Книга недоступна
4,0
5 читателей оценили
199 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Это мое»

  1. bookeanarium
    Оценил книгу

    Много ли известно об авторе современнойгосударственной российской символики, бывшем главном архитекторе Эрмитажа? Теперь о нём есть целая книга, автобиография. И она по-своему уникальна. В отличие от тех, кто тоже писал про ГУЛаг и блокаду Ленинграда, здесь нет надрыва и страдательного залога.

    С каким-то практически буддистским спокойствием Ухналёв пишет «меня же посадили прямо со школьной скамьи», «в жизни я голодал, пожалуй, одиннадцать лет подряд», про морозы под пятьдесят четыре градуса, «основным средством лечения был йод» и другие вещи – без оценочности, только факты. Хотя и рассказывается про абсурдные детали обвинения по политической статье – дескать, собирались прорыть подкоп из Ленинграда в Москву с целью покушения на Сталина, хотя и упоминается про странное совпадение – из-за ошибки почтовой службы узнал об отбывающем наказание в соседнем лагере отце, но нет абсолютно никакой агрессии или жалобы.

    Напротив, постоянно находятся поводы рассказать о мелких и крупных удачах и счастливых стечениях обстоятельств. То знакомый распорядится сменить работу в шахте на более лёгкую, почти синекуру, то предоставится ещё лучшая возможность, а то и вовсе двадцатипятилетний срок сократят более чем вдвое. И совершенно фантастическим выглядит история про устройство на работу в Эрмитаж: после лагеря, без высшего (или среднего профессионального) образования, прямо с улицы – и сразу же на должность главного архитектора.

    Про Эрмитаж отдельные интересные детали: о шестидесяти четырёх килограммах золота, ушедших на покрытие «сусалицыным» одного только зала, пострадавшего во время войны. И поясняет про сусальное золото: принято считать, что это бросовая отделка, а ведь в основе – золото высочайшей пробы. Другой интересный этап – создание эскиза российского герба и других государственных знаков, обсуждение шло нешуточное. Одни критиковали форму – «круг сейчас уже не моден, сейчас в моду входит треугольник», другие – содержание – «потом разберёмся», третьи были готовы поторговаться, но принять любой флаг, лишь бы прошёл нужный гимн.

    Рассказывая о воспоминаниях, Ухналёв приходит к выводу, что история – предмет, который никогда никого ничему не учит. Но ценность свою история от этого не теряет; наоборот – появляется новая грань, освещается новая сторона.

    «Самое удивительное, что меня ни секунды не распирало от гордости за то, что я сделал государственный герб, не было никаких переживаний, стрессов и так далее. Я к этому отнесся просто как к работе. Мне только было приятно, что с помощью моего герба отвергались все эти серпасто-молоткастые штуки. И злорадства не было: дескать, вы меня сажали, а я вам вот так ответил. Я по складу характера человек немстительный и незлопамятный».
  2. Natik83
    Оценил книгу

    Ко мне книга попала случайно, я просто листала её и меня привлекли работы Евгения Ухналева, ну а потом и текст. Работы очень необычны, я никогда таких не видела и не знаю как правильно оценивать. Книгу тоже прочла, получилось быстро. Она построена как диалог с автором. Диалог в котором ты не участвуешь , но полное ощущение , что задаёшь вопросы и именно на них отвечает автор. Книга написана без надрыва. Обычно такие истории даже читать страшно, а уж как пережить , не представляю. А здесь уже начало оставляет желать лучшего... В 17 лет Евгений Ухналев оказался во внутренней тюрьме НКВД. Там ему объяснили, что он занимался антисоветской пропагандой, пытался готовить теракт, планировал диверсии, хранил оружие. И все это в банде. За это полагалась высшая мера, но смертную казнь отмерили и ему дали 25 лет. А дальше его история. Спокойная история жизни в лагерях и после...

  3. Zurzmansor
    Оценил книгу

    Язык повествования такой, что представляется, будто автор беседует, сидя рядом с тобой.
    Пока единственный из авторов, кто годы лагерей вспоминает без особого драматизма - совершенно нетипично для воспоминаний о пережитом.
    Книга понравилась, но перечитывать не буду - "нет нерва", как упоминает сам автор одно из свойств, которое обязательно должно быть в картинах.

  1. И ужасно неприятный народ. Для меня, как ни странно, это ощущение осталось на всю жизнь.
    18 апреля 2018
  2. Урал – это страшные люди, какие-то генетически жестокие. И они сами не понимали этого, им такое в голову не приходило. Они так живут, они такие и есть.
    18 апреля 2018
  3. В Свердловске все было серо, нище и голодно. Кажется, там всегда так жили, никогда не было иначе. Мне показалось, что с войной там ничего не изменилось – как было, так и осталось. Это можно было понять по каким-то косвенным деталям. Например, та часть Свердловска, в которой мы жили потом, после возвращения, – маленькие деревянные домики. Это была важная часть города, там располагался так называемый ВИЗ – Верх-Исетский металлургический завод. Очень старый завод, еще дореволюционный, демидовских времен. Он занимал гигантскую территорию на каких-то прудах. А вокруг раскинулась деревянная часть города, очень большая, вероятно, она занимала четверть городской площади, а ведь там был еще и гигантский Уралмаш. У каждого домика был свой огородик, и не потому, что война, а потому, что они всегда жили огородиками.
    18 апреля 2018