мерзкая тварь ворвётся в чужую семью и разрушит её как ураган! В стерильности мужа Вера не сомневалась, четыре года назад она заставила его пройти обследование после того, как досконально обследовалась сама. Но для матери это не аргумент: как яро она отрицала в своё время беременность девушки, которая желала окрутить этого ефимовского козла, так же неистово она теперь будет настаивать на отцовстве Витьки, когда донор потребовался. Ничего, конечно, не подтвердится, но у ребёнка наверняка есть официальный отец; возможно, он считает его родным. И вот она, бабушка: «Целуйте меня, я с поезда!» Ефимовск – городок небольшой, эта Санта-Барбара станет известна всем. Бедный, бедный ребёнок!

Потом подумала: а что Новый год? Через три дня? Пусть для меня он наступит раньше! Уйму-ка я голос совести! И откупорила шампанское. Через пару часов очнулась от крика политических экспертов и неприятной тяжести в желудке. Нажала на пульт и поползла в спальню.

Утром встала в одиннадцатом часу. Охнула, взглянув на отражённые в зеркале опухшее лицо и волосы сосульками, и закрылась в ванной. Только через час взялась за телефон и обнаружила кучу не отвеченных звонков. Из клиники. Витя! Вот вчера злилась, что правила приличия не позволяют ей расстаться… а теперь всё бы отдала, чтобы это было только сном. Проревевшись, взялась за телефон. Свекровь недоступна. Тётке позвонила. Та заохала, обещала что надо в церкви заказать, продиктовала телефон ритуальной службы. На работу Витину сообщила. Выразили сочувствие, предложили помощь. Подружкам двум позвонила, попросила остальных оповестить. Периодически свекровь набирала, она всё ещё оставалась недоступна. Только к вечеру в клинике получила Витин телефон, и там нашла пару ефимовских номеров. Позвонила по ним. Они и Витю-то с трудом вспомнили, но посочувствовали, обещали Ольгу Анатольевну поискать.

Игорь

– Вот ведь кому везёт, тому всегда везёт, – врываясь в дом, воскликнула жена. – Тётка твоя богатенькая… нет, ты слышал? Наследство получила!

– Это какая тётка, Вика, что ли?

– Ну да! А что, у тебя ещё тётки есть?

– Ну, есть, наверное, но мать только с этой не ссорится, она больная и бездетная, вдруг от неё наследство обломится…

– Слушай, так может, получится в это наследство влезть? Расспроси мать, как там что.

– А ты чего ж сама не узнала?

– Стала бы твоя мамаша мне что-то рассказывать! Если нужен кто ей, сладка до приторности. А со мной она только матом. Убила бы интриганку старую!

Игорь, конечно, ей попенял, что нельзя так о матери. Но в глубине души согласился: мать – зараза ещё та. Позвонил сам. Спросил. Мать нудно стала объяснять родственные связи. Тётю Таню ту покойную Игорь знал чуть ли не лучше Вики, когда они в Ефимовске жили. Мать частенько подкидывала его одинокой соседке. Оказывается, роднёй они не были. Вика – та да, матери она двоюродная сестра, хоть и моложе её лет на двадцать, матери их – сёстры родные. А тётя Таня Вике по отцу сестра двоюродная. На неё она завещание оставила. Собственно, а чему там наследовать? Была она библиотекарем, зарплатка копеечная, дом её был неблагоустроенный, на три семьи. Помнится, печку они топили, когда приходили из библиотеки, где Игорь после продлёнки отсиживался в ожидании конца рабочего дня. Ещё, помнится, одноклассница Юлька там в читальном зале отиралась, её мать тоже библиотекарем была. Одно время тётя Таня их обоих домой вела… кстати, а почему? Кажется, мать Юлькина в больнице лежала… или уезжала куда? Да, Игоря-то вечером мать забирала, а Юлька оставалась. Наверное, добрая тётя Таня была, мать ведь ей не платила за пригляд. Надо сказать, довольно скучно у неё было. На работе книги, дома книги. Дома были и новые книги, но, в основном, старые. Обложки такие пятнистые мрачные, типа обоями поклеенные. Дешёвка. С внутренней стороны обложки квадратик такой с ятями и ерами «Из книг кн. А. Ишеева». Часы настенные мрачные, били так громко. Фигурки какие-то пыльные. Посуда ещё древняя. Супница запомнилась. Такая фарфоровая овальная кастрюля с витыми ручками, фигурной крышкой и на блюде. Причём блюдо неразъёмное с дном кастрюли. Это тётя Таня говорила, что супница, а сама-то в ней катушки и мотки для вязания хранила. Но, говорят, старина сейчас в цене. И, кстати, … надо погуглить. Ой, да ни фига себе! Снова мать набрал. Она отозвалась уже с недовольством. Спросил, что же такое ценное унаследовала Вичка, если квартирка маленькая да в неблагоустроенном домишке. На счету миллион?

– Вспомнила старушка свадьбу, – фыркнула она в ответ. – Когда это она в неблагоустроенном жила! Танька-то, как на пенсию вышла, из Ефимовска уехала. Её дом историческим признали и стали жильцов расселять. Музей там уж лет десять как. А она взяла деньгами и в областном центре квартирку купила. Так что Вике нехилый кусок достался. В Новогорске однокомнатная квартира миллиона два стоит!

Он взволнованно походил, потом решился и набрал Вику. Она отозвалась как всегда весело, хотя, как оказалось, в больнице лежала:

– Ты, Игорёк, от моих щедрот ничего не ожидай. Я на медицину трачу больше, чем ты на баб.

– Да что ты, Вичка. Я так… мы с женой планировали в большой город переехать. Вот, думал прицениться, сколько квартирка стоит.

– Ну, Танина не из дорогих. Это общежитие.

– Что, комната?

– Нет, квартира. Но коридорного типа.

– И за сколько ты её планируешь продать?

– Не знаю ещё. Я собиралась съездить туда. Тридцатого сорок дней, соседи соберутся. Но не получилось.

– Вика, а нельзя на неё взглянуть? Я завтра в Новогорске буду.

– Да пожалуйста! Там чудесные соседи, они тебе всё покажут и расскажут. Но, сам понимаешь, в наследство я вступлю только через полгода. И стоимость квартиры будет такой, какие на рынке установлены. Адрес сейчас скину.

Жена смотрела вопросительно, но молчала. Он раздражённо сказал:

– Ну, что глядишь? Могу я съездить развеяться, если наследство мне не светит?

Дмитрий

– Девушка, не подскажете, где тут сумасшедший дом?

Маленькая пухленькая тётенька, к которой Дмитрий обратился, дёрнулась. Вместе с ней дёрнулись набитые продуктами пакеты в её руке. Ручка одного оторвалась, и в снежно-песчаное месиво на тротуаре плюхнулась курица и ещё какое-то целлофановое полено.

– Ну, гадство, – всхлипнула тётенька и перехватила пакет в две руки. Пакет стал расползаться и упал на тротуар, оставив в её руках тоненький обрывок.

Дмитрий прижал автомобиль к тротуару и вылез помогать. Поднял, придерживая за дно, оборвавшийся пакет, огляделся и приткнул его к стволу дерева. Запачкав окончательно руки о курицу и целлофановое полено, оказавшееся смёрзшимися рыбинами, положил их сверху и пробормотав: «Сейчас пакеты принесу», кинулся к ларькам у автобусной остановки. Когда вернулся, тётенька, стоящая к нему спиной, вытирала руки салфетками, которые подавал ей Ванька, бросивший машину и даже не закрывший дверцу. Рявкнув на Ваньку: «В машину, живо!», он расправил первый пакет, сунул ей в руки и стал укладывать в него продукты. Оставшиеся сложил во второй пакет и оглянулся в поисках урны, чтобы выкинуть рваный пакет. Ванька, и не подумавший вернуться в машину, взял у него из рук ношу и протянул пачку с салфетками. Потом забрал оставшиеся пакеты из рук тётеньки, дав ей возможность достать из сумки упорно названивающий телефон.

– Алло… да. Мне сейчас не очень удобно разговаривать… да знаете, стою, можно сказать, на четвереньках на проспекте Жукова. Сумка порвалась, продукты в грязь попадали. Да, учителя, как и все люди, в свой выходной отовариваются в магазинах. И поминки у них бывают, нечасто, к счастью. Вы, наверное, биатлон смотрите? Если можете перезвонить через две рекламные паузы, я дойду за это время до дома и с удовольствием с вами пообщаюсь, – тётенька, оказавшаяся не слишком привлекательной и полноватой, но довольно молодой девушкой, сунула во внешний кармашек сумки телефон и сказала, обращаясь к Дмитрию. – Спасибо, добрый человек. Вы психоневрологический пансионат спрашивали? Если по прямой, то тут минут десять ходу. Вон, за деревьями, видите серое здание? Но на машине, наверное, вам долго придётся добираться. Не знаю, где вы сможете развернуться. Этот сквер, он посередине улицы. Когда удастся развернуться, не пропустите поворот. Там одностороннее движение, стрелка такая на нашу развилку указывает.

– Там где-то рядом общежитие. Сестрица моя туда в гости должна приехать…

Девушка уставилась на него. Потом перевела взгляд на Ваньку:

– Господи! Неужели Юлька? Юлька Землянская?

– Как вы догадались?

– Вы все очень похожи. Господи, Юлька! Первая хорошая новость за этот гадский год!

Его необщительный сын, преданно глядя на девушку, сказал:

– А давайте мы вас довезём! А вы нам дорогу покажете!

– Да не знаю я, где сворачивать. Но ладно, поехали, – засмеялась она.

И они поехали. Пока удалялись от торгового пятачка, с которого они её подобрали, девушка, представившаяся Людмилой Павловной, скороговоркой объясняла особенности рельефа этой местности: через дорогу напротив торгового пятачка – подковообразный холм, носящий в народе название «Нашлёпка». В далёкие послевоенные времена в этом зелёном пригороде был построен противотуберкулёзный санаторий. Проспект Жукова был тогда трассой Новогорск-Уремовск. Само здание санатория было построено в центре внутренней части этой подковы, а перед ним был разбит парк. Город рос, вдоль дороги строились жилые дома, и даже на Нашлёпке стали строить пятиэтажки. В нулевых ещё две девятиэтажки на верхушке возвели. В конце восьмидесятых стало понятно, что санаторию здесь не место. И его закрыли. А поскольку для психоневрологического пансионата здание было великовато, город переделал верхний этаж под семейное общежитие для бюджетников. Оставить парк для полсотни психов и трёх-четырёх десятков бюджетников и членов их семей – не жирно ли будет? И построить банк, торговый центр или жилой комплекс вместо зелёной зоны в свете актуальности экологической темы тоже не комильфо. Вот и перенесли ограду к зданию, проведя по внутреннему контуру «подковы»

Бесплатно

4.62 
(13 оценок)

Читать книгу: «Поминки по уходящему году»

Установите приложение, чтобы читать эту книгу бесплатно

На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Поминки по уходящему году», автора Евгении Черноусовой. Данная книга имеет возрастное ограничение 16+, относится к жанрам: «Современные детективы», «Остросюжетные любовные романы». Произведение затрагивает такие темы, как «сильные слабые женщины», «провинциальный детектив». Книга «Поминки по уходящему году» была написана в я 20 и издана в 2021 году. Приятного чтения!