Отзывы на книгу «Александр Градский. The ГОЛОС, или «Насравший в вечность»»

2 отзыва
feny
Оценил книгу
Талант, как правило, не облагораживает своего носителя. Поэтому подробности биографий социально значимых персон потребителям лучше не знать, дабы чувство изящного не тревожить очевидным отсутствием адекватности дарования сути человеческой.

Пусть автор и предваряет свой рассказ приведенной мною цитатой, предуведомляя читателя, что к персоне Александра Градского это не имеет отношения, – позволю себе не согласиться. Несмотря на громадный талант АБГ (с чем полностью согласна) – ничто человеческое ему не чуждо и в этом ряду он не является исключением, а лишь подтверждает общее правило. Категоричность и апломб ГГ зашкаливают, хотя не признать, что это часто обосновано, не могу.

Мне видится нормальной ситуация, когда автор любой биографии относится с благосклонностью к изображаемой личности, - ведь часто исследование потому и пишется, что человек ему симпатичен.
В отношении Додолева к Градскому есть еще один нюанс, - рассказывать приходится о близком знакомом, ныне здравствующем, что наложило свой отпечаток на текст. Книга написана с явной оглядкой на своего героя и даже больше. Любое мнение, высказанное об АБГ третьими лицами, комментируется Градским, сопровождаясь его собственной трактовкой. Еще в рукописи книга была просмотрена главным героем. Как далеко пошел произвол АБГ, - ограничился ли цензор только комментариями или было иное, остается только догадываться. Добавлю, в финале подобные намеки отрицаются самим Градским (многие верят (с):))))). Но тогда вопрос: зачем вообще это делалось? – повисает в воздухе.

xramofff
Оценил книгу

После прочтения книги осталось у меня о герое довольно странное впечатление. Этакий барин, который, прямо как Н. С. Михалков, восседает на троне своих прежних заслуг и сверху на нас, смертных, поплёвывает.
Пишет человек книжку, поглядывая подобострастно на барина, а он в него пальцем тычет: "Нет! Не так! Ну и что, что очевидцы говорят так, а я говорю, что не так! Тебе кто больше важен?" И книжка в результате разъезжается - вроде правда, вроде воспоминания очевидцев, а приходит барин и исправляет всё на правду собственную.
Лучше бы, действительно, написал сам свои мемуары, ведь и человек интересный, и жизнь интересная, а так получился один сплошной приторный дифирамб. "Насравший в вечность", говорите? Ну ок.