Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Стеклянные тела

Слушать
Читайте в приложениях:
76 уже добавило
Оценка читателей
4.33
Написать рецензию
  • takatalvi
    takatalvi
    Оценка:
    34

    Роман с ужасающей концентрацией черноты.

    Еще в «Слабости Виктории Бергман», написанной шведским дуэтом, скрывающимся под именем Эрик Аксл Сунд (Хокан Сундквист и Йеркер Эрикссон), я заметила стремление авторов ввинтить в повествование как можно больше человеческой боли. Психические расстройства, насилие, непонимание, ужасы войны и разложение личности. Больше, казалось бы, уже просто некуда, но, быть может, дело в том, что «Слабость Виктории Бергман» растянулась на три довольно-таки неспешных тома, в которых боль подавали порционно, оставляя время подумать да попредполагать, морально подготовиться, поэтому все воспринималось в рамках разумного. «Стеклянные тела» в этом смысле – совсем иное.

    Прежде всего приятно то, что мы встречаем старых героев. Жанетт Чильберг в долгосрочном отпуске, но ее заменяет ее приятель Йенс Хуртиг. Дело, которое сваливается на него – не из простых в том числе и по личным причинам. Стокгольм захлестнула волна подростковых самоубийств, и всех их объединяет музыка, которую подростки слушали в момент смерти. Музыка депрессивная, конечно, но суть не в этом. Она записана на аудиокассеты (в наше-то время!), отследить ее автора и пути получения – непростая задача. Полицейские подозревают, что кто-то намеренно культивирует и распространяет среди молодежи прелести самоубийства. Хуртиг в некотором ступоре – остановить убийцу – это одно, но самоубийцу? Попробуй. И все же он не собирается это оставлять, и постепенно раскручивает сложный клубок причин и следствий. То, что скрывается в центре этого клубка – ужасает.

    В этой книге просто чудовищная концентрация всех возможных человеческих бед. Во-первых, это истории подростков, истории боли, безысходности и непонимания, порой – пребывания, в таком юном возрасте, на самом дне. Наркотики, алкоголь, беспросветное одиночество, самоистязание. Во-вторых, насилие физическое. В-третьих, насилие моральное. В-четвертых… Да, уже знакомые нам истории – потеря близких, чудовищные страхи, разрушающие изнутри, ужасы воспитания некоторых детей, – но поскольку это все затесалось в один том, не забыв напомнить еще о трагедиях, знакомых читателю по «Слабости Виктории Бергман», роман представляется куда более тяжелым. И менее жутким. Потому что в «Стеклянных телах» все ужасы глубоко социальны. Кстати, учитывая поднявшуюся в России бучу с «Синим китом», книга привалила как нельзя к сроку, так, что подозрительно даже.

    Любопытная черта романа – углубление в искусство, музыку и живопись. Авторам это все знакомо не понаслышке, Хокан занимается и тем, и другим, поэтому описания творческого процесса и полученных результатов читать вдвойне интересно. Правда, посыл по поводу музыки оказался для меня невнятным. Не то чтобы нас предостерегают от прослушивания блэк- и дэт-метала, но все-таки музыка стала инструментарием преступников, и есть риск, что особо впечатлительные бросятся запрещать своим чадам плавать в этих областях. Не надо, уважаемые! Авторы описали ничтожно узкий сегмент этого направления. Ну, а вообще, хотелось бы, конечно, видеть более ясно выраженное мнение коллективного Сунда по этому поводу.

    Не обошлось и без минусов – по сравнению со «Слабостью Виктории Бергман», эта книга куда более «киношная». На вкус и цвет, полагаю, но меня пара вычурных сцен с эпическими фразами и позами несколько огорчила.

    Но в целом «Стеклянные тела» не разочаровали, разве что немного поразили своей умопомрачительной депрессивностью. В воображении я встряхиваю Хокана за плечи (не знаю, почему подозреваю в беспросветном духе романа именно его) и твержу: «Взбодрись, черт тебя дери, все не так плохо!»

    А роман с удовольствием рекомендую к прочтению, правда, учтите, что он не для слабонервных. И если вы не читали «Слабость Виктории Бергман», просто выбросьте все мои сравнения из головы – «Стеклянные тела» можно читать в полном отрыве от нее, они связаны только некоторыми персонажами, на восприятие текста это никак не повлияет.

    Читать полностью
  • ortiga
    ortiga
    Оценка:
    15

    Чёт я как-то разочарована. Ожидала что-то в духе Виктории Бергман, естественно.... получила эту самую Бергман, заезженную и пережёванную.
    Книга затянута, и это при том, что супер-короткие главки, которые я так не люблю, не позволяют толком вчитаться в происходящее. Много персонажей, у каждого обозначена своя геолокация (вот зачем?), все, как водится, с психической и/или физической травмой. Действие скачет, скачет, через какое-то время от чтения просто устаёшь. Ну да, неожиданный маньяк. Но как-то уже пофиг.
    И почему трилогия, если это, по сути, уже законченное произведение?

  • kat_dallas
    kat_dallas
    Оценка:
    14

    По Швеции прокатилась волна самоубийств. Причем одним городом или регионом дело не ограничивается: по всей стране юноши и девушки лишают себя жизни, проявляя ужасающую фантазию по части способа. Всех этих отчаявшихся объединяет одно: старые кассетные плееры с записями некоего "широко известного в своём подъезде" (то бишь, неизвестного широкой публике) исполнителя по имени Голод. Кто же он, этот загадочный любитель устаревших аудио-носителей, создающий саундтреки для самоубийц?
    Возглавляет расследование Йенс Хуртиг, друг которого лично знаком с одной из жертв этой эпидемии суицида. Йенс - толковый сыщик, который довольно быстро делает открытие: самоубийства молодежи - лишь часть общей картины.

    Этот роман тягуче-меланхоличен, некоторые эпизоды безбожно затянуты. Ощущение, будто определенные абзацы авторы писали просто, чтобы что-нибудь написать, поэтому местами получается печальное перемусоливание одного и того же.

    Линий рассказа несколько, повествование то и дело перескакивает с одного персонажа на другого - все они связаны на манер паутины. Главы о самоубийцах, следователях, работниках молодежного центра, Голоде и убийствах - эти эпизоды постепенно складываются в единое полотно, в картину, написанную в серых, черных и красных тонах.

    Атмосфера романа сумрачная, пронизанная мрачняком и безнадегой. Впрочем, учитывая дух предыдущей трилогии авторов "Маленькие слабости Виктории Бергман", ничего другого и не ожидалось. Кстати, в романе фигурируют полицейские (и ещё пара человек), "засветившиеся" в "Маленьких слабостях". Однако, кроме персонажей, истории ничем не связаны.

    История с Голодом изначально казалась такой многообещающей, а в результате - ничего особенного, никакого хитрого подвыверта. А я-то уж нафантазировала чего-нибудь в духе мозговыносящей короткометражки из "Монреальского синдрома" Франка Тилье.

    Детективная сторона, и так-то не особо яркая, просто тонет в тоске и заунывности. Так что роман мне не понравился - ничего интересного.

    Читать полностью
  • Martis
    Martis
    Оценка:
    9
    Меланхолия есть мятеж и отчуждение, и чёрная меланхолия - это глубокое удовольствие от желания умереть.

    Стокгольм потрясла волна жутких подростковых самоубийств. Прослушав кассетную запись с музыкой от исполнителя под псевдонимом Голод, молодые люди лишали себя жизни. Следователь Йенс Хуртиг, который не понаслышке знает, что такое подростковое самоубийство, берется за это дело. Но он даже не подозревает, что здесь все намного глубже, чем может показаться на первый взгляд, и что это дело самым прямым образом связано с убийствами влиятельных людей, начавшихся в Швеции.

    Человек - единственное животное, которое рассматривает своё существование как проблему, которую надо решить.

    Книга "Стеклянные тела" стала первой в трилогии "Меланхолия" от двух авторов, подаривших нам нашумевшую трилогию "Слабость Виктории Бергман". В этот раз за расследование дело берется все то же полицейское управление Стокгольма с уже известными нам персонажами. Только вместо Жаннет Чильберг, заслуженно отдыхающей в отпуске, расследование самоубийств будет вести Йенс Хуртиг, чья сестра также покончила собой несколько лет назад. Повествование в книге будет вестись от лица главных действующих лиц, а интересные диалоги, накал напряжения и сюжетные повороты не заставят себя ждать.

    Я хочу жить, ведь моё желание умереть так сильно, что я хочу наслаждаться этим чувством как можно дольше.

    В "Стеклянных телах" все сделано по законам хорошего скандинавского триллера. Тут и кровавые сцены, и щепетильные темы, поднятые в сюжете, и насилие во всех своих проявлениях - словом, авторы постарались создать мрачную, а порой и пугающую атмосферу. Даже прыгать с крыш и вешаться уже не модно. Подростки в романе выбирают самые изощренные способы самоубийств - сгореть живьем на заправке, удушить себя струной от рояля и все в таком духе. Но авторы не доводят нагнетающую и депрессивную атмосферу до предела. Несмотря ни на что, в романе есть место любви, дружбе и простому человеческому счастью.

    День без надежды. Будни, в которых боль - единственный опорный пункт в переживании "здесь и сейчас" и в которых боль создаёт иллюзию жизни.

    Как таковая детективная составляющая в книге отходит на второй план, а ее место занимают более насущные проблемы. Персонажи в романе спорят о жизни и смерти, размышляют о месте человека в этом мире, вспоминают Бога и Дьявола и задаются вопросами о том, что такое настоящее искусство. Искусство в романе - как отдельная тема, потому что именно через него можно будет прочувствовать персонажей. Каждый из них так или иначе творец - художник, музыкант, писатель. Но через что должен пройти человек, прежде чем создать шедевр? Какие чувства он должен испытать, чтобы в конце концов написать картину или музыку? И таким образом, "Стеклянные тела" превращаются в настоящий психологический триллер, который способен задеть за живое.

    - Ты слишком занят собой. Слишком боишься.
    - В каком смысле боюсь?
    - Ты не осмеливаешься видеть мир таким, какой он есть.

    Стеклянные тела - тела, души, которые в любую минуту готовы разбиться на тысячи осколков. Человеческая жизнь коротка, и разбить ее можно не только прыгнув с высоты на асфальт. Роман заставляет задуматься о своей жизни и многое переосмыслить, он не отпускает читателя ни на секунду и постоянно дергает его за тонкие струны души. Всем любителям хороших детективов и интересных психологических триллеров очень советую прочитать.

    Жизнь - это не игра, пишу я. Это война, победить в которой не удастся, и есть только одно правило: каждый сам за себя, и Бог - против всех.

    Читать полностью
  • Bezzyxo
    Bezzyxo
    Оценка:
    7

    Я ждала эту книгу с момента прочтения трилогии «Слабость Виктории Бергман». И мне показалось, что до Бергман она не дотянула, хотя бы просто потому, что в конце мы все-таки знаем, кто убийца, да и вообще, без традиционных скандинавских педофилов книга не нагоняет столько жути. Но. Это все еще «Сунды», это все еще шикарный скандинавский триллер и это все тот же мрак. И Меланхолия, конечно, по названию трилогии.
    Итак, в романе мы наблюдаем за расследованием череды самоубийств подростков. Очень актуально для России, хотя, безусловно, антураж другой. Авторы старались, конечно, нагнать жути, но это не во всем сработало со мной. Сейчас поясню.
    Я работала со сложными детьми, с детьми, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации, и я видела, как они живут. Это очень страшно, и я не очень хорошо понимаю, как справляется их психика. Даже если ребенка изымают из семьи и отправляют в спец.учреждение, где он находится под защитой, все равно, это в основном забота о его физическом состоянии. О психологическом комфорте у нас заботятся, как правило, только на бумаге. Пожалуй, это самое страшное. Первый год работы я регулярно рыдала над этими детьми, потому что вынести это было слишком тяжело. Именно поэтому книга, в которой даже к самому последнему наркоману относятся со всей возможной человечностью не показалась мне слишком мрачной. «Да, ужас, но не ужас-ужас». Допускаю, что это я такая закаленная (не сказать, выгоренная). В общем, здесь Швеция выглядит все же светлее России.
    Но есть все же НО, о котором надо сказать. Родители, какого черта? Я, безусловно, теоретик, у меня в доме ни одного подростка, но мне все-таки интересно – какого черта родители не смотрят, что происходит с их детьми? Понимаете, это же не какой-то реальный человек приходит и вещает петлю ребенку на шею. Или… ок, я не собираюсь никому подсказывать, как это делается. Но, это же Ваш, блин, ребенок! С которым Вы ежедневно разговариваете, обнимаете его, готовите ему еду и интересуетесь, что нового у него произошло. Думаете, Вам страшно и тяжело, потому что ипотека давит, на отпуск не хватает, а начальник – идиот? Это ему тяжело, потому что гормоны, потому что он меняется, потому что кругом люди, которые его не понимают. Оторвитесь от вечернего шлака по телевизору, отключите «Танчики», поиграйте всей семьей в настолку! Обсудите книги, посадите огород на подоконнике, склейте модель самолета, сгоняйте в парк на велосипедах. В общем, делайте хоть что-то, что в Ваших силах, чтобы ребенок со своими проблемами приходил к Вам. Он Вас очень любит и очень в Вас нуждается. Когда у ребенка есть настоящие родители, то никакие виртуальные Киты ему не страшны.
    Это все. О книге мало, о детях много. Книга хорошая, да, раз в голове возникают такие мысли. Читайте.

    Читать полностью