Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
121 печ. страниц
2019 год
18+
5

Любовные игры и сказки любви
Евгений Журавлев

Жизнь дана, чтобы плоть не скучала,

Чтобы страсть не сходила с лица.

У любви я не видел начала

И уже не увижу конца…


© Евгений Журавлев, 2019

ISBN 978-5-4496-6010-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Об авторе


Евгений Журавлев родился в 1958 году в городе Котлас Архангельской области, а умер в 2018 году. Остались рукописи его стихов, посвящённых самым разным женщинам, жизни и смерти. Его стихи пронзительно эмоциональны, чувственны, музыкальны и очень кинематографичны.

Евгений закончил ВГИК – Всесоюзный государственный институт кинематографии и многие годы работал организатором кинопроизводства в творческом объединении «Экран». В 90-е годы создал Творческий центр «Манёвр», который занимался производством рекламных роликов и документальных фильмов.

Кино – это ещё одна большая любовь Евгения, как и поэзия, как женщина. Он был настолько увлечён творчеством и любовью, что не заметил как сердце стало давать сбой. Совсем как в его стихах… Он очень хотел, чтобы его стихи были прочитаны, нашли отклик в сердцах других. И я думаю, что так и произойдёт. И следующими будут изданы его другие сборники – «Не знаю, как её назвать», «Моё кино» и «24 кадра в секунду» – стихи, написанные незадолго до смерти, которую он предчувствовал, но о которой он совсем не хотел думать.

Лариса Тактаева (вдова)

Любовные игры

Любовь на полу

 
Один поцелуй,
А следом – второй;
Любовь на полу
Казалась игрой.
 
 
Ещё поцелуй
И слились тела;
Любовь на полу
Меня увлекла.
 
 
Какой поцелуй?
Потерян им счёт…
Любви на полу
Хотелось ещё.
 
 
Опять поцелуй,
Слияние тел;
Любви на полу
Я уже не хотел.
 
 
Я твой поцелуй
Едва пригубил;
Любовь на полу
Среди сора забыл.
 

«Темнота её подъезда…»

 
Темнота её подъезда…
Зимних сумерек тоска…
Я нашёл губами место,
То, которое искал.
 
 
Отгоняя скуку буден,
Как и тысячи мужчин,
Тискал я тугие груди
Как послушный пластилин.
 
 
Среди кухонного чада
Из-под запертых дверей,
Моя плоть, казалось, рада
Встрече с кожею твоей.
 
 
Храбр от первой рюмки водки,
Что глотнул в кругу ребят,
Я дешёвые колготки
Молча стягивал с тебя.
 
 
В темноте, что было дальше,
Я не вспомню до сих пор;
Знаю: было всё без фальши.
Только юность и задор.
 
 
Из квартиры кто-то вышел…
Жаль, на нашем этаже;
Мы метнулись словно мыши,
Чтоб не встретиться уже.
 

Маски

 
Рот свой густо намажешь помадой,
Тени около глаз наведёшь,
Красоте нарисованной рада,
Ты на грязную улицу рядом
Продавать свою маску пойдёшь.
 
 
Извергая фальшивые стоны,
Неестественно часто дыша,
Глаз ничьих не увидишь влюблённых,
И в полученных мятых «зелёных»
Для души не найдётся гроша.
 
 
Будет бить тебя маленький Хачик,
И ломать деревенский Иван.
Вспомнишь ты с истерическим плачем
Как влюблённый веснушчатый мальчик
И без грима тебя целовал.
 
 
Смыв с лица безобразные маски,
Бросив в урну для губ карандаш,
На бульвар, словно фея из сказки,
Ты войдёшь. Только чистые глазки
Здесь за ломаный грош не продашь.
 

«Эта надпись на заборе…»

 
Эта надпись на заборе
Не даёт покоя мне,
Вновь её увидел вскоре
В нашем доме, на стене.
 
 
Среди множества ругательств
Я нашёл слова свои;
В них одно из доказательств
Человеческой любви.
 
 
Ни рисунки гениталий,
Ни короткие слова
Этих слов не оскверняли,
Были просто как канва.
 
 
Посреди словечек гнусных,
На поверхности стены,
Мне казалось, так искусно
Те слова нанесены.
 
 
Но приходит время истин:
Мастер выпишет наряд,
И маляр посредством кисти
Охрою замажет мат.
 
 
От малярной кисти стены
Станут словно чистый лист,
Только слов моих нетленных
Не коснётся эта кисть.
 
 
И среди блестящей краски,
Веселя глаза свои,
Я читаю как из сказки
Лишь три слова о любви!
 

Крановщик

 
Мы распили литр перцовки,
Согреваясь средь зимы,
И на старенькой спецовке,
В покосившейся бытовке
Занялись любовью мы.
Капли мелкие раствора
На лице и на руках…
Вспомнил я как у забора,
Торопясь, без разговора,
Целовал тебя впотьмах.
 
 
Отбиваясь, полной кистью
Ты мазнула по руке.
Я – нормальный, я – не мистик,
Но никак мне не отчистить
Этот след на пиджаке.
 
 
И моя душа запала
На тебя, и с этих пор
Плоть моя тебя искала
Там, где кисть твоя махала,
Где готовился раствор.
И когда от водки с перцем
Кровь вдруг стала горяча,
Я к тебе с открытым сердцем,
Притворив у печки дверцу,
Повалился на топчан.
 
 
Ты кричала «майна», «вира»,
Я пахал крановщиком;
Без поддержки бригадира
Мы застроили полмира
С недоделками притом.
 
 
Мы любовные проделки
И не думали кончать,
Но мешают недоделки:
Брак и в кладке, и в побелке,
Недостаток кирпича.
 
 
Поменял я в корне вкусы:
Хватит шляться дураком!
И пошёл с утра на курсы,
Чтоб среди юнцов безусых
Лучшим стать крановщиком.
 
Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг
5