4,1
228 читателей оценили
363 печ. страниц
2017 год
5

Ева Никольская
Свобода на троих
Роман

© Е. Никольская, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Пролог

Он сидел в большом каменном кресле на ступенчатом возвышении, перекатывал в пальцах металлический шар и задумчиво взирал на спящую девушку, образ которой сохранило большое напольное зеркало, стоявшее напротив. Массивная рама в виде переплетенных змей делала отражение похожим на картину. Хрупкая фигурка иномирной гостьи утопала в нежном шелке драпировок, золотым ворохом окутавших плиту источника. Одна стройная ножка Зои была согнута, ладонь подложена под щеку, а пепельно-русые локоны в приятном глазу беспорядке рассыпались по каменной «постели». Если бы красноглазая псина из Бездны не вмешалась, сейчас бы сейлин продолжала крепко спать в подземном зале, а не шастала неизвестно где и с кем за пределами города. И все же ритуал шел своим чередом, гай Светлоликий видел это, раз за разом просматривая сохранившуюся запись. Любоваться тем, как на обнаженной спине девушки наливаются черным цветом магические узоры, он мог долго, однако до вожделенной свободы, которую сулило удачное завершение обряда, оставалось совсем немного времени, а у него еще были кое-какие незаконченные дела.

Ритуал возрождения прошел как нельзя лучше, о чем свидетельствовал орнамент на девичьей коже. Лишенная дара пустышка на глазах превращалась в уникальный сосуд, именуемый сейлин. Поначалу сильнейший сомневался, что хрупкая на вид и глупенькая в силу своего возраста землянка сможет выносить в чреве реинкарнацию истинного древнего, но у судьбы своеобразное чувство юмора. Среди множества достойных невест, попавших в этот дикий мир, до Неронга смогла дойти именно эта. Коричневые завитки вдоль позвоночника Зои постепенно темнели, уплотнялись и будто въедались в кожу, начиная походить на причудливое родимое пятно или очень качественную татуировку, – внутри этой милой с виду девочки зарождалась невероятная новая жизнь и… пробуждалась тьма.

– Скоро снова встретимся, детка. – Светлоликий склонил к плечу голову, отчего его золотые волосы, похожие на упругие жгуты, пришли в движение. Того же цвета губы растянулись в довольной улыбке, а глаза с вертикальными зрачками хищно сверкнули. – Тебя ждет сюрприз. – Поднявшись с трона, он подошел к огромному зеркалу. Где-то с минуту смотрел на сейлин, очерчивая когтистыми пальцами ее изящную фигуру, будто хотел схватить и сжать, но медлил, предвкушая. А потом решительно мазнул рукой по стеклянной поверхности, вызвав легкую рябь. Дождавшись, когда вид спящего «пропуска» из многовековой ловушки сменится собственным отражением, гай задумчиво спросил: – Настало время сбросить маски? – Ресницы моргнули, и золотые очи стали наливаться изумрудной зеленью, а источавшая свет кожа – стремительно бледнеть. – Или, наоборот, надеть?

Часть 1
Паутина кровных уз

Глава 1

Девушки бывают разные: белые, синие, красные…


Черные стволы деревьев росли в паре метров друг от друга, их ветви сплетались, образуя арочный проход, а густая шапка бордовой листвы нависала сверху подобно крыше. Ветер трепал изумрудные кроны соседних растений, но почему-то обходил стороной этих исполинов, выделявшихся посреди леса, как две белые вороны в кругу черных сородичей. Они отличались от окружающего пейзажа не только цветовой гаммой и формой листьев, в них было что-то неестественное, инородное, будто какой-то шутник-волшебник переместил сюда эту ландшафтную композицию из другого мира. Впрочем, почему будто? Слабое мерцание, заметное лишь ночью, заполнило арку, сделав открывающийся через нее вид расплывчатым, а цвета серыми. Но вскоре все вернулось на круги своя. За одним лишь исключением: между неподвижных стволов появился тонкий девичий силуэт.

Шагнув вперед, гостья осмотрелась. Ее огромные синие глаза горели любопытством и решимостью, волосы цвета индиго падали на плечи хрустальным дождем и тихо звякали из-за обилия вплетенных в прическу кристаллов. Прозрачных, красивых, с безупречной огранкой. На сооружение этого «великолепия» девушка потратила уйму времени и средств, но оно того стоило. Тряхнув дорогостоящей шевелюрой, иномирная визитерша расправила складки свадебного наряда и нахмурилась.

– Интересно, какой умник придумал устраивать ворота в лесу? И куда теперь идти прикажете? – недовольно пробормотала она, морща носик. Тонкий палец с острым ногтем насыщенно-синего цвета начертил в воздухе треугольник, который тут же вспыхнул голубым светом и начал медленно вращаться, разрастаясь новыми линиями. В глубине иллюзорной конструкции зажглись объемные цифры и символы, которые создательница некоторое время задумчиво изучала, после чего лениво махнула рукой. Треугольник, к тому времени превратившийся в объемную призму с торчащими во все стороны шипами, послушно растворился в воздухе. – Координаты верны. Уже хорошо. А город можно найти и собственными силами. Не будь я Ырли Вильи Бьянка, если не добьюсь своего! – решительно вздернув подбородок, заявила она первому встречному кусту, с которого поспешно слетела пара перепуганных птиц.

Растение на ее реплику как-то неопределенно прошуршало листьями, за что удостоилось оценивающего взгляда прищуренных глаз, в которых, как в озере, плавали чернильные зрачки. Голубоватые склеры окружали радужку. Цвет ее был настолько ровным и в то же время слегка прозрачным, что казался каплей ультрамариновой краски, разведенной в чистой воде. И все это «художественное разнообразие» обрамляла густая бахрома длинных ресниц. Хлопнув ими пару раз, девушка недобрым словом вспомнила наложенный на лицо макияж и, вздохнув, принялась сплетать пальцы рук в невероятную по своей сложности фигуру.

Длинные, пластичные, увенчанные крепкими ногтями… они, казалось, совершенно не имели костей. Их плавные движения и потрясающая гибкость были нереальны для человеческого тела. Впрочем, на роль человека Ырли никогда и не претендовала. Среди своих сородичей ее считали писаной красавицей, среди других рас, обитающих в мирах Тайлаари, – моэрой. Когда-то давно предки девушки населяли водные пространства, а на суше могли находиться лишь короткое время. Так гласили легенды, проверять достоверность которых никто не стремился. Шли века, тысячелетия… Этот подводный народ в отличие от русалок и вандов постепенно эволюционировал, пока не стал одинаково хорошо себя чувствовать как на морском дне, так и на земле. Жабры, спрятанные за ушами, позволяли моэрам свободно дышать под водой, а податливые кости, эластичная кожа и специфическое строение внутренних органов – справляться с давлением на глубине. В городах и селениях, далеких от больших водных пространств, моэры жили, как и другие расы. Особенно если под боком был бассейн или удобная купальня, где можно поплескаться в моменты ностальгии по родной стихии. Чаще всего синеволосые селились кланами из нескольких родственных семей, которые поддерживали и оберегали друг друга.

Ырли же выпала иная судьба. Сама того не желая, она стала причиной гибели не только своих родных, но и нескольких других кланов, которые перебили друг друга, желая заполучить лейру – уникального по своим способностям мага воды. Этим самым магом и оказалась шестая дочь клана Бьянка. Ее таланты долгое время держались в тайне, но взрывной характер девочки сыграл с ней злую шутку: однажды, прилюдно разозлившись, она не сумела сдержаться, и магия хлынула из нее вместе с бушующими эмоциями, охладив обидчиков ледяным дождем. А потом жизнь стала походить на вереницу сплошных кошмаров. Ее прятали, защищали, похищали, куда-то увозили. Она пыталась сбежать, иногда удачно, но вскоре ее снова ловили и опять от кого-то скрывали.

Самое ужасное, что на протяжении всех этих безумных событий те, кто был рядом, постоянно погибали, а им на смену приходили новые опекуны. Ырли в свои четырнадцать видела столько убийств, что в конечном итоге стала равнодушной к чужой смерти. «Переходящим призом» она попадала из одних рук в другие, и каждый последующий клан, захвативший лейру, норовил дать ей свою фамилию. Голова ее болела от этой сомнительной чести, уста натянуто улыбались новым «родственникам», а память бережно хранила родовое имя. В том, что оно когда-нибудь прогремит на все миры, моэра не сомневалась. Ее не обижали, напротив, с мага воды, рождавшегося раз в двести, а то и в триста-четыреста лет, похитители сдували пылинки, но необъявленная война по-прежнему не прекращалась, пока в эту ситуацию не вмешался орден сильнейших, представителей которого в народе называли «масками».

Бессмертные повелители времени, те, кому принадлежали все переходы между мирами Тайлаари и кого правители отдельных государств иногда вызывали для урегулирования спорных вопросов на подвластной им территории. Сильнейшие были нейтральной силой, их почитали и боялись, а главное, с ними считались. Представители семисот миров, входивших в правящий совет Тайлаари, вражде предпочитали дружбу и сотрудничество с орденом, а порой прибегали и к его помощи. Естественно, не бесплатно. Но никто и представить не мог, какое именно решение примут уважаемые гаи в случае с маленькой лейрой. Они удивили многих, когда забрали себе камень преткновения, из-за которого началась вражда среди кланов моэр. И никто из водного народа не посмел возразить.

Так Ырли Вильи Бьянка, истинная лейра с хорошим магическим потенциалом, слегка поехавшей от пережитого крышей и абсолютно неуправляемым характером очутилась в служанках и по совместительству в ученицах главы ордена – гайи Белоснежной. Именно по этой причине девушка, за последние семь лет подросшая, изрядно похорошевшая и слегка присмиревшая от воспитательных мер наставницы, считала, что в жизни ей повезло. Не просто повезло, а очень-очень! Потому что несколько лет назад довольная успехами подопечной гайя Белоснежная сказала, что в день своего совершеннолетия Ырли сможет пройти испытания сильнейших и в случае удачи стать одной из ордена.

Два месяца назад эта заветная дата настала. Только вместо долгожданных испытаний молодую и амбициозную лейру ожидали праздничный банкет, море дорогих подарков и полные нежности слова наставницы, которая с искренней заботой сообщила, что не позволит своей маленькой Синеглазке погибнуть в погоне за призрачной мечтой. А в переводе на нормальный язык это поэтичное заявление означало, что Ырли Вильи Бьянку никогда не допустят к испытаниям. Еще бы! Ведь запрет наложила сама глава ордена, чтобы ей век бессонницей мучиться! Почему бессонницей? Потому что у высокопоставленной гайи был секрет, точнее призрачный консультант, который являлся к ней во снах и давал мудрые советы. Любознательная ученица узнала тайну хозяйки давно, сама же Белоснежная о такой информированности моэры даже не догадывалась.

«С хранителем она, видите ли, во сне общается, – мрачно думала Ырли, продолжая плести заклинание. – Идет в опочивальню с таким торжественным видом, что аж смешно становится. Старая дева! Лучше бы с нормальным мужиком ночи проводила, среди сильнейших их, между прочим, подавляющее большинство. А она себе из страны грез кавалера нашла. Тоже мне, образец целомудрия под белой маской! Нет бы только над собой издевалась, так ведь и мою девичью честь блюсти вздумала».

Моэра поморщилась, вспомнив, чем заканчивались ее свидания, когда, точно ревнивая мамаша, в самый неподходящий момент на горизонте появлялась закутанная в синий плащ фигура наставницы. Естественно, воздыхателей – независимо от расовой и сословной принадлежности – будто ветром сдувало. А бедной Синеглазке после крайне эмоциональных нотаций и весьма увесистых затрещин приходилось сидеть под домашним арестом и пахать по дому (а он у гайи немаленький!) наравне с обычной прислугой. Обидно! Особенно когда считаешь себя без пяти минут сильнейшей.

– Лгунья! – выпалила Ырли и досадливо закусила накрашенные перламутровым блеском губы. – Обещала ведь, а сама…

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
216 000 книг 
и 35 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно
5