Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рассуждения кота Мура

Рассуждения кота Мура
Бесплатно
Добавить в мои книги
236 уже добавили
Оценка читателей
3.5

«Ни одна книга не нуждается в предисловии так, как эта. Необходимо объяснить, каким удивительным образом она возникла и появилась в свет. Поэтому издатель просит благосклонного читателя непременно прочесть это предисловие.

У издателя есть друг; с ним у него одна душа и одно сердце, и он знает этого друга, как самого себя. Друг сказал ему однажды: “Так как ты, мой милый, напечатал уже много книг и знаешь толк в издателях, тебе не трудно будет найти кого-нибудь их этих храбрых господ, который напечатал бы по твоей рекомендации вещь, написанную молодым автором с блестящим талантом. Займись моим автором. Он этого сто́ит”…»

Лучшие рецензии
Deli
Deli
Оценка:
83

Изучение "Воззрений кота Мурра" на филфаке проникнуто особым романтическим флёром. Гофман вообще считается той гранью, за которой уставшие от бесконечной классики студенты могут прикоснуться к чему-то ещё по-детски увлекательному: немного сказка, немного триллер, слегка фантастика и очень много сюра. Так что обычного в данном случае вопроса "читать или не читать" даже не стоит. Конечно, не все выполняют свои обязательства, но это уже совсем другой вопрос.
В моём же случае всё было очень сложно. Гофмана и немецких романтиков я так или иначе читала с детства и поняла, что оно меня пугает. Вот именно тем самым сюром, который и не сказка, и не фантастика, вообще сложно понять что, а парадоксальностью своей нещадно давит на психику. Потому в рамках учебной программы я обходилась лекциями, а из прочитанного впоследствии понравился только "Крошка Цахес", ибо концентрация бреда оказалась достаточно высока, чтобы проняло даже меня.
"Кота Мурра" же не было даже в планах и не столько потому что это Гофман, сколько потому что это про кота. Будучи на филфаке, наверное, единственным кошконенавистником, я единственная и не включалась в истерию вокруг этого произведения, в то время как других сюжет про антропоморфного животного, пишущего мемуары, привлекал на порядок больше социальной неустроенности в европейских странах прошлых веков.

Потому отношение моё к этой книге и получилось таким двойственным, что я даже не поняла, понравилась она мне или нет. Наверное, следует упомянуть, что сама по себе она не является самостоятельной, а входит в гофмановскую "Крейслериану" - небольшой цикл, состоящий преимущественно из рассказов о жизни и творчестве капельмейстера Иоганнеса Крейслера, талантливого музыканта и композитора, являвшего собой тот высший образец человека, живущего в искусстве и ради искусства, что так интересовал романтиков.
Получив вместо дневников кота настоящую композиционную мозаику, я как-то на удивление быстро втянулась. Книга представляет собой... книгу. Не то чтоб мистификацию, но закос под неё. Якобы в одном немецком издательстве решили напечатать случайно обнаруженную рукопись, автором которой был кот. Вроде как такое поучительное повествование может заинтересовать читателя. Однако, в процессе обнаружилось, что варварское животное использовало для просушки чернил листы из какой-то другой книги, оказавшейся биографией капельмейстера, имевшейся на планете чуть ли не в единственном экземпляре, так что издатель решил не отзывать тираж, а оставить всё как есть в надежде, что биография известного музыканта заинтересует хотя бы его знакомых. Вот и представляет собой книга причудливое чередование эпизодов из жизни кота в хронологическом порядке, эпизодов из жизни капельмейстера в случайном порядке на тех самых макулатурных листах, а иногда и ремарок издателя, очень уж переживающего за манеры автора сей необычной книги.
Правда, эпизоды из жизни кота Мурра сложно воспринимать как программу "Из мира животных". Не надо быть филологом, чтобы понять, что за всеми этими описаниями жизни немецких кошек и собак кроются аллюзии на вполне себе человеческие нравы того времени - и проблемы образования, и заскоки высшего света, и какие-то масонские ложи, и банальная личная жизнь. Мурр - типичный домашний кот, весь такой вальяжный и нарочито утонченный, в лучших традициях считающий людей пищевым придатком, за что мне частенько хотелось его удушить. Благо нервы мои спасали вставки из биографии Крейслера. Это оказалась очень запутанная история, так как и сам капельмейстер - непростой человек со сложной судьбой, и у его наставника, органного мастера Абрагама, на один подлинно известный день приходится десять лет мистификаций, и двор маленького немецкого княжества, где происходит дело, представляет собой подлинную скунскамеру, всё пропитано ложью, загадками и тайнами, интригами, магией и санта-барбарой.
Практически в самом начале, так что это не будет большим спойлером, мы узнаем, что хозяином кота Мурра является сам Иоганнес Крейслер, и смотрим на их жизни через призму жизни другого. Причем, эпизоды зачастую располагаются так, что последующий раскрывает какую-то загадку, упомянутую в предыдущем, потому и рваная история капельмейстера не воспринимается хаотично, а со временем и вовсе начинаешь задаваться вопросом, те ли листы назвали макулатурными. Интриги кошачьего мира подаются как нечто жизнеопределяющее, но смотришь на мир человеческий - и замирает дыхание, потому что реально не понимаешь, где кончается иллюзия и начинается какая-то магия. И есть ли магия вообще, если удельный вес фокусников и шарлатанов здесь просто зашкаливает?
Но самой большой загадкой всё-таки для меня является сам факт наличия в доме Крейслера его собственной биографии. Вообще, странная она какая-то, эта биография. В ней упоминаются сцены и разговоры, которых не мог слышать ни сам капельмейстер, ни случайный свидетель, а непосредственные участники вряд ли стали бы разбалтывать такое какому-то биографу. Так что повсюду тайны: у зверей и у людей, и у издателя, наверное, тоже.

Читать полностью
zhem4uzhinka
zhem4uzhinka
Оценка:
66

Нисколько не умаляя художественной ценности это романа и его значимости в истории литературы, вынуждена с прискорбием признать, что он меня бесит он не доставил мне того эстетического наслаждения, на которое я уповала, приступая к чтению. Короче говоря – не мое.

Объективно – понятно, почему литературоведы особенно выделяют роман в творчестве Гофмана и в истории литературы в принципе. Взять хотя бы структуру романа, две сюжетные линии, чередующие одна другую; каждая часть обрывается буквально на полуслове. Это нас, привычных к постмодернизму, таким уже не особо удивишь, а для начала 19 века – необычно и смело. Романтические идеалы здесь сочетаются с сатирическим обличением реального общества, закрученный сюжет – с не стареющей моралью. Классика.

Но субъективно здесь прямо-таки все шло мне поперек горла. Перестроиться на многословный витиеватый стиль было в принципе нелегко, и постоянные обрывы сюжета и перескакивания с кота на Крейслера и обратно задачу мне не облегчали. То же самое с сюжетом; судя по рецензиям, всем нравится история Крейслера, а линия с котом раздражает из-за его самовосхвалений и многословия. У меня вышло наоборот: сюжетная линия Мурра линейна и проста, поэтому за ней следить было не сложно, а вот в истории Крейслера сам черт ногу сломит, там и персонажей множество, и никто не дает себе труда представить их читателю, и эпизоды перепутаны. Только настроишься и начинаешь разбираться, как «макулатурные листы» заканчиваются и продолжается история Мурра. Сам капельмейстер – слишком уж романтическая фигура, чтобы было легко им проникнуться. Мне в принципе тяжело относиться серьезно к ахам-вздохам романтиков, все время нужно себя одергивать и напоминать, что нет, это герой не паясничает, это он всерьез. Так вот, Крейслер-то был любитель пошутить, и к тому же, он отличался резкими перепадами настроения. Поэтому я то и дело обнаруживала в середине пространного абзаца, что оказывается, шутки кончились еще десять строчек назад, а далее, оказывается, шли действительные глубокие переживания.
Человек ко всему привыкает; в конце концов я тоже, конечно, пообвыклась со слогом, разобралась в сюжетной линии Крейстлера, и мне наконец-то стало интересно, что будет дальше, благо все фигуры были наконец-то расставлены, и сюжет стал развиваться в головокружительном темпе – но тут роман и закончился. Ничем, так как третий том не был написан.

Честно говоря, обидно, что столь любимый многими роман мне настолько не зашел. Но что поделать.

Читать полностью
Maria1994
Maria1994
Оценка:
29

Уф,дочитала. Было нелегко,по причине некоторой витиеватости слога,но довольно интересно (спасибо универской программе - сама не добралась бы). Итак,перед нами - кошачьи мемуары. Но ведь их мог написать и человек - человек небольшого ума и непомерных притязаний. Один из таких,о которых говорит моя любимая польская поговорка:"На злотый амбиции,да на грош амуниции". Мурр выставляет себя гениальнейшим поэтом,талантливейшим прозаиком,проницательнейшим философом и вообще достойнейшим представителем своей породы. И через вот эти постоянные самовосхваления и превознесения себя до небес явственно проглядывает великолепная гофмановская ирония,которой я наслаждалась (при этом задумалась - а не грешу ли я гордыней так же,как этот котик? Хочется верить,что нет). Все похождения Мурра настолько напоминают нашу жизнь,мои дорогие двуногие друзья,что становится ясно,зачем написана эта часть "Воззрений...". Другая же - история Иоганнеса Крейслера - продолжает главную тему в творчестве Гофмана,тему противостояния вольного служителя Искусства и серой действительности. Право же, Зигхарствейлер - ужасное место. О мой добрый Иоганнес! Сколько же пришлось тебе вынести там! И это прежде всего душевные муки,порожденные старым как мир конфликтом идеала и действительности. Ведь при княжеском дворе только и есть хорошего,что Гедвига и Юлия,да еще маэстро Абрагам. Когда я читала о них,то отдыхала от Мурра и его бахвальства. Жаль,что Гофману не удалось завершить "Воззрения...".

Merci pour votre attention!

Читать полностью
Интересные факты
Полное название романа
"Житейские воззрения Кота Мурра вкупе с фрагментами биографии капельмейстера Иоганнеса Крейслера, случайно уцелевшими в макулатурных листах". В оригинале это выглядит так: "Lebens-Ansichten des Katers Murr nebst fragmentarischer Biographie des Kapellmeisters Johannes Kreisler in zufälligen Makulaturblättern".

"Житейские воззрения кота Мурра" как роман-рапсодия
В XIX веке традиционным для романа продолжало считаться хронологически последовательное повествование, преимущественно биографического типа. «Но о столь прекрасном хронологическом порядке нечего и мечтать, — иронически сетует Гофман, — когда в распоряжении несчастного рассказчика имеются лишь сообщенные изустно отдельными крохами сведения…»
Итак, Гофман создает принципиально новый тип романной композиции, которой дает название рапсодической. В такой композиции, «вопреки кажущейся отрывочности, все же некая крепкая нить связует все ее части воедино». Перспективность такой формы в полной мере подтвердилась в литературе XX века.
Рапсодия — музыкальное произведение, написанное в свободном, «импровизационном» стиле. Для рапсодии характерно чередование разнохарактерных эпизодов на народно-песенном материале. Оно словно воссоздаёт исполнение древнегреческого певца-рапсода. В XIX веке этот жанр как раз возрождается под влиянием эстетики романтизма с присущим ей интересом к фольклору.
Крейслер как alter ego Гофмана
Образ Иоганнеса Крейслера был создан в 1810 году — за 9 лет до первой публикации романа — в очерке "Музыкальные страдания капельмейстера Крейслера", который можно считать литературным дебютом Гофмана. Конечно же, он принадлежит к миру энтузиастов, он весь — воплощение представлений автора об "идеальном художнике". Чтобы показать, как огромна и непреодолима пропасть между людьми искусства и филистерами, преданными рутине, все герои произведения изображены с использованием гротеска. Крейслер — герой однозначно положительный, но он подчеркнуто ненормален, подчеркнуто иррационален, непоследователен и неорганизован, словом, никак не предназначен для обывательской жизни.

Кошачье авторство как выражение самоиронии
Образ кота Мурра принципиален и важен для творчества Гофмана: это и травестия образа романтического гения, и способ сатирически оттенить любимого героя Крейслера, истинного романтика и истинного избранника, ведь ученый кот не погнушался использовать листки из дневника музыканта как промокательные.
Читать полностью