Читать книгу «О чём поёт государство» онлайн полностью📖 — Евгения Крушельницкого — MyBook.

Какие они бывают

Гимн часто выражает самоощущение нации: кто-то славит вождя, марширует и воюет с врагами, а кто-то молится или просто поднимает бокал и произносит патриотическую речь.

Датский королевский гимн «Король Кристиан стоял у высокой мачты», написанный в 1780 г., воспевал боевые качества монарха:

 
Король Кристиан стоял у высокой мачты
Средь дыма и мглы;
И меч его быстрый в битве горячей
Шлемы готов крушил, черепа.
 

Британский «Боже, храни короля» – это молитва о благополучии главы государства. Пример оказался заразительным, и гимн или только музыку в своё время использовали около двух десятков стран. Пели его и немцы, и швейцарцы, и американцы. Постепенно многие обзавелись собственной музыкой, но в Лихтенштейне, например, мелодия старого гимна звучит и сегодня. А в Канаде, Австралии и Новой Зеландии его используют как королевский.

Впрочем, молитва молитве рознь. В южноафриканской Республике Малави молятся так: «Боже, благослови нашу землю Малави, держи его землю в мире». И не забывают добавить: «Нашли на каждого врага голод, болезни, зависть». Потому что эта «земля чести, плодородная, храбрая и бесплатная».

Швейцарцы, в отличие от них, ни о чём Господа не просят, а просто славят Его:

 
Когда Ты восходишь с утренней зарёй,
я вижу Тебя в море лучей,
Тебя, о возвышенный, великолепный!
Когда краснеет хребет Альп,
молитесь, свободные швейцарцы, молитесь!
 

Часто гимн рассчитан на воинственно-патриотическое настроение. Под «Песню немцев» со словами «Германия превыше всего» хорошо маршировать. Изначально в ней ничего националистического не было, но история наполнила песню таким смыслом, что в конце концов пришлось оставить всего один куплет. Примечательно, что Республике Науру с её населением 12 тысяч то же самое сходит с рук: «И мы радуемся, говоря: «Науру превыше всего!» Разница в том, что маленькую страну в далёкой Океании никто всерьёз не воспринимает.

Тип революционных гимнов олицетворяет французская «Марсельеза». Маршировать можно и под неё, потому что она написана как «Военный марш Рейнской армии», по конкретному поводу, и мало похожа на гимн. Там много всяких деталей, что противоречит требованиям жанра, но это не помешало песне стать одной из самых известных в мире.

Накал эмоций понятен: многие гимны были написаны во время войн, революций, отсюда и слова соответствующие. Если «Марсельеза» воплотила в себе настроения баррикад, то «Звездно-полосатое знамя» написано в ответ на бомбардировку англичанами американского форта. «Песня немцев» провозглашала «единство, право и свободу» – идеи, возникшие после поражения Германии в войне с Наполеоном. В годы борьбы турецкого народа с соседями был создан патриотический «Марш независимости», а китайский «Марш добровольцев» написан, когда на страну наступали японцы.

В результате нередко получалось произведение, наполненное угрозами и восклицательными знаками в адрес врагов: «Франция! Вот и настал день расплаты!» – предупреждают алжирцы, которые боролись за независимость. С врагами давно помирились, но песни прежние. «Торопитесь в битву, люди Баямо, за Отчизну», до сих пор поют кубинцы гимн, который когда-то звал на бой с Мексикой. Доставалось и испанцам, и поэтому кое-кому приходилось свои гимны приглаживать, убирая слишком резкие заявления.

Часто патриотического вдохновения хватало на длинную оду или же не менее затяжной перечень исторических свершений, как нидерландская «Песня Вильгельма». Дослушать её до конца – серьёзное испытание, и потому оставили всего два куплета, из которых уже непонятно, о чём речь. Но два – это ещё ничего. Случалось и так, что от слов оставался всего один куплет, как это было с «Песней немцев». Зато некоторые тексты оставались на века («Ещё Польша не погибла»), вдохновляя даже соседей: похожие песни пели и в Словакии, и в Болгарии, и на Украине.

Гимн – подходящее место, где можно сформулировать такую серьёзную идею, как национальная. В этих песнях звучат не только любовь к родине или свободе, но надежда, что народ займёт достойное место в мире. Когда создавался государственный гимн Соединенных Штатов, где пелось о «земле свободы и родине храбрецов», уже вызревала «американская мечта» – мечта о стране, где «жизнь каждого человека будет лучше, богаче и полнее, где у каждого будет возможность получить то, чего он заслуживает». Далеки были и французы от идеалов свободы, равенства и братства, когда звучала «Марсельезу». Смутными представлялись индийцам контуры великого независимого государства, когда они запели свою «Душа народа», славя Всемогущего, который поможет всем найти счастье.

В этом ряду выделяются гимны, где люди ни с кем не воюют, ни с чем не борются и даже никуда особенно не стремятся, а просто радуются тому, что есть. Как поёт известная рок-группа:

 
Еду я на родину,
Пусть кричат – уродина,
А она нам нравится,
Хоть и не красавица.
 

Конечно, для патриотов своя страна – лучше всех. И они просят Бога благословить свою страну:

 
Где цветут дочери Латвии,
Где поют сыновья Латвии,
Позволь нам там в счастье танцевать,
В нашей Латвии!
 

Финны ничего не просят и поют совсем о другом:

 
Наш бедный край угрюм и сер,
Но нам узоры гор и шхер —
Отрада, слаще всех отрад,
Неоценённый клад.
 

Слова были написаны ещё тогда, когда их жизнью руководила Россия, и такая терпеливая самодостаточность выделяет этот народ на общем фоне.

Гимн обычно поют на национальном или наиболее распространённом языке страны. Там, где официальных языков несколько, столько же и версий гимна, не обязательно похожих друг на друга. Так, «Швейцарский псалом» имеет четыре текста на каждом из четырех языков страны.

Часто языки совмещают. Например, в гимне «Бог защитит Новую Зеландию», первый куплет поют на языке маори, а второй – на английском, и оба текста самостоятельны. Южноафриканцам сложнее: там одиннадцать официальных языков. Но тоже нашли выход из положения.

Мелодии возникают по-разному. Нередко помогает народная музыка или полюбившаяся мелодия. Гимн США, например, написан на мотив «Песни анакреонитов» – популярной в конце XVIII в. застольной песни. В Словении даже текст гимна умудрились изготовить в форме рюмок. А всеафриканский гимн «Боже, благослови Африку» написан в традициях народной музыки. Так что хоть гимнотворчество – жанр серьёзный, эксперименты не только возможны, но нередко и успешны.

Если в грузинской «Свободе» использовали музыку сразу из двух опер, и это мало кого смущает в стране, где любят петь, то в Микронезии за основу взяли немецкую студенческую песню, не грех исполнить её и под гитару.

Бывает, что песня становится гимном сама собой, без помощи чиновников. Так и произошло в Великобритании, её гимн ни в какой конституции не записан. Там, кстати, и конституции-то нет. Вернее, на бумаге нет, что совсем не мешает каждому гражданину хорошо знать свои права и обязанности. А где-то долгая процедура утверждения длится десятилетиями, хоть качество песни от этого не меняется. Зато может меняться сама песня. Россия менее чем двести лет шесть раз полностью или частично меняла свой гимн. Соперничать с нами может только Афганистан, тоже с таким же количеством перемен. Некоторые даже усматривают в частой смене государственного символа шаткость национальной идеи.

Как их слушают

В России гимн слушают стоя, без головных уборов. Люди в военной форме вне строя отдают честь, в строю – по стойке «смирно». Гражданские могут возложить правую руку на сердце, хотя это и не обязательно. Да и случается нечасто. А вот в Таиланде придётся бросать дела дважды в день, когда из громкоговорителей и с экранов телевизоров звучит гимн. Тем, кто за рулём, удаётся это требование игнорировать. Но и тут можно навести порядок: власти попытались принять закон, согласно которому в такой ситуации нужно остановиться, проявив тем самым уважение к государственному символу. Говорят, что затея не удалась, но сама мысль примечательна. Гражданам Мьянмы легче: их гимн, как уже говорилось, исполняют сидя. Потом певец по традиции обязан поклониться в знак уважения к стране и её народу.

В Северной Корее исполнять гимн без соответствующих чувств – весьма чревато. Поэтому все, несмотря на сомнительный вокал, очень стараются. Самым примерным удается даже всплакнуть.

В США более популярен ритуал «Клятвы верности флагу», которая звучит не только на официальных мероприятиях, но и в школах и даже детсадах. Дети повторяют: «Я клянусь в верности флагу Соединённых Штатов Америки и республике, которую он символизирует, одной нации под Богом, неделимой, со свободой и справедливостью для всех». При этом нужно стоять, положив правую руку на сердце и смотреть на флаг. До 1942 г. при словах о флаге руку следовало выбросить вперёд и вверх, и так держать до конца клятвы. Жест назывался «салютом Беллами» по имени социалиста Фрэнсиса Беллами, который это всё придумал в 1892 г., к торжествам по случаю 400-летия открытия Америки. Но поскольку такой салют сильно смахивал на нацистское приветствие, в ритуал внесли коррективы.

Если флага нет, а звучит только музыка – смотреть надо туда, откуда она исходит. Детали процедуры зависят от штата. Где-то это происходит ежедневно, где-то – раз в неделю или ещё реже. Слова о Боге вызвали нешуточные возражения от атеистов, усмотревших в этом покушение на свои права. Дело дошло до Верховного суда, и в результате каждый штат решает этот вопрос по-своему.

В Канаде никаких указаний, как граждане должны слушать гимн, нет (кстати, их там два). А в Японии даже за неуважение к гимну никого не наказывают. Наверное, потому, что его действительно не очень уважают: одни считают милитаристским, другие – монархическим, а кому-то он кажется и вовсе неконституционным. В результате не только школьники, но и учителя отказываются вставать при его исполнении или нарочито громко выкрикивают слова, демонстрируя пренебрежение. И хоть министерство образования рекомендовало использовать государственный гимн во время официальных школьных церемоний, часто предпочитают обходиться без него или включают всего на несколько секунд, хоть он и так самый короткий в мире.

Попробовали бы такое проделать в Анголе, где неуважение к гимну – государственное преступление. Его изучают в школе, а на госслужбу принимают только после сдачи экзамена на знание гимна. Уж не будем говорить про Бангладеш, где не только за отказ встать и отдать честь, но и за неправильное исполнение музыки – к примеру, слишком громкое или слишком тихое – могут надеть наручники и обвинить в государственной измене. С очень серьёзными последствиями.

Во многих странах, включив радио или телевизор, можно услышать гимн страны дважды, утром и вечером, как скажем, в Колумбии или Таиланде. В Танзании, например, школьники его поют каждый день перед началом занятий. А если глава государства решит провести вечер в театре или кино, то по этому поводу перед началом зрелища тоже может грянуть гимн. Впрочем, зачем далеко ходить: в Советском Союзе именно гимном начинался и заканчивался каждый день.

Бесплатно

0 
(0 оценок)

О чём поёт государство

Установите приложение, чтобы читать эту книгу бесплатно